Игорь Кашкан: "После Минска ЦСКА казался рассадником демократии. А на тренировках я отдыхал"

4 января 2022

Наш герой — один из самых техничных разыгрывающих советского гандбола, победитель молодежного чемпионата мира и еврокубков, чемпион СССР — ведет жизнь размеренную и правильную.

Игорь Кашкан: "После Минска ЦСКА казался рассадником демократии. А на тренировках я просто отдыхал", изображение №1

Сразу после нашей встречи Игорь Кашкан поедет к товарищу по чемпионскому минскому СКА по прозвищу Дед, а уж вместе с ним к еще одному члену той легендарной команды — Рыжему. И там втроем (Кашкан, Александр Мосейкин и Олег Васильченко), следует полагать, предадутся воспоминаниям о насыщенной событиями молодости.

Из этой компании мой собеседник имеет самое яркое портфолио. Потому как успел выиграть еще молодежный чемпионат мира и помочь московскому ЦСКА добыть звание чемпиона страны и пару европейских кубков.

У СКА была армейская традиция подпитывать столичный суперклуб кадрами, и, надо признать, стороны внакладе не оставались. Москвичи получали отличных игроков, минчане — не только квартиры в златоглавой, но и реабилитацию после запредельных тренировочных нагрузок Спартака Мироновича. И еще неизвестно, какой из этих подарков они ценили больше…

— Спартак Петрович любит рассказывать историю, как в семидесятых в чемпионате Минска в поединке двух средних школ — 88-й и 93-й — верх брала последняя со счетом 32:31. Александр Каршакевич забрасывал 32 мяча, а Игорь Кашкан — 31…

— Сказки. Никогда 88-я школа никому не проигрывала. Жаль, сейчас ее нет — переоборудовали в Первомайский отдел внутренних дел, а так там можно было бы открыть музей белорусского гандбола. Потому как из скромного зала вышло столько классных игроков, что хватило бы на несколько команд мастеров. И заслуги в этом Анатолия Ивановича Кабанова — тамошнего учителя физкультуры — ничуть не меньше, чем Мироновича.

Вот смотрите. Валера Богдан. Он немного старше меня, но мы работали в паре. Очень классный разыгрывающий. Выиграл первый чемпионат мира по молодежи, я — второй.

Валерий Богдан. Джинсы, Солженицын, дворник. История несостоявшейся карьеры чемпиона мира среди юниоров

Саша Лоссовик — другой разыгрывающий, о котором много и говорить не стоит, один из самых неординарных за всю историю советского гандбола. Играл потом в ЦСКА и должен был стопроцентно сделать такую же яркую карьеру и в сборной.

Лоссовик-затейник. В свинцовом жилете Спартака

То, что не удалось ему в главной команде страны, получилось у Леши Жука — тоже московского армейца, с которым мы потом вместе играли. Леша был гандболистом тонким, умным, с великолепным опорным броском.

Алексей Жук: "Пас на Каршакевича? Вот уже 40 лет переигрываю ту концовку, просыпаясь в холодном поту"

Отличными игроками были Валик Довбня, Олег Васильченко, Юра Захаров, Вася Сидорик, Вася Рындов, Саша Чехов, Миша Семенков, Коля Жук — список бесконечный.

Владимир Михута, Игорь Кашкан, Олег Васильченко
Владимир Михута, Игорь Кашкан, Олег Васильченко

Из более поздних ребят, конечно, надо выделить Андрея Паращенко — еще одного отличного разыгрывающего, сделавшего после СКА хорошую карьеру в Испании.

Андрей Паращенко: "Об отказе перейти в "Барсу" жалею больше, чем о непопадании на Олимпиаду"

Вспоминаю свои детские годы с удовольствием. Замечательное было время. Две тренировки в нашей школе, три в ШВСМ на обсерватории. Там был шикарный по тем временам зал — не то что в школе, где входная дверь находилась прямо в воротах. Зашел в неудачный момент и тут же получил в голову. И если тренировку в школе еще можно было прогулять, то в ШВСМ — ни за что!

В пятом классе уже деньги зарабатывал — пусть и небольшие. На Комаровку приходила фура с арбузами, а мы уже там. Главное — спрятаться, когда милиционер идет. Все-таки детский труд в СССР не поощрялся. Зато потом домой тащишь огромный, в руках не помещается, арбуз — для семьи и "трешку" в кармане — на личные расходы. Солидно!

Когда по нашей улице Белинского коммуникации прокладывали и разрыли землю, там столько черепов и костей оказалось… Война. Рядом, в Пушкинских казармах, был лагерь для наших военнопленных. Многие умирали, и хоронили их там же, за забором.

В паре остановок еще одна братская могила — уже у Парка Челюскинцев. Перед войной наш район был окраиной города. Кинотеатр, в который сбегали с уроков, назывался характерно — "Партизан". Рядом с ним ресторан "Каменный цветок" — с варьете. Но туда нам, понятно, еще рано было…

Это уже потом, когда в СКА попал, когда с молодежного чемпионата мира в 1979 году вернулись…

— Тот турнир c победой над "югами" в финале выдался феерическим.

— Не скажу, чтобы сборной СССР тогда кто-то оказал особенно упорное сопротивление. По сути, на одной ноге всех обыгрывали. Разве что датчане уперлись да югославы. У нас тогда хорошая командочка подобралась, было кому играть. Каршак в финале набросал, Коля Жуков в воротах чудеса творил. Оба, конечно, уникумы, самородки.

Игорь Кашкан — четвертый справа в нижнем ряду
Игорь Кашкан — четвертый справа в нижнем ряду

Фотоностальгия-6. Золотая "молодежка" Брондбю. Пьедестал поколения звезд

Я Колю потом в ЦСКА застал, он там вконец разбосячился. Мельник все время следил за ним, за всеми его передвижениями. Но толку: Жуков смоется, и неделю-другую нет его. Потом придет, станет в ворота — и все отбивает. Если был в идеальной форме, то ему вообще забросить невозможно. Так станет, боком повернется, мяч сам в него летит. Жаль парня, очень легко к своему таланту относился и рано из жизни ушел…

Первый после бога. Николай Жуков — маршал несостоявшейся победы

— Следует отметить, что в Дании вы забрасывали меньше, чем ваш знаменитый оппонент по детским чемпионатам Минска.

— Так мне Миронович дал установку: "Твое дело не самому забрасывать, а передачами полусредних питать". Хотя, считаю, зря его слушался. Надо было в свой гандбол играть, так, как я его понимал.

"Игорь, смотри, Михута все время лезет обыгрывать, но он полусредний, его надо на чистый бросок выводить. И кому это делать, как не тебе?" Ну ладно. Помню, потом с какого-то тура в Минск на автобусе возвращались. Миронович открыл свою тетрадь с записями и говорит Каршакевичу: "Во, смотри, 60 процентов голевых пасов в команде отдает Кашкан. А это и есть работа разыгрывающего, больше от него ничего не надо".

— Приятно было такое слышать?

— Да когда молодой, вообще ни о чем не думаешь. Отыграли тур и отыграли. Победили на чемпионате мира — ну и хорошо. В то время вообще трудно было представить, чтобы советская сборная заняла второе место. Как такое может быть? Мы ж великие.

— Некоторые из той вашей "молодежки" попали во взрослую сборную и сыграли уже на Олимпиаде-80 в Москве.

— Миронович не был сторонником, чтобы тот же Михута ездил на сборы националки. Там возле него постоянно крутился Предеха — главный тренер ЦСКА. Да и ко мне он интерес проявлял. Я недавно с Вовой разговаривал, и он сказал: "Ну какой же я был идиот — надо было еще в 1980-м из Минска уезжать".

С Владимиром Михутой
С Владимиром Михутой

Как-то в Италии привели с Вовой девочек в номер — приехали играть на Кубок кубков. Начальник команды Валерий Худоба нас выследил. Взял с собой Мироновича и постучался в дверь. Мы, девчонок, конечно, просто так привели, поговорить о жизни.

— Но как, если не знать итальянского?

— Михута с кем хочешь общий язык найдет. Но все же, чтобы не вышло скандала, решили их в шкаф спрятать. Нашли… Миронович: "Что вы творите!" — "Так а мы ничего и не творили..." Тут он и выдал: "Ты, Кашкан, можешь в ЦСКА отправляться, а ты, Михута, в МАИ" (он тогда как раз туда собирался). Так потом и получилось, уехали оба.

Владимир Михута. Часть 1. Стайковский арестант. Кроссовки Ульяны Семеновой. Оброк для Предехи

Владимир Михута. Часть 2. Пивбар в немецком туалете. Уровень бога. Белый халат ловеласа

— Делаю из этого вывод, что главными возмутителями спокойствия в СКА были вы вдвоем.

— Ну уж нет, у нас нарушителей дисциплины хватало. Тот же Каршак не был пай-мальчиком. Это все знают. Но Миронович на его счет всегда молчал.

А тут, представь, мы получили квартиры от клуба в одном подъезде. Левый стояк — Толя Галуза, Михута, я. Правый стояк — Вася Рындов, Валик Довбня и Васька Сидорик.

— Вопросов больше не имею.

— После тура собираться сама судьба велела. Отметить, музыку послушать, потанцевать. Коллектив в нашем СКА был что надо. Да он и сейчас таким остается. Только Жорж (Евгений Сапроненко — прим. БЦ) начал отрываться.

Звонит мне как-то: "Привези бутылку водки". — "Ну ты даешь, Жоржик, что это значит?" — "Да выпить хочу, мочи нет…" Ну, он так и закончит. Никакой тяги к жизни.

В армейской "стенке" (слева направо) Василий Сидорик, Владимир Михута, Евгений Сапроненко, Александр Мосейкин, Игорь Кашкан и Александр Каршакевич
В армейской "стенке" (слева направо) Василий Сидорик, Владимир Михута, Евгений Сапроненко, Александр Мосейкин, Игорь Кашкан и Александр Каршакевич

Рожденный Жоржем пахать не должен! Евгений Сапроненко — тайное оружие минского СКА 80-х

Юрка Шевцов раньше заводной был — огонь. Как-то зимой в Раубичах решили мы с ним с горки для фристайла съехать. Взяли автомобильный коврик, он спереди, я сзади, и помчались. А гора очень крутая, и я уже с первых метров понял, что нам п....

На дороге внизу машины стоят — если бы мы в них врезались, то одним олимпийским чемпионом в стране точно было бы меньше. Но мы, слава богу, проскочили. Зато речку внизу проскочить не удалось… И вот мы, мокрые с ног до головы, стоим, смотрим друг на друга и думаем: ну не дол... ли мы? Но молодость, азарт.

Валика Довбню жалко. Умер после второго инсульта. Встретились как-то у Мироновича на дне рождения. Он с женой, я с женой. Признался, что плохо себя чувствует. А он курил очень много. Говорю: "Так бросай, ты что творишь?" Отвечает: "Нет, пить я не пью, а вот с сигаретами расстаться не могу".

В СКА почти вся команда курила — за редким исключением. Колю Масалкова никогда с сигаретой не видел, да и Шароварова со Свириденко тоже. Юрка Шевцов совсем немного баловался.

— У кого было самое могучее здоровье?

— У Сидорика. Вот же конь был… У любого армейца битухи будь здоров, но Вася даже тут выделялся. Миронович же нас все время через барьеры гонял. А потом извинялся: мол, ребята, простите, что я вам такие нагрузки давал.

— Но результат ведь был.

— Думаю, мы играли бы еще лучше, если бы он нас так не загонял. Раньше как было? У нас своя нагрузка, потом возвращаются из сборной Шевцов с Каршакевичем, и он снова начинает нас гонять. На тур приезжаешь весь выжатый, как лимон. Ни эмоций, ничего. Просто работу выполняешь.

Помню, победили сборной Белоруссии на Молодежных играх. Миронович тогда серьезно заболел. Так мы на тренировках у Бобровича мячик пинали в свое удовольствие, а потом всех раскатали, потому что нас не гоняли, как сидоровых коз.

Так вот, к Сидорику... Защитник он был великолепный, несмотря на невысокий рост. Как вцепится, запросто может кусок мяса рукой из противника вырвать. Или ногу откусить. Но вот пропал, зараза, и не появляется. Никто не знает, где он, что с ним. Я его последний раз лет тридцать тому назад видел…

Мы с Васей как-то вместе на "губу" загремели. У кого-то был день рождения, как раз очередной Кубок СССР взяли. А мы, шесть человек, носимся по подъезду — хи-хи, ха-ха. Но, кроме нас, там еще один подполковник проживал — начальник бассейна СКА. Он и стуканул: мол, гандболисты бухают со страшной силой. Ну какая тебе разница — бухаем мы или нет? Кубок страны — это же повод.

СКА. Игорь Кашкан четвертый справа в нижнем ряду
СКА. Игорь Кашкан четвертый справа в нижнем ряду

— А то!

— А я тогда честный был, как и Вася Сидорик. У нас спрашивают: "Пили?" Мы: "Ну так, чуть-чуть шампанского за успех!" А надо было, как другие, все отрицать. Хороший урок получил, в следующие разы от всего отказывался — не был, не слышал, не участвовал. А тогда пришлось ответить.

Правда, перед отъездом на "губу" мы с Васей успели в магазин сходить, посидели в лесочке — тогда в Уручье еще столько домов не понастроили. На гарнизонную гауптвахту приехали уже теплыми, на такси. Тамошний офицер как нас увидел, так за голову схватился: "Так вы же пьяные!" А мы уже ученые: "Не, мы просто веселые!"

Но нас все равно в отстойник. Мы тут же спать легли. Наутро кино смотрели, там две программы было: в правом решетчатом окне показывали церковь, в левом — город. В одном жизни радуешься, движению красивых девушек по улицам, в другом — серьезнее становишься, о жизни задумываешься.

Меня больше всего замурыжило не само заточение, а то, что мне как прапорщику доверили солдат муштровать на плацу. Я две команды только и знал: "Налево-направо!" и "Шагом марш!".

И вот гоняю я их и слышу, как один солдат другому шепчет: "Вот же волчара, а… Всю жизнь, небось, тут торчит, сам не живет и другим не дает…" Думаю: эх, ребята, не видели вы меня два дня назад…

— К тому времени вы уже должны были стать завсегдатаями "Каменного цветка"…

— Это само собой. А еще на улице Карбышева имелось заведение под названием "Зеленый Луг". Это уже подальше от центра и лишних глаз. Садились на открытой веранде в уголке, и все довольны.

Но Жорж и там успел отличиться. Надел черные очки — с его заточкой и двухметровым ростом это уже провокация, и давай танцевать, ни в чем себе не отказывать. Понятно, сразу приковал к себе всеобщее внимание. Ну а я уже прицепом пошел. Тогда Миронович и решил от меня окончательно избавиться.

Правда, потом он Лоссовику говорил, когда я уже в ЦСКА был: "Играл бы у меня Кашкан, вообще суперкоманда была бы…"

Игорь Кашкан: "После Минска ЦСКА казался рассадником демократии. А на тренировках я просто отдыхал", изображение №7

— Карьера в сборной СССР у вас не сложилась...

— Ну, Евтушенко всегда любил фактурных игроков, я просто разделил судьбу того же Лоссовика и Беренштейна. Кроме того, я и сам в сборную не рвался.

— Так это ж поездки.

— Мне их и в СКА хватало. Да раньше-то и о деньгах особо не думали. Это где-то в 25 спохватываешься: а что я вообще в этой жизни умею?

А когда в ЦСКА уехал в 85-м, то назад в Минск дороги уже не было. Через месяц квартиру дали в Кунцеве. В Минске зарплата была 175 рублей, в Москве — 350. Я как-то в шутку сказал Валерию Мельнику, что неплохо бы уже и на повышение пойти, старшим прапорщиком стать, так мне чуть ли не на следующий день эту звездочку и дали.

— Ну а атмосфера как? Александр Сокол жаловался, что казарма.

— Ну, это кому как. Мне после СКА ЦСКА казался просто рассадником демократии. А тренировки… Просто сказка какая-то! Я на них отдыхал. Все равно как на зарядку выходил. В счастье свое не верил. "Вы всегда так тренируетесь?" — "Ага, а что?"

Помню, сижу в раздевалке, ребята ко мне присматриваются, а Лешка Жук говорит: "Слушай, ну и биток у тебя…" Как будто сам не знает, какие у Мироновича тренировки. Там из кого хочешь атлета слепят.

Скажу так: если бы я в Минске остался, то сейчас был бы инвалидом. У меня и тогда уже ахиллы болели настолько, что утром еле с кровати вставал. Перед тренировкой, правда, расхаживался. Но это же ненормально…

Мельник, конечно, в тренерском плане не ровня Мироновичу, но свое дело знал отлично. Его задачей было держать в узде ту уйму классных игроков, которых собрали в армейский клуб со всех уголков Советского Союза.

Когда выезжали за рубеж, то он собирал игроков и говорил: "Так, пить я разрешаю только двоим — Кашкану и Жукову. Они в любом состоянии сыграют. А для остальных — сухой закон!" Так ребята к нам с Колей на банкете чуть ли не под столом со стаканами подползали, горючее ведь только возле нас стояло.

Жаль, я в 1988-м, когда ЦСКА Кубок европейских чемпионов выиграл, до финала не дожил. Сломался на тренировке аккурат перед полуфиналом. Мениск. Мне его потом зашили. Валерий Иваныч молодец, полгода меня не трогал, сказал, что могу домой поехать — я так и сделал, поковылял на костыльках. Но матч смотрел, ребята молодцы, здорово сыграли. Ну и Коля потянул, конечно...

Забытый триумф. Три десятка лет назад ЦСКА выиграл Кубок чемпионов

Коллектив в ЦСКА мне нравился. Веселый, дружный. Один Ленька Беренштейн чего стоил. Мы с ним на ипподром ходили, на лошадей ставили. Но так, без фанатизма. Хотя он заводной. Помню, зашли в ресторан "Фестивальный", и Леню там кто-то задел. Я опомниться не успел, как он в драку полез — первым же ударом человека на стол опрокинул. Запорожская школа.

Игорь Кашкан: "После Минска ЦСКА казался рассадником демократии. А на тренировках я просто отдыхал", изображение №8

Тамошние ребята мне всегда нравились. Нормальные, веселые. Но разгильдяи. Семену Полонскому их бы пожестче в руках держать, вообще суперкоманда была бы.

Семен Полонский: "У меня один серьезный недостаток. Я слишком честный. Не давал воровать"

Такие же и грузины были, тоже всегда на "расслабоне". Когда Михута в Тбилиси уехал играть, то ему Мельник сказал: "Вова, я тебя через год заберу. Просто надо паузу взять, а иначе Минск меня живьем сожрет". Правильно, он ведь, кроме меня, еще и Юрку Захарова забрал. Михуту третьим — перебор. Но Вову Тбилиси затянул. Наобещали ему там всего, жаль, не дали только потом ничего. Ну, он отказался, и Мельник тогда тоже о Михуте перестал думать, а так бы еще и в Москве вместе сыграли бы.

Хотя Вова был из тех гандболистов, которым только такой тренер, как Миронович, и нужен. Нет в нем этой врожденной жилки, как, собственно, у большинства полусредних. Там рост и сила заменяют умение. Каршакевичем или Беренштейном ведь еще и родиться надо.

— Если бы Михута перешел в ЦСКА, то команда окончательно вошла бы в историю. Что ни игрок, то легенда.

— Полюбил я эту команду за демократию. Хочешь — тренируйся, не хочешь — тоже не смертельно. В Москве легкоатлетический манеж здоровый, не то что у нас, есть где спрятаться.

Забежим с Леней за угол, посидим. Потом я голову высуну: "Так, последний круг пошел, побежали…" Поэтому на туры чемпионата Союза мы всегда свежими приезжали. Это тебе не Минск, Миронович даже между играми умудрялся тренировки устраивать.

Ну, это невыносимо — все время под нагрузкой быть. Когда в теле легкость, то кто тебя остановит? Сейчас смотрю, как люди играют против защиты 3-3, она многих прямо в ступор вводит из-за того, что ломает стереотип.

Но это же счастье, когда на тебя защитник еще на девяти метрах выходит, а вокруг него никого. Накручивай парня, отдавай в линию и кури бамбук. Тут и комбинации никакие не нужны.

Вот как мы у Мироновича делали. Каршакевич атакует, должен "полчеловека" лишнего забрать. Михута набегает — еще "полчеловека". Я, выходит, должен уже двоих утащить. А дальше просто полусредний и угловой уже между собой разберутся, кому завершать. Вот и вся комбинация, гораздо эффективнее всех этих забеганий друг за друга, которые мы сейчас видим в каждом матче.

Гандболисты перестали обыгрывать друг друга, мне кажется, их просто этому не учат. У нас в СКА как было? Ставят две фишки на расстоянии двух метров — как в игре. И попробуй на этом промежутке обыграть защитника.

Игорь Кашкан: "После Минска ЦСКА казался рассадником демократии. А на тренировках я просто отдыхал", изображение №9

Делились на команды по два человека. Менялись по очереди. Так нас с Васей Сидориком никто обыграть не мог. Особенно Васю. Я с Мироновичем даже спорил, сколько раз Костя Шароваров Сидорика накрутит. Я сказал, что ни разу из десяти попыток. Тот отвечает: "Не может быть, Костя шустрый!" Это да, убежит — вообще хрен догонишь. Но я-то Васю знаю, он и так из одних мышц состоит, а если упрется, то вообще непроходим.

Я тоже неплохо защищался. Олег Гагин ничего не мог со мной поделать — а он здоровый малый. Колобок (Владимир Кравцов — прим. БЦ) такой же, пыхтит, злится, а сделать ничего не может. Я ж говорю, мы натасканы были, как собаки.

Миронович, конечно, великий тренер, но знаешь... Вот мы ушли, закончилась советская страна, и где успехи его команд? А может, ему потом уже и не так надо было, как молодому когда-то. У тренеров ведь, как и у игроков, тоже есть время, когда в лучшей форме находишься.

— Давно заметил, что в ностальгических интервью герои лучше всего вспоминают не великие матчи, а веселые случаи из спортивной жизни.

— Поехали мы как-то с ЦСКА в Сирию. Летели через Берлин. Что везти? Тема была пробита: понабирали бутс футбольных, велосипедных шлемов, велоперчаток — какой-то спортивно-товарный уклон тогда образовался.

Мельник предупредил: "В аэропорту все в разные стороны, чтобы таможня не прочухала, что мы одна команда". И все неплохо шло, пока мы не начали скапливаться на сдаче багажа. Здоровенные мужики под два метра ростом. И тут их осенило: елки, да это ж одна команда!

Начали всех тщательно осматривать. Игорь Власкин — два метра, а в багаже пять пар бутс 36 размера. "Зачем вам бутсы?" — "Так там же на песке играть придется. Сирия…"

Игорь Власкин третий слева
Игорь Власкин третий слева

Таможенники, конечно, все понимали и на прощание нам мрачно пообещали, что на обратном пути вытряхнут все, что будем везти.

А меня Мельник взял туда туристом — как раз после операции, с палочкой. И Саня Сокол ломается после первой тренировки. Когда команда уехала на следующую игру, мы, понятно, на рынок похромали — посмотреть, что идет. Вывод неутешительный: ни черта там бизнеса не получится. И приняли мы с ним единственно верное решение — скупить у ребят весь запас водки. Для лучшей сохранности.

Так и сделали. Полтора ящика затащили в номер. Потом, правда, Мельник сообразил, что лучше нас в номере не оставлять, а брать с собой на тренировку, чтобы на глазах были. А что, хорошие воспоминания — плескаешься в бассейне и смотришь, как ребята бегают…

— Жаль, что отбить поездку не удалось.

— А кто сказал, что не удалось? Лучшие умы думали над этим вопросом целыми днями. Мы что, с сирийцами в гандбол приехали играть или благосостояние советского человека поднимать?

Мельник, надо отдать ему должное, в бизнесе лучше всех ориентировался. Нашел где-то материал хороший, прикинул, как он в Москве пойдет и вынес вердикт: "Можно брать!" Но для того нам надо было наличку вернуть, в водку вложенную. Пришлось обратно продавать ее ребятам — уже по более высокой цене, чтобы нам на 500 метров ткани хватило.

— А таможня?

— Мы все оставили в Берлине, прямо на вокзале. А потом ребята из группы войск забрали наши чемоданы и привезли в Москву. Таможенники, как нас увидели, руки начали потирать, но в сумках, кроме спортивной формы, ничего и не было больше. "Мы же честь страны ездили защищать, а вы что подумали?"

Но лучшей с точки зрения коммерции была поездка в Швейцарию. Опять же это мы любители, а Валерий Иванович — профессионал. Аккуратно записал, у кого сколько спиртного, икорочки, забрал, все где-то сдал и нам денежку выписал. Да еще на прощальный банкет привел с собой директора адидасовского магазина. В этом и была его ошибка.

Тот подвыпил и воспылал особенной дружбой к советским спортсменам: "Ребята, поехали. Каждому по спортивному костюму подарю!" Предложение, понятно, было принято на ура.

Открыл магазин, началась примерка. Ну а потом как-то само собой, как в той сказке про суп из топора, у нас, кроме костюмов, оказалась еще куча другой полезной экипировки — в отель каждый привез по плотно набитой спортивной сумке.

На следующий день Мельник с самого утра в дверь ломится: "Что ж вы, гады, сделали, напоили иностранца и весь магазин вынесли?" Отчитал нас по полной программе, потом говорит: "Ладно, ну хотя бы по 100 франков скиньтесь в счет моральной компенсации ему…" Душа-человек.

Игорь Кашкан: "После Минска ЦСКА казался рассадником демократии. А на тренировках я просто отдыхал", изображение №11

— Эх, умеете вы красиво о прошедших годах рассказать. И даже ни на что не жалуетесь.

— Так я своей жизнью вполне доволен. Есть дом, машина, жена. Дети, внуки... Бизнес небольшой тоже имеется. Регулярно получаю с него дивиденды. С ребятами встречаюсь, не забываем друг друга. Перезваниваюсь с теми, с кем так просто не встретишься. Саше Соколу наберу в Запорожье, Лене Беренштейну в Штаты. Неплохо себя чувствуют, особенно Леня. Он всегда в движении. Ну а чтобы с народом общаться, пошел еще охранником в институт работать.

Там молодежи много. Но девчонок таких красивых, как в моей молодости, уже нет. Поделился со сменщиком-одногодкой своими размышлениями на этот счет. Тот согласился. Тоже не знает, почему такая штука случилась. Поуезжали они все за последний год, что ли…

Фото: Александр Шичко, пресс-служба СКА

Лента новостей
© 2022 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»