Неизвестный Алексеев. Играл в Катаре, работал на ТВ с Соловьевым и Парфеновым, воспитывает четырех детей

19 февраля 2021

С новым главным тренером сборной России БЦ за последние годы сделал не одно интервью. Но такого еще не было — об игровой карьере, работе администратором на телевидении и жизни вообще.

Неизвестный Алексеев. Играл в Катаре, работал на ТВ с Соловьевым и Парфеновым, воспитывает четырех детей, изображение №1

"Не стану бросать камень в огород Мартина". Интервью Алексеева после назначения. Бонус: состав на сбор!

— Сегодня (разговор состоялся в четверг — БЦ) у "Лады" выходной. Как обычно проходят для вас такие дни?

— Могу сходить погулять, выбраться в магазин, решить хозяйственные дела — например, пропылесосить. Если есть гандбол на каналах системы "Матч", включаю. Даже повторы с удовольствием смотрю. Никакого хобби нет. Я не рыбак — наверное, к сожалению. Ничего особенного.

Гандбол всегда рядом. В Тольятти живу недалеко от "Олимпа". Там то "вышка", то детские соревнования. Постоянно нахожусь в зале. Потому что семьи здесь со мной нет. Иногда хочется выспаться. Но порой и не спишь. Думаешь о чем-то гандбольном: а вот если сделать так... Наверное, подобное бывает у всех спортсменов. Еще футбол смотрю — вот сейчас Лига чемпионов идет.

— Почему решили не перевозить семью из Москвы в Тольятти?

— Сын у меня студент первого курса. Кстати, учится на спортивного журналиста. В курсе всех событий. Хотя больше специализируется на футболе. Уже прошел первую практику. Жена — заведующая детским садом. Он находится прямо возле дома. Не хочется срывать. Младшая дочка только-только пошла в школу. Средняя, наоборот, заканчивает. Про старшую и не говорю — ей уже тридцать два года. Дочери, кстати, занимаются спортивными танцами.

Неизвестный Алексеев. Играл в Катаре, работал на ТВ с Соловьевым и Парфеновым, воспитывает четырех детей, изображение №2
С сыном Колей и дочерью Софьей, 2007 год
Я часто бываю в Новогорске. Да и они — сели и приехали. И сын, и жена умеют водить. Если честно, я и когда был в Москве, не очень часто видел семью. Когда приезжал, уже все спали, когда уезжал — еще спали. Поэтому никакой проблемы не вижу.

— Насколько трудно воспитывать четырех детей?

— Уже говорил, что, наверное, я не очень хороший отец. Воспитанием больше занимается жена. Как говорится, кто на что учился. У нее педагогическое образование. Я мало воспитываю. Наверное, дети больше любят как раз отцов, которых видят реже, — таких как я.

— Будучи игроком, в "Кунцево" вы успели потренироваться под руководством легендарного Бориса Акбашева. Про него вы уже рассказывали нам одну веселую историю. Вспомните еще парочку.

— Это лучшие времена. Акбашев — психолог. Считаю его лучшим тренером. Вернемся в печальное прошлое, когда умер Володя Белов. Мне очень понравились и запомнились слова Коли Кавешникова: я горжусь, что играл с этим человеком. То же самое можно сказать и про Акбашева — надо гордиться, что мы тренировались у него. Думаю, Белов не ушел из "Кунцево" только по одной причине — там был Акбашев. Хотя его звали в лучшие команды мира.

Белов — тоже легендарная личность. К сожалению, ему уделяется мало внимания. В своих интервью об этом выдающемся гандболисте вспоминали Александр Анпилогов, Йонас Каучикас, Роландас Валуцкас. И мне хотелось бы о нем напомнить. Сейчас, когда наш мужской гандбол не на самой большой высоте, об этих людях надо говорить особенно часто.

Неизвестный Алексеев. Играл в Катаре, работал на ТВ с Соловьевым и Парфеновым, воспитывает четырех детей, изображение №3
Чемпионат мира среди железнодорожников (Котбус, ГДР), 1982 год.
Верхний ряд (слева направо): Алексей Алексеев, Дмитрий Пугачев, Олег Черняев, Юрий Борисов, Владимир Петров, Сергей Ветров, арбитры Виталий Иванов и Геннадий Очеретин.
Нижний ряд (слева направо): Александр Ривин, Николай Кавешников, Юрий Афанасьев, Игорь Лозовой, Владимир Мануйленко, Алексей Павлинчук.
Что до Акбашева, то я ведь даже жил рядом с ним в Кунцево. Через два дома. До зала — пятнадцать-двадцать минут на автобусе. Столько историй наслушался... После тренировки он всегда говорил: Леха, поехали. Занятие заканчивалось в семь. А мы могли стоять на остановке до девяти вечера. Он все рассказывал, как играть, вспоминал истории. Иногда даже, чтобы их не слушать, я говорил: сегодня поеду попозже...

Каждое собрание перед игрой — это история. Концерт. Записывать и запускать на телевидение. Получилось бы не хуже, чем выступления Романа Карцева.

Вспоминается такое собрание. Акбашев говорит: вы все м... — Почему мы м..., Борис Залманыч? — А потому что вам все по... — А почему нам все по...? — А потому что вы м...!

Борис Акбашев: "Просто так матом никого не поливаю. Человек я все-таки культурный"

— Самый памятный разговор с Акбашевым?

— Это разговор, который он вел со мной и Борисом Когутом. У нас была компания, в которую также входили Володя Петров, Вадик Валейшо, Володя Мануйленко, Андриан Белов. Акбашев видел нас в сборной СССР, хотел, чтобы кунцевская связка туда попала. При всех своих хохмах он очень переживал за нас.

Мы с Когутом тогда пришли к нему домой. Он говорил нам: какие же вы разгильдяи! Хотя понятно, что вместо "разгильдяи" было другое слово. Внушал, что сейчас наше время, что мы должны быть лидерами. Очень запомнился тот разговор.

Акбашев работал вместе с Юрием Афанасьевым. Помню, в Адлере шли на тренировку. И между ними завязался разговор: о, у тебя волос нет на груди, какой же ты мужик?! — А ты в армию со своим автоматом пошел. А потом раз — и на меня взгляд. И фраза: о, у Лехи волосы есть, вот это мужик! А рядом другой игрок. У него волос не было. Так парню досталось от Акбашева по первое число. И не рад был, что оказался рядом с тренером.

Неизвестный Алексеев. Играл в Катаре, работал на ТВ с Соловьевым и Парфеновым, воспитывает четырех детей, изображение №4
"Кунцево" на сборах в Адлере, конец 1970-х. Слева направо:
Алексей Павлинчук, тренер Борис Акбашев, Ринат Рамеев, Николай Кавешников
А лучший эпизод — как раз тот, с участием исландцев. Позже Акбашев приезжал уже как консультант сборной. Как увиделись, сразу обнялись. Первые его слова: Леха, ты, что ли? — Борис Залманыч, вы чего? — Я думал, тебя уже убили... Тогда как раз было время солнцевской бандитской группировки.

Мы и сейчас общаемся по телефону. Каждый год поздравляю его с днем рождения.

— В свое время вы вызывались в молодежную сборную СССР. Тренировались у Спартака Мироновича?

— Да. Сейчас уже, наверное, можно назвать все своими именами. Меня подвела дисциплина. Так бы мог поехать на чемпионат мира. Прямо перед турниром я расслабился. Дисциплина была не лучшей моей чертой. Спартаку Петровича тогда помогал Владимир Салманович Максимов.

В один из дней я приехал в Новогорск лишь утром, чем лишил себя поездки на чемпионат мира. Конечно, был не один. Но в объяснительной, скажем так, взял все на себя. Потому что из той компании только я был москвичом. Хочу предостеречь всех, сказать в назидание: кажется, ты молодой, жизнь впереди, но все пролетает очень быстро. Надо серьезнее относиться к делу, использовать свой шанс, чего я, к сожалению, не сделал.

— Если бы не тот случай, карьера могла бы сложиться по-другому?

— Наверное. Но если бы да кабы... Привык ни о чем в жизни не жалеть. Сборная у нас тогда была очень сильная. Валера Гопин, Витя Чикулаев, Игорь Чумак, Саша Тучкин, Костя Шароваров, Саша Майстренко, Андрей Щепкин... Большинство этих игроков потом попали в национальную команду.

Конечно, можно было зацепиться. Но случился серьезный косяк. Что было, то было. Главное — сейчас находиться на своем месте. Хотя, конечно, это была ошибка.

— Правда, что вы были самым молодым гандболистом, получившим звание мастера спорта СССР?

— Мне об этом говорили. Звание присвоили в семнадцать лет, но удостоверение выдали только в 1983 году, в восемнадцать. До этого в Каунасе на первом туре чемпионата СССР получил приз как самому молодому участнику турнира. Мне было шестнадцать. Позже в таком возрасте дебютировал Лев Воронин.

Неизвестный Алексеев. Играл в Катаре, работал на ТВ с Соловьевым и Парфеновым, воспитывает четырех детей, изображение №5
Гандболист "Кунцево" Алексей Алексеев — один из самых юных игроков высшей лиги чемпионата СССР, 1981 г.
Раньше нужно было отыграть на площадке не менее пятнадцати минут, чтобы матч пошел в зачет. Так получилось, что у некоторых гандболистов возникли проблемы со здоровьем, и меня стали выпускать. Больше играл в защите, но подключали и к нападению. Не знаю, был ли я самым молодым. Может — конкретно в тот период. Ха, мастер спорта СССР тогда — это как сейчас мастер-международник.

Лариса Зубарь рассказывала, что в бытность игроком вас звали в ЦСКА, но вы остались преданы "Кунцево". В другом источнике говорится, что какое-то время вы все же выступали за московский клуб. Как было на самом деле?

— Тогда я опять попал в не очень хорошую историю, связанную с дисциплиной. А так должен был играть в ЦСКА. Даже в книге гандбола я указан как чемпион СССР. Тренировался, но ни одного матча за ЦСКА не сыграл. Меня очень хотел видеть в клубе мой нынешний друг Евгений Чернышев. Главным тренером тогда был Валерий Мельник. Но Чернышев имел большое влияние на игру в защите. "Мне нужен Леха", — это его слова. Он меня очень ждал.

Но вместе со мной пришел чемпион мира Саша Рыманов — в то время сильнейший линейный страны, с которым было трудно конкурировать. При нем в ЦСКА я сидел бы на скамейке. Мог бы стать чемпионом СССР, играть в Кубке чемпионов, подменять Сашу. Кстати, это первый человек, который сказал тогда: добро пожаловать в наш клуб!Но мне, конечно, хотелось играть. Тот же Акбашев говорил: ну что ты будешь там сидеть? А Чернышев до сих пор повторяет: здесь ты стал бы человеком.

— В 1992-м вы уехали играть за границу. Решение связано с развалом Советского Союза?

— Ну да. Здесь уже заниматься гандболом было сложно.

Но всегда знал, что за рубежом не останусь. Заграничная жизнь не для меня. Наверное, я истинно русский человек. Не вижу себя в другой стране. Много где побывал. Мне везде хорошо, но дома — лучше. Иногда ругаюсь из-за чего-то, но я здесь родился. И люблю быть дома.

Сначала уехал в Германию. Выступал в четвертой лиге, потом в третьей. Нельзя сказать, что играл в суперклубах. Хотя уровень хороший — командой третьего дивизиона как-то выбили из Кубка Германии клуб первой бундеслиги. Потом перебрался в Венгрию, в "Комло". Был еще Люксембург. Затем Катар.

Неизвестный Алексеев. Играл в Катаре, работал на ТВ с Соловьевым и Парфеновым, воспитывает четырех детей, изображение №6
1992 год, Германия, команда "Оберэшбах". Алексеей Алексеев — второй слева в верхнем ряду
Мой катарский клуб тоже являлся чемпионом всего на свете. Но и оттуда я быстро уехал — с помощью посольства. Да и директора "Кунцево" Володю Белова, царство ему небесное, просил забрать меня.

Вообще в Катар ехал через Эмираты. Там все ходят в шортах. А перелетаем через Персидский залив — там так нельзя. Все по-другому. Днем на улицах никого — вымерший город. Ночью все курят кальян. Поехали на море — в плавках купаться нельзя. Бросают камнями как в неверных. Во время игры — пауза на то, чтобы помолиться. Позже люди играли и рассказывали, что нормально жили. Но в мое время был кошмар.

Встретил знакомого тренера-тунисца, с которым работал в Германии. Тот попросил помочь найти игрока. Я порекомендовал Костю Шароварова. А вскоре все подумали, что я собираюсь переходить в этот клуб. Чтобы не сбежал туда, когда уезжал домой, меня решили проводить. Только неприятные воспоминания. Изначально про все это не знал. Да, деньги хорошие. Но жить невозможно, понимаете? Это было не по мне.

В том же катарском клубе работал датский футбольный тренер. По приезде в Москву я прочитал, что он скончался. Подумал: хорошо, что это был не я.

— Ваша тренерская карьера, по сути, началась в Германии?

— Как-то позвонил Борис Когут, который уже тренировал. Ему надо было остаться в лиге. Необходимая лицензия для работы у меня имелась. Не тренируясь года два-три, поехал, и задачу мы выполнили. Причем не могу сказать, что был там худшим. На той школе, что нам заложили в СССР, мы могли играть без проблем. В девяностые в разные лиги Германии уехали двести-триста наших гандболистов.

В том клубе я и занимался с детьми. Борис был тренером, а я помогал. Есть такой опыт. Кстати, сын Когута Андрей — мой крестник. Выступал за молодежную сборную Германии, стал лучшим разыгрывающим победного для немцев чемпионата мира.

Неизвестный Алексеев. Играл в Катаре, работал на ТВ с Соловьевым и Парфеновым, воспитывает четырех детей, изображение №7
Кубок Сеула, 2004 г.
— Особая тема в вашей жизни — телевидение, где вы несколько лет трудились администратором в проектах Владимира Соловьева и Леонида Парфенова на ТНТ, НТВ и Первом. В чем заключалась эта работа?

— Договориться с гостем, если надо, заехать за ним либо встретить у проходной, проводить до гримерки или гостевой, выпить, поговорить. И, если это прямой эфир, ждать его выхода. У меня были номера телефонов всех выдающихся личностей России.

Замечательная работа, на которую я попал случайно. Общался с хорошими, интересными людьми. Это мое. Я располагал людей к разговору. Понимаете, перед камерами они одни. А когда камер нет, совсем другие. Если гостей было несколько, получалось вообще интересно. Скоро они будут друг против друга, а пока спокойно общаются.

— Вы рассказывали, что на телевидении вас сводила судьба с Геннадием Зюгановым. С кем еще из известных персонажей контактировали?

— С Владимиром Вольфовичем Жириновским. Когда мы ему звонили, он всегда был готов прийти на помощь, где бы ни находился. И спасал эфиры.

У одной из программ Соловьева была тема "За и против ношения оружия". Геннадий Гудков был против. Как оказалось, Жириновский — тоже. Это была ошибка редакторов. Кого просить? Естественно: Владимир Вольфович, накладка, прямой эфир, надо, чтобы вы были за. И что вы думаете? Он вынес Гудкова. Это говорит о его ораторских умениях.

Героями программы "Завтрак с Соловьевым" были Юрий Лужков, Борис Немцов... Помимо политиков, мы снимали певцов и актеров: Иосифа Кобзона, Александра Абдулова... В последнем выпуске передачи "Соловьиная ночь" гостем был Михаил Круг. Я работал на всех проектах Соловьева: "Страсти по...", "Поединок"...

— Кто, кроме Жириновского, произвел на вас большое впечатление?

— Наверное, это самая яркая личность. Великий актер. Выходит из гримерки — и начинает себя заводить, заводить, заводить... Много политиков видел — все старались держаться в рамках. А он был артистом и поддерживал свой имидж.

Еще запомнилось, как мы снимали Кадырова-старшего. Он был при охране с автоматами. В гостинице нас проверяли так, как не осматривали в мэрии. Отдельная история.

Неизвестный Алексеев. Играл в Катаре, работал на ТВ с Соловьевым и Парфеновым, воспитывает четырех детей, изображение №8

— Кто поразил из звезд эстрады?

— Наверное, Михаил Круг и Андрей Макаревич. Люди, которых я уважаю. А Круга вообще боготворил. До сих пор, наверное, все его записи есть. Помню, разговаривал с его музыкантами. Они рассказали, что он ввел табу на алкоголь и сигареты, как только сам бросил пить и курить.

Макаревич — фанат своего дела. Не видит разницы, администратор перед ним или музыкант. Все время что-то напевает, рассказывает о своих ноу-хау, о том, как снимал клипы. Не очень понимаю, зачем он ударился в политику. Но то, что он автор-фанат, — факт. Меня это удивило.

Еще горжусь знакомством с Михаилом Шуфутинским, который приезжал к нам из Америки. Красавец. Было так: если от Володи Соловьева — значит, друзья. Спокойно сидели и выпивали. Начиная от кофе и заканчивая виски. С ним общались чаще всего. Не каждому так везет. Классный период жизни.

Я ведь люблю шансон. Поэтому мне особенно нравилась программа "Соловьиная ночь". Встретился со всеми своими кумирами. Помимо Круга и Шуфутинского, к нам приходили Михаил Гулько, Александр Новиков — люди, чье творчество я люблю. Интересно было увидеть их. А тем более поговорить — в гостинице, кафе... Такое свободное общение многого стоит.

И ни в ком из звезд, скажу вам, я не разочаровался. Все произвели нормальное впечатление.

— Как вам работалось с Соловьевым и Парфеновым?

— Два абсолютно разных человека. Соловьев, как бы к нему ни относились, умелец разговорного жанра. Импровизатор, который мог приехать за минуту до эфира. В какой-то мере артист. А Парфенов прокатывал свои программы по несколько раз в день. С утра досконально репетировал, отрабатывал каждый нюанс. Тонкий человек. С ним у меня были в основном рабочие отношения.

Леонид Парфенов
Леонид Парфенов

— В чем заключались ваши функции в программе "Намедни"?

— Там я уже не общался с людьми. Оформлял, готовил выезды съемочной группы. Более бумажная работа. Она не запомнилась ничем интересным. Там работала целая административная группа. Заняться было особо нечем. Просто платили зарплату.

У меня не было трепетного отношения к телевидению, при котором ищешь в титрах фразу "администратор Алексеев". Просто смотрел программу и уже знал, что там будет. Сейчас, когда приезжаю на телевидение, замечаю, как все поменялось. Раньше мог заказать пропуск любому человеку с улицы. Сейчас все строго.

— Почему после закрытия "Намедни" не остались на ТВ?

— Поступило предложение пойти в "Луч" тренером. Когда еще работал на телевидении, стал ездить на ветеранские турниры. Вариант с "Лучом" возник благодаря Ларисе Ивановне Зубарь. Работа на ТВ была уже не очень захватывающей. Там особо ничего не держало. Почему не попробовать в гандболе? Попробовал, затянуло.

Очень волновался: смогу ли? В Германии работал с мальчиками. А с девочками — это немножко другое. Иная психология. Но я тех девушек уже знал, общался раньше. И со временем понял, что, наверное, получится. Не мне судить, но, думаю, нашел общий язык с девчонками.

Неизвестный Алексеев. Играл в Катаре, работал на ТВ с Соловьевым и Парфеновым, воспитывает четырех детей, изображение №10

— Одно время ТНТ даже был спонсором "Луча". Как это вышло?

— Благодаря моему товарищу Саше Тучкину, который тогда возглавлял Московскую федерацию гандбола. Он договорился. Мы с "Вешняками" тогда, кстати, даже участвовали в еврокубках. Я к тому сотрудничеству не имею отношения. Просто такое совпадение. Знакомых лиц на ТНТ уже особо не было. Все директора сменились.

К сожалению, это длилось недолго, полтора-два года. Но благодаря той помощи мы сумели удержать своих игроков. Для ТНТ это крохи, копейки. А для нас весомо. Задумка была очень неплохой.

— 16 лет в "Луче" — это что? Нежелание выходить из зоны комфорта? Или преданность клубу?

— Наверное, в большей степени преданность. Так же как и в случае с "Кунцево". Предложения перейти из "Луча" в другой клуб возникали и раньше — даже в ту же "Ладу". Но постоянно надеялись на лучшее. Случались и хорошие времена, когда мы играли в еврокубках. Неплохая была команда.

Но, может, существовал еще и страх перед неизвестностью. Когда работаешь недолго, не так уверен в своих силах. А сейчас уже есть какая-то уверенность.

Вот как сказать девчонкам, что ты уходишь? Было стыдно это сделать. Работаешь-работаешь, а потом раз — и ушел. Так нельзя. Когда готовишь их: "Мы с вами поработаем, к примеру, три года, и все" — тогда да.

Неизвестный Алексеев. Играл в Катаре, работал на ТВ с Соловьевым и Парфеновым, воспитывает четырех детей, изображение №11

— Кроме "Лады", в какие еще команды звали на протяжении этих 16 лет?

— В "Звезду". Приезжал директор клуба Сергей Потапов. Это было еще до прихода иностранцев. Не скрываю, предлагали условия на порядок лучше. Но были преданность и обязательства перед девчонками. Мол, давайте что-то сделаем вместе.

— А заграничные варианты?

— "Славия" из Праги. Мы ведь участвовали в турнирах в Чехии. Но этот вариант еще не закрывается. До сих пор ждут. Один из руководителей клуба — мой друг Рихард. По условиям тоже все в порядке.

Но хотя чешское пиво и хорошее, я россиянин. Более комфортно чувствую себя здесь. Незаграничный я человек. Однако в будущем ни в коем случае не исключаю вероятность работы со "Славией". С Рихардом мы всегда на связи.

— "Луч" — особенный клуб в том плане, что игроки и тренеры пронесли хорошие отношения сквозь годы и до сих пор собираются по поводу и без. Что такого есть в "Луче", чего нет в других командах?

— Наверное, такова атмосфера клуба. В этой команде держали не деньги. Было что-то большее.

Приятно, что я состою в группе "ЛУЧшие по субботам". К сожалению, наша традиция собираться в этот день прекратилась. Ветеранское движение убили, похоронили. По субботам у нас традиционно были футбол и баня. Собирались все поколения "Луча". Начиная от покойной Галины Александровны Афанасьевой. В семьдесят с лишним она приходила, уже не бегала в футбол, но ходила в баню.

Девчонки молодцы. Мы отмечали дни рождения, собирались и на даче у Иры Луневой, где также играли в футбол. Люди жили и прошлым, и настоящим. Бывшие игроки ходили на матчи "Луча".

Сейчас этого, к сожалению, уже нет. Ушли люди, которые долго работали в клубе. Пришли новые директора, которым стало неинтересно предоставлять час зала и баню. За что, кто это такие? И все затихло. Люди встречаются, но, к сожалению, уже не в "Луче". Это страшно. Правильно говорят: когда вы не знаете своего прошлого, у вас нет будущего. Похоронить — это дело быстрое, а возродить уже тяжело.

Неизвестный Алексеев. Играл в Катаре, работал на ТВ с Соловьевым и Парфеновым, воспитывает четырех детей, изображение №12

— Самое неожиданное поздравление с назначением на пост главного тренера сборной?

— Поздравили все, даже те, от кого не ждал. А Катя Маренникова и Таня Ерохина при встрече поклонились и сказали: вместо и.о. теперь — царь!

— В российском спорте много Алексеевых. Кто-нибудь из них приходится вам родственником?

— Нет. Хотя тяжелоатлет Василий Алексеев из Рязани. И мой отец, царство небесное, тоже оттуда. Надеюсь, что историю продолжит мой сын Николай. Он успешно учится. Я даже советуюсь с ним как со спортивным журналистом, когда говорю что-то.

Фото: из личного архива Алексея Алексеева, Анна Майорова / URA RU / ТАСС; Дмитрий Марочкин.

Главное
Лента новостей
© 2021 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»