"Меня все время называют украинцем. Но я русский". Интервью с тренером золотых венгерских "молодежек"

5 марта 2021

Скаламбурив, фамилию Владимира Головина можно передать и так — Голоwin. Ведь уроженец Одессы "взломал" молодежный гандбол, приведя сборные Венгрии к победам на ЧМ-2018 и ЧЕ-2019.

"Меня все время называют украинцем. Но я русский". Интервью с тренером золотых венгерских "молодежек", изображение №1

— В Венгрии сейчас много разговоров об олимпийской квалификации?

— Много. Две предыдущие Олимпиады женская сборная пропустила. Самое главное — участие в Токио. Об этом много пишут, много говорят. В этой стране очень любят гандбол.

— О сборной России как об одном из соперников тоже говорят?

— Да. Хотя про нее много говорить не надо. Все прекрасно понимают, что это одна из сильнейших команд мира. Конечно, мы знаем и о повреждениях, и о тренерских перестановках. Но травмированным есть замены. Интересно, что покажет сейчас в Лиге чемпионов Анна Вяхирева.

— Кто, на ваш взгляд, завоюет две путевки от группы 2?

— Этот год очень странный. Скажем, на чемпионате Европы подарок своим болельщикам преподнесла сборная Хорватии. Но я почти на сто процентов уверен, что это будут россиянки и венгерки.

— Разведка донесла, что вы остаетесь в МТК, но покинули пост главного тренера молодежной сборной Венгрии. Это связано с отменой чемпионата мира в категории U-20?

— Если бы турнир состоялся, контракт был бы продлен. Но дело в другом: здесь поменялась политика в детском гандболе. Хотят сделать так, чтобы тренер, начинающий работать с определенным возрастом, доводил его до конца. Мне предложили пойти в команду девушек 2004-2005 годов рождения. Но я их не знаю. Мне кажется, эта задача несовместима с работой в клубе высшей лиги.

— Чего сейчас больше: грусти от потери чего-то важного? Или радости, что будет больше свободного времени?

— Второе. В свое время я поменял в этой сборной Яноша Хайду. Проработал пять месяцев, а потом еще два года. Как правило, был занят все лето. Заканчивается чемпионат Венгрии — начинается подготовка к чемпионату мира или Европы. Три последних года отпуска, по сути, не было. Хочется поехать в нашу сторону — в Минск, Одессу, навестить родственников, отдохнуть...

Поверьте, тренировать в таком темпе не так просто. Хотя было и хорошо, тем более работа подтверждалась результатом. Но все же совмещать трудно и проблематично. К тому же я папа. У нас с Леной двое детей: одному ребенку два и два, второму — восемь месяцев. Им надо уделять внимание.

"Меня все время называют украинцем. Но я русский". Интервью с тренером золотых венгерских "молодежек", изображение №2

Видно, так оно и должно было сложиться. Теперь у меня одна задача — МТК. А там посмотрим, что принесет время.

— Супруга Елена Абрамович довольна, что теперь у вас одна работа?

Елена Абрамович: "Не думать о плохом!" Вратарская заповедь как девиз жизни

— Да. Но она уже и сама ждет, когда сможет пойти работать. Два с половиной года сидит с детьми. Уже хочется поработать с вратарями. В этом сезоне — еще навряд ли. Но, надеемся, в следующем она окажется рядом со мной. Уверен, это будет очень большая помощь. Пока мои вратари чуть-чуть нестабильны.

Когда Лена уже закончила с гандболом, а у нас все было совсем плохо, она полгода поиграла и в моей команде. При ней в воротах из 20 очков мы взяли 17. Правда, у нее уже все болело. Мы остались в высшей лиге, и Лена сказала: больше я в ворота не стану.

"Меня все время называют украинцем. Но я русский". Интервью с тренером золотых венгерских "молодежек", изображение №3

— Вы ведь вполне могли ожидать сейчас олимпийский отбор с другими чувствами и в другом статусе. Насколько были близки к тому, чтобы возглавить национальную сборную Венгрии?

— По большому счету, это все сплетни. Да, в Венгрии многие считают, что мне надо быть тренером главной команды. Но с федерацией об этом никогда не было разговоров. Считается, что я еще молодой специалист.

Большинство тренеров работают в гандболе для того, чтобы когда-нибудь возглавить национальную команду. Это самое главное. С этой точки зрения счастлив, что меня заметили, что я работал с молодежными сборными. Понимаю, что это не национальные команды. Но я уже знаю, как проходят чемпионаты мира и Европы, как распределять нагрузки.

Посмотрим, может, когда-нибудь окажусь на этой позиции. Конечно, в большинстве своем тренеры в таких случаях говорят "да". Но у меня в этом плане есть одна проблема. В Венгрии хотят, чтобы тренер занимался только национальной сборной. Но, мне кажется, это не совсем хорошо.

Недавно здесь работал Ким Расмуссен, который в течение четырех лет тренировал только сборную. И, мне кажется, он потерял опыт. Очень много решений надо принимать именно во время матчей, причем моментально. А если в году у тебя 11-12 встреч, думаю, это умение как-то притупляется.

В России Леха Алексеев ведь тоже возглавляет и сборную, и клуб. Расмуссен два раза играл со сборной Польши в полуфиналах чемпионата мира, побеждал в Лиге чемпионов. Это действительно хороший тренер. Но почему-то в последнее время его карьера складывается неудачно. Поэтому мне и кажется, что тренеру нужно не только заниматься сборной, но и накапливать опыт в своем чемпионате.

— Но ведь здесь тоже есть риск. Как говорят, можно погнаться за двумя зайцами и не поймать ни одного.

— Это интересный вопрос. Но давайте возьмем Евгения Трефилова. Он, скажем так, гнался за двумя зайцами и выигрывал и там, и здесь. Наверное, все зависит от человека. Проще распределять нагрузку, зная ее. Я поработал с юниорской сборной. И она занимает гораздо больше времени, чем национальная.

"Меня все время называют украинцем. Но я русский". Интервью с тренером золотых венгерских "молодежек", изображение №4

Мне кажется, это совместимо. Мое мнение: так лучше. В этом быстром гандболе тренеру надо так же быстро принимать решения в критических ситуациях. Это не футбол.

— В будущем вы хотели бы тренировать именно сборную Венгрии? Или в теории вам интересна работа и в другой национальной команде — например, российской?

— Ха-ха! Я когда-то говорил, что хочу выиграть Олимпиаду. Гандболом начал заниматься именно тогда, когда советские сборные побеждали на Играх. Понимаю, что со сборной Венгрии сделать это сейчас не так просто. Конечно, команда может показать суперрезультат. Но объективно это примерно десятая сборная в мире. При других раскладах — восьмая или двенадцатая.

Пока я об этом не задумывался. Вряд ли нахожусь на том уровне, чтобы меня пытались заполучить другие страны. В Венгрии меня знают. А я знаю венгров лучше, чем они себя. Потому что все прошел сам, видел, как они развивались.

— Вам когда-нибудь предлагали поработать на постсоветском пространстве?

— Однажды было предложение из сборной Казахстана. Но звали не меня, а Яноша Хайду. Он тогда спросил, поехал ли бы я с ним. У меня есть знание языка, в какой-то степени — культуры. Это было давненько. Если бы Хайду возглавил команду, наверное, и я согласился бы.

Поверьте, знаю, что сборные — это совсем другое. Для этого надо учиться — как когда-то я долго учился у Габора Элека, чтобы стать тренером высшей лиги. На уровне сборных опыт работы помощником тоже пригодился бы.

— С Габором Элеком вы ведь еще успели вместе поиграть?

— Да. Мы играли и вместе, и друг против друга. Но это была уже не высшая лига, а вторая. Параллельно тренировали и играли. Два года выступали, когда вместе работали в "Ференцвароше". Он — старший тренер, я — тренер дубля и второй. Габор был хорошим гандболистом, с мозгами. Именно что игрок. Тем более леворукий. Но он в основном атаковал. В том гандболе еще было время меняться. Как тренер Габор, конечно, тоже хорош.

С Габором Элеком
С Габором Элеком

— В какой мере вы остались одесситом? А в какой уже венгр?

— В Венгрии живу уже очень давно, с 1992 года. И, поверьте, место проживания тебя меняет. Но все равно я остался и одесситом тоже.

Хотя читаю тексты, даже на вашем сайте, и вижу, что меня все время подписывают как украинца. Но на самом деле я не чувствую себя им. Я русский. Когда Советский Союз распался, все взяли паспорта той территории, где родились или прописаны. На основании этого я получил украинское гражданство. Хотя мой отец русский. И по свидетельству о рождении я тоже русский.

Интересно, что это очень помогает в Венгрии.

— В каком плане?

— У меня совсем другие понятия, не такие, как у венгров. Этим понятиям учили еще в Советском Союзе. Нам давали по шапке. Я этим не занимаюсь. Но пытаюсь привить тот, наш, менталитет. Если хочешь играть в гандбол, тебе надо разорваться на десять частей.

Сейчас детей мало — все за ними бегают. А раньше было пять разыгрывающих, и играл лучший. Где-то расслабился — уже не выходишь на площадку. Объяснял это и в клубе, и в юниорской сборной. Может быть плохой день. Но плохой не может быть неделя. Этот менталитет мне сильно помогает.

— Есть ли у вас украинское либо российское гражданство?

— Есть — украинское. Я прописан в Одессе. У меня там отец. По бумагам я живу в этом городе. Когда-то читал, что Путин дал возможность рожденным на территории СССР просить российское гражданство. Мне даже пришла в голове такая мысль. Правда, этим не занимался. Вряд ли дадут гражданство, учитывая, что у меня нет ни прописки, ни черта.

"Меня все время называют украинцем. Но я русский". Интервью с тренером золотых венгерских "молодежек", изображение №6

— Из Одессы в Москву — в МАИ — вы переехали в 17 лет. Чем было вызвано то решение?

— Желанием развиваться. Мог бы остаться в Одессе. Там был СКА (Тирасполь). Но это команда такого уровня: в один год вышла в высшую лигу — в другой вылетела... Чтобы подняться на ступеньку выше, нужно было попасть в клуб, который стабильно участвовал в "вышке". Мой одесский тренер Вадим Михайлович Родионов сказал: если хочешь играть, надо ехать. А играть я хотел.

До этого из Одессы в Москву перебрался Олег Минин, который на три года старше меня. Он сейчас работает вторым тренером в девичьей сборной России. С его помощью я и оказался в Москве. Мне сказали: дубль, авиационный институт, а там посмотрим. Нас приехало трое. Но я единственный, кто продолжает заниматься гандболом.

Да, в МАИ тогда были не лучшие времена. Но все равно там выступали очень хорошие игроки. Учатся ведь не только у тренеров, но и у гандболистов. Сильно помог основной разыгрывающий Сережа Романов. Только хорошее могу сказать о МАИ. Мне очень много дали Юрий Климов, Николай Чигарев, Владимир Кравцов, Виктор Махорин... Замечательные тренеры.

— Уехать в Венгрию вам помог Валерий Мельник?

— Да, я отправился через него. Но когда мы приехали, его уже не было в Веспреме. Он перебрался в Германию. Тогда не только я приехал в Комло — нас было семь человек. Среди них, если не ошибаюсь, и Леха Алексеев. Мы проводили тренировки, играли товарищеские матчи. А потом нас распределили по клубам.

Неизвестный Алексеев. Играл в Катаре, работал на ТВ с Соловьевым и Парфеновым, воспитывает четырех детей

— Вы рассказывали, что Венгрия изначально казалась вам временным пунктом. План был — попасть в бундеслигу. Однако помешала травма.

— В то время все хотели уехать в Германию. Но получилось попасть в Венгрию. Провел год, потом подписал контракт еще на сезон. И менеджер Герд Бутцек вроде как нашел команду в Германии. Но я сломал кость руки. Надо было оперироваться. Спустя время здесь предложили двухлетний контракт, который я подписал.

"Меня все время называют украинцем. Но я русский". Интервью с тренером золотых венгерских "молодежек", изображение №7

А дальше понеслось одно за другим. Но все равно был расчет: играю за границей и в какой-то момент возвращаюсь домой. Однако решение переиграл. В 2006-м получил венгерское гражданство.

— Все, кто приезжают в Венгрию, удивляются, как можно выучить местный язык. Вы же освоили его довольно быстро.

— Если хочешь говорить, надо слушать. Хочешь писать, надо читать. Меня раздражало, что в раздевалке ничего не мог понять. В Сольноке тогда со мной играл Игорь Семенов. Он, как мог, мне переводил. Но через год уже я ему переводил.

Не только я ведь выучил язык. Николай Кавешников тоже быстро освоил. Я ему тогда даже завидовал. Первые четыре месяца у меня был преподаватель, который учил алфавиту. Тренер Дьюла Жига говорил: тебе надо не алфавит знать, а разговаривать. Плюс помогло, что пару человек в команде учили русский в школе.

Когда оканчивал здесь университет, высшую школу тренеров, пришлось уже труднее. Надо было читать и писать по-венгерски. Но если человек захочет, он все может сделать. Главное — желание и уверенность в себе.

— Какое-то время в Венгрии вы работали в службе доставки и туристическом агентстве...

— Зарплаты были не такими хорошими, как вы думаете. Чтобы содержать семью, нужно было подрабатывать. Я занимался развозом питания. В три часа ночи вставал, в четыре приезжал, загружался, развозил и в десять уже заканчивал. Впереди был целый день. Параллельно еще играл и тренировал. Но это продлилось две недели. Трудно не спать ночами.

А потом, когда уже заканчивал играть, работал в большой туристической организации "Тысяча дорог". Но туризм — это тоже не мое.

Пробовал переводить. Пришел в одну организацию, рассказал, что знаю русский. Но оказалось, что мало владеть русским и венгерским. Там был технический перевод. Обработка одной страницы занимала столько времени, что можно было сойти с ума. И денег это не приносило, даже минимальных. Поэтому тоже долго этим не занимался.

"Меня все время называют украинцем. Но я русский". Интервью с тренером золотых венгерских "молодежек", изображение №8

А потом совершенно случайно появилась тренерская работа. Просто "поперло". У клуба "Сасхаломбаттаи", в котором я выступал как игрок, закончились деньги. До такой степени, что он не мог платить даже тренерам молодежных команд. Спросили: поможешь? Ответил: помогу. Тренерские документы у меня были. Начал заниматься с пацанами. А потом позвонил друг, который работал с женщинами в третьей лиге, и задал тот же вопрос. Зацепило, и так я остался в гандболе.

— Означают ли недавние золотые успехи венгерских "молодежек", что скоро выстрелит и национальная команда?

— Нельзя так сказать. Можно заглянуть в прошлое и вспомнить молодежную сборную Норвегии со Стине Офтедал и Нурой Мерк. Когда-то эти девушки стали чемпионками мира по своему возрасту. Сейчас они решают проблемы национальной сборной. А вот та же Вяхирева в юности выиграла не так много, особенно что касается чемпионатов мира. При этом она везде была лучшей.

В общем, время покажет. В этих венгерских командах есть хорошие игроки. Многие будут участвовать в олимпийском отборе. Но большая проблема сборной в том, что до этого три-четыре возраста ее не пополняли. Большая разбежка — есть те, кто заканчивает в команде, те, и кто только начинает. Молодежь пока не может представлять сборную на высоком уровне. Это хорошие игроки, но им надо учиться.

На чемпионате Европы в состав попали девять гандболисток без опыта. Такого нигде не было. В сборных Норвегии, Франции, России обычно подключается один молодой игрок. Таких, как Вяхирева и Офтедал, единицы. Их бросили в юности — и они уже могли играть. Но, как правило, гандболистки должны сначала набраться опыта.

Вся страна надеется, что когда-нибудь сборная будет на том же уровне, как на Олимпиаде-2000 в Сиднее или чемпионате мира-2003 в Загребе. Тогда люди были расстроены серебряным медалям, а сейчас молятся, чтобы они снова появились. Надеюсь, через пять-шесть лет все получится. Говорят, у нас и следующие возрасты хорошие.

"Меня все время называют украинцем. Но я русский". Интервью с тренером золотых венгерских "молодежек", изображение №9

— Знаю, что у вас с Вяхиревой состоялся памятный разговор во время молодежного ЧМ-2012, где вы были помощником тренера сборной Венгрии.

— Да. Она тогда стала лучшим игроком чемпионата. Мы стояли, ждали церемонию награждения. Сборная России проиграла в финале, хотя подобралась очень хорошая команда. И Аня говорит: мы должны были оказаться на месте датчанок... Отвечаю: да, может быть. Но расстраиваться-то не стоит. Чемпионом мира надо становиться в национальной сборной. Юниорские турниры — это опыт, обучение. Она говорит: да-да... Но все равно было видно, что расстроена.

А ведь это не ее возраст — она 1995-го, а играл 1992-й. Юниорские соревнования — это порадовать маму, папу. Но спортсмены работают без отпусков для того, чтобы стать олимпийским чемпионом, чемпионом мира. А у нее спустя время появилась золотая олимпийская медаль.

— Со стороны кажется, что ваша первая "молодежка" с Наоми Хафрой и Катрин Клуйбер сильнее, чем вторая. Согласны?

— Так оно и есть. Хороший игрок — тот, который принимает правильное решение в критической ситуации. Поверьте, таких мало.

Но в той сборной были Хафра, Клуйбер, Фалувеги, Мартон... Даже уступая, девушки не терялись, знали, что они сильные. Воспринимали преимущество соперника как случайность. Мол, мы соберемся и все решим. И так оно и было. В большинстве же своем, когда гандболистки проигрывают, они думают: сегодня не получится, ну ничего, выйдет завтра. Как бы ни было трудно, в критические моменты эти игроки принимали очень хорошие решения.

С Хафрой, Фалувеги, Мартон я по году поработал и в МТК. Девяносто процентов гандболисток той "молодежки" выступали в высшей лиге, а шестьдесят находились на площадке в критических ситуациях. Чемпионат мира был выигран во многом за счет этого опыта.

В другой сборной тоже есть хорошие дети. Та же Петра Вамош, которая будет готовиться к отборочному олимпийскому турниру. Но больше таких игроков было в сборной 1998 года.

"Меня все время называют украинцем. Но я русский". Интервью с тренером золотых венгерских "молодежек", изображение №10

— В то же время вы как-то сказали, что считаете сборную России сильнейшей в возрастной категории-2000/01.

— В России очень хорошие девчонки. Я знаю, как их учат. Они много умеют, у них хорошие габариты. В Венгрии маленькие игроки, которые быстро бегают. В таком возрасте это хорошо. Но когда приходит время выступать за национальную сборную, надо быть большими. Все знают: детей маленького роста можно быстро научить играть в гандбол. Да во все, что хочешь. Потому что они способные. А тем, кто повыше, надо время. В двадцать два они догоняют остальных, а потом перегоняют. И маленькие заканчивают, а большие выигрывают Олимпиады.

Мне нравится подбор игроков в той сборной России. Понятно, что это еще не готовые гандболистки. В 22-23 года редко показывается уровень, подходящий национальной команде. В сборной Франции, например, одна молодая девчонка. Остальным надо время. По мне, сборная России этого возраста действительно была лучшей. Хотя это еще ни о чем говорит.

Причем речь даже не столько про Елену Михайличенко и Валерию Маслову. Они уже давно показали себя. Видно, что и из остальных могут получиться очень хорошие игроки.

— Михайличенко — это талант уровня Вяхиревой и Офтедал?

— Я боюсь таких слов. В Венгрии каждый год находят "вторую Гербиц". Так начали говорить, когда Аните было 24. С тех пор не появилось ни одной второй. И не будет. Потому что это глупость. В России тоже не будет второй Вяхиревой. Но может быть Михайличенко. И дай бог, чтобы была.

Действительно это очень хороший ребенок. И жаль, что она травмировалась в этом возрасте. Скажем так: она может занять место Вяхиревой. Но сборная России хороша тем, что стоит не на одной ноге и там также есть, например, Дмитриева. На мой взгляд, она не хуже, чем Вяхирева.

"Меня все время называют украинцем. Но я русский". Интервью с тренером золотых венгерских "молодежек", изображение №11

— В чем россиянам стоит поучиться у венгров, а венграм — у россиян в плане воспитания молодежи?

— Русским нечему учиться. Они все знают. Русская школа хороша. Был какой-то спад, но он случился потому, что вся страна оказалась не в том состоянии, что надо.

А венграм надо учиться много чему. Прежде всего — воспитывать высоких игроков. Гандбол не для маленьких. Одна Офтедал может быть в команде. Но если будет десять Офтедал, сборная Норвегии ничего не выиграет. Одну маленькую можно спрятать в защите на углу, но не десять. В Венгрии есть хорошие игроки и тренеры. Но в этом плане надо добавлять.

— Россиянам нечему учиться, но два последних крупных молодежных турнира выиграла сборная Венгрии...

— Просто в одной стране определенный возраст может быть хорошим, а в другой — плохим. В Венгрии десять миллионов человек, в России — сто пятьдесят. Отсюда вытекает и количество игроков.

Как по мне, лучшая команда девушек 1998 года рождения вообще у Франции. Там по две хорошие гандболистки на позиции. А они ничего не выиграли. Да, можно гордиться, что твоя молодая команда победила на топ-турнире. Но показатель не это, а результаты национальной сборной.

У Норвегии, Франции, России команды постоянно достраиваются и всегда на высоком уровне. Мне вот интересно: что будет со сборной Нидерландов? Нынешнее поколение очень хорошее. А будут ли там через четыре года игроки, которые смогут заменить Лоис Аббинг, Анжелу Малестейн?

— Вы рассказывали, что во время молодежных топ-турниров работали и днем, и ночью. Сколько часов спали?

— Три-четыре. Потому что надо было готовить видео. У нас был специальный человек, занимавшийся этим. Но он не гандболист. На мой взгляд, эту работу надо было делать мне. Поэтому ночью я, как правило, резал. А требовалось посмотреть не одну игру, а две. Потому что кто-то защищается 5-1, 4-2, 3-3...

Конечно, существовать в подобном режиме — плохо. Но так не только я делаю во время чемпионатов. У всех такой график. Я хорошо посплю, но завтра все будет "на авось"? Нет-нет-нет, так нельзя.

"Меня все время называют украинцем. Но я русский". Интервью с тренером золотых венгерских "молодежек", изображение №12

Потом сразу начиналась работа в клубе. Но, слава богу, МТК очень часто тренируется совместно с "Ференцварошем". Например, в недели сборных. И нам хорошо, и им. В понедельник я уже был на тренировке. Но не работал — за меня это делал Габор. Сказал: все, иди отдыхай. На занятии я присутствовал, но сильно голову включать не надо было.

— У МТК довольно скромные амбиции. Насколько комфортно вам работать, зная, что выше определенного уровня не поднимешься, как ни старайся?

— К этому надо привыкнуть. Да, у нас другие амбиции и другой бюджет. Я люблю работать с молодыми. Надеюсь, что-нибудь когда-нибудь поменяется. У нас большие планы. Раньше стояла задача — не вылететь из высшей лиги. Сейчас — быть средней, стабильной командой. Если вдруг попадем в еврокубки, сыграем и там.

Это прежде всего вопрос денег. У "Дьера" финансовое положение такое, что клуб хочет выиграть Лигу чемпионов. Это касается и "Ростова". В шутку скажу так: если когда-нибудь "Ауди" станет спонсором МТК, то и у нас будут шансы взять Кубок чемпионов. Я себя очень хорошо здесь чувствую. У нас нормальное начальство. Мне не всегда срывают голову, когда я проигрываю. Постоянно радуются, когда мы побеждаем. Это главное.

И не скажу, что здесь нет целей. Остаться в высшей лиге, как было раньше, — это тоже цель. По сложности она может быть сопоставима с задачей "Дьера" выиграть Лигу чемпионов.

— Но предложений от других клубов у вас много?

— Немало. Многое решает семья: проблематично переезжать с маленькими сыновьями. Очень часто звали, а у меня еще был год по контракту. С "Дебреценом" такая ситуация возникала трижды. Когда последний раз разговаривали, заметил: надо, чтобы однажды совпало.

Спустя какое-то время все равно нужно менять место работы. Это новые импульс, задачи. Но сейчас я очень хорошо себя чувствую в МТК.

— Есть ли у вас ностальгия по советскому прошлому?

— Вряд ли. Мир совсем поменялся. У нас здесь все хорошо: дом, работа... Мы любим то, что делаем, и это самое главное. Когда так происходит, жить проще. У меня есть еще большая дочь, которая тренируется в "Ференцвароше". Дай бог, заиграет. А нет — ничего страшного. Двоих сыновей тоже надо воспитать. Жизнь идет.

"Меня все время называют украинцем. Но я русский". Интервью с тренером золотых венгерских "молодежек", изображение №13

— Вы с Еленой воспитываете детей как постсоветская семья или уже как венгерская?

— Как постсоветская. Дома разговариваем на русском. Дети пойдут в детский сад и там научатся венгерскому. Лена белоруска, я родился в Одессе. Мы воспитаны в Советском Союзе. И точно так же воспитываем своих детей.

"Меня все время называют украинцем. Но я русский". Интервью с тренером золотых венгерских "молодежек", изображение №14

Фото:mtk.hu, 24.hu, mksz,hu, nemzetisport.hu, Kisricso photo, Török Attila, MTI, blog.xfree.hu, личный архив Владимира Головина.

Главное
Лента новостей
© 2021 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»