Шаг отчаяния. Спасение от сурового режима или шанс устроить жизнь — зачем гандболистки совершают побег?

21 декабря 2021

К увеличению количества команд, бомбардирским рекордам и другим цифрам прошедшего ЧМ-2021 можно добавить число 5 — именно столько игроков сбежали из своих сборных во время турнира.

ЧМ-2021. Колода Крюмбольца, камбэк Хергейрссона, слезы Рейнхардт... Семь главных впечатлений турнира

ЧМ-2021. Пять проблем, которые портят впечатление о турнире и с которыми надо что-то делать

Нет сомнений, что гандбольные поклонники по всему миру, наблюдая за завершившимся на днях планетарным первенством, были бы только рады, узнай об их любимой игре как можно больше людей. За прошедшие соревновательные дни отчасти так и вышло: про испанский турнир рассказали даже Voice of America и Nasdaq, а отдельные информационные сообщения были опубликованы СМИ практически каждой страны. Правда, поводом для этого гандбол послужил лишь косвенно.

Шаг отчаяния. Спасение от сурового режима или шанс устроить жизнь — зачем гандболистки совершают побег?, изображение №1

На чемпионате мира-2021 произошли сразу две истории, о которых без преувеличения заговорил весь мир. 9 декабря из отеля в Валенсии пропали гандболистки сборной Камеруна Апполин Абина Экобена, Жасмин Йотчум, Амели Мвуа и Жодель Маджуфанг. Через несколько дней бегство совершила опытная полусредняя сборной Ирана Шагайе Бапири.

…Известно достаточно историй касательно "самоволок" спортсменов во время крупных соревнований, и далеко не все они происходили в ходе холодной войны или прочих растянутых во времени политических противостояний. К примеру, этим летом на Олимпиаде в Токио тяжелоатлет из Уганды Юлиус Ссекитолеко сбежал из гостиницы, оставив записку с заявлением о нежелании возвращаться домой. Однако вернуться пришлось довольно быстро, причем в наручниках, — Ссекитолеко депортировали.

Несмотря на опасность высылки на родину, африканские и, в частности, камерунские спортсмены идут на подобный шаг чаще других: на Играх-2012 политическое убежище в Великобритании запросили сразу семь атлетов, представляющих страну на западе Черного континента. На прошедшем чемпионате мира по гандболу количество камерунских "дезертиров" увеличилось за счет четырех игроков женской сборной.

Утром 9 декабря Апполин Абина Экобена, Жасмин Йотчум, Амели Мвуа и Жодель Маджуфанг не явились на тестирование на COVID-19. По словам представителей команды, девушек не видели с предыдущего вечера.

Полиция, прибывшая после обращения членов делегации, сразу же отмела версию преступления. Вариант с похищением не рассматривался, так как гандболистки пропали из отеля вместе с личными вещами, хотя есть сведения, что документы они оставили. Сообщается, что последний раз их видели вечером накануне тестирования, когда они садились в такси неподалеку от гостиницы.

Шаг отчаяния. Спасение от сурового режима или шанс устроить жизнь — зачем гандболистки совершают побег?, изображение №2

Среди пропавших камерунок две девушки — Экобена и Мвуа — до нынешнего чемпионата мира приняли участие лишь в четырех официальных матчах сборной каждая. Их подруги по команде Йочум и Маджуфанг более опытны: в активе линейной Жасмин 54 встречи, у Жодель — 37.

В последних сводках представители полиции предположили, что спортсменки могли связаться с родственниками, проживающими в Европе. Но точных сведений об этом нет. О местонахождении и судьбе квартета гандболисток до сих пор ничего неизвестно. Пока у них есть действующие испанские визы, девушки могут свободно перемещаться в пределах Евросоюза. Потом камерунки должны запросить политическое убежище, предоставив для этого основания, или вернуться домой.

Второй случай побега из расположения национальной команды прямо по ходу турнира вышел более резонансным. Иранка Шагайе Бапири по следам происшествия сама записала видеообращение, а также не отказывается от общения с журналистами. Мотивом, побудившим ее к решительным действиям, стала невозможность продолжать карьеру на родине.

Команда Ирана покинула Валенсию 16 декабря, а Бапири успела сбежать из расположения сборной днем ранее. Девушка сразу же заявила о желании получить политическое убежище в Испании. Шагайе — лидер сборной Ирана и местного клуба "Сепахан", который финансируется правительством страны.

Шаг отчаяния. Спасение от сурового режима или шанс устроить жизнь — зачем гандболистки совершают побег?, изображение №3

Родные Бапири принадлежат суннитскому мусульманскому меньшинству и по происхождению являются курдами. Оставшись в Испании, девушка рассказала о дискриминации, с которой сталкивалась всю жизнь.

"Если вы курд и суннит, в Иране к вам относятся особенно. Вас постоянно высмеивают за то, что вы суннит. Больше не могу это выносить. Я человек", — заявила Шагайе.

Но таким нетривиальным образом Бапири решила остаться в Европе не только по причине притеснений на религиозной или этнической почве. В своем заявлении 30-летняя гандболистка рассказала, что в стране оказывается серьезное давление на женский спорт. Представители Федерации гандбола Ирана незадолго до турнира подвергли ее критике за "лайк" записи в одной из социальных сетей, где выражалось недовольство формой национальной команды.

Спортивные чиновники требуют обязательного ношения хиджаба во время матча, но Шагайе считает, что это мешает ей выступать на должном уровне. В стартовом поединке ЧМ-2021 против команды Румынии соперница стянула головной убор Бапири. За это на Шагайе сразу после финальной сирены грубо накричал человек из федерации, утверждая, что гандболистка не должна была этого допустить.

Президент иранской федерации Алиреза Пакдель, находившийся на чемпионате, после демарша Бапири даже не попытался уладить конфликт. Напротив, он заявил, что из-за действий гандболистки другие иранские спортсмены рискуют не отправиться на международные соревнования.

Шаг отчаяния. Спасение от сурового режима или шанс устроить жизнь — зачем гандболистки совершают побег?, изображение №4

Впечатляет, что такое очевидное обвинение жертвы и вопиющее пренебрежение правами женщин происходит на турнире, одной из составляющих промо-кампании которого было воспевание женского спорта…

Однако на смелое решение Шагайе не повлиял даже страх последствий, которые ощутимо ударят по ее семье. Иранский спортсмен, который отправляется на зарубежные старты, обязан внести сумму в 15 миллиардов иранских реалов (около 35 тысяч долларов) в качестве залога и своеобразной гарантии того, что вернется домой. Бапири убеждена: если бы такой практики не было, атлеты из Ирана массово бежали бы из страны.

Даже несмотря на финансовые препятствия, побеги случаются, причем до крайности доведены именно иранские девушки. В 2010 году резонансно сбежала представительница академической гребли Мина Ализаде, ее однофамилица и первая в стране олимпийская чемпионка Кимия Ализаде покинула родину в 2020-м. Теперь прославленная тхэквондистка борется за права угнетенных женщин, проживая в Германии. Семьи обеих спортсменок остаются в Иране.

Примкнувшая к ним Бапири заявила, что планирует продолжить образование и спортивную карьеру, не жалеет о своем поступке и рада, что больше не будет объектом преследования со стороны иранских спортивных функционеров.

Фото: facebook.com/shaghayegh.bp.77, marca.com, sportnewsafrica.com, rt.com, tehrantimes.com.

Лента новостей
© 2022 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»