Наталья Цыганкова. Часть вторая. Невредная привычка здороваться в краснодарской маршрутке

8 ноября 2020

В первой части большого интервью одна из лучших левых крайних советского гандбола рассказала о старте карьеры, завязавшейся в "Азоте" из Невинномысска, у тренера Александра Панова.

Наталья Цыганкова. Часть первая. "Горе было тем, кто задевал меня в игре и не извинялся

— У Панова было еще одно положительное качество: он никогда не кричал на нас в игре. Это не Турчин, который мог не умолкать все 60 минут. Наш тренер тоже не был ангелом, и на тренировке от него можно было изрядно получить. Но во время матча лишние эмоции он убирал и умел настраивать нас по-другому.

Наталья Цыганкова. Часть вторая. Невредная привычка здороваться в краснодарской маршрутке, изображение №1

Хотя я умела настроиться и сама. Если знала, что впереди тяжелая игра, то с утра переставала веселиться, старалась быть мобилизованной.

Особого внимания всегда требовал запорожский ЗИИ Леонида Ратнера. В таблице он шел шестым-седьмым, но для нас был настоящим камнем преткновения. Все дело в излюбленной украинками тактике вязкого и неторопливого нападения. Они гоняли мяч до верного шанса. А потом Любовь Коломиец — р-раз — и вынимай. Такого опорного броска я не видела больше ни у кого.

А когда мы нападали, то в воротах творила чудеса Валентина Лутаева. Бывает такое — неудобный вратарь. Я продиралась на позицию, бросала раз-другой-третий, а она все отбивала. И меня начинало колотить.

Наталья Цыганкова. Часть вторая. Невредная привычка здороваться в краснодарской маршрутке, изображение №2

Хорошо, что у нас был Панов. Отзывал к скамейке: "Перестань-ка волноваться, играй, как можешь, все будет хорошо!" Успокоить он умел. К тому же, кроме психолога Панова, у нас была еще и капитан Юля Сафина. Но все равно с ЗИИ всегда были настоящие сражения — мяч в мяч…

— А потом лучшие участники сражений с обеих сторон вместе ехали за рубеж в составе сборной. Ведь в ту пору это была еще и возможность хорошо заработать?

— Хотите историю? Как-то отправились в Югославию. Что туда везти. я знала: два фотоаппарата, два утюга…

— Пиджак кожаный. Тоже два…

— Это уже если оттуда. А тогда Женя Товстоган ничего не взяла, и поэтому я попросила, чтобы она прихватила часть моих товаров. И вот практически вся команда минует таможню, мы идем в конце. И у Маринки Базановой таможенник вдруг спрашивает: "Ничего лишнего не везете? — "Нет, все нормально".

Следом Лена Немашкало. И ее просят уже открыть сумку. Она начинает искать ключик от замка — нарочито неторопливо и старательно. До тех пор, пока служивый не теряет терпение: "Ладно, проходите".

Ну а потом идет Женька, которой деваться некуда — показывает содержимое своего багажа и, соответственно, декларирует фотоаппарат и утюг как крайне необходимые в поездке личные вещи. Мне не остается ничего другого, как поступить аналогично.

В итоге все девчонки в Югославии отправляются по магазинам, а мы с Женькой сидим в номере и играем в секу. Возвращались назад с нашими фотоаппаратами, и хоть бы одна зануда поинтересовалась на границе нашими декларациями.

— Обидно.

— Не то слово, раз до сих пор ту поездку вспоминаю. А из теперешней молодежи никто в этом драматичном рассказе вообще ничего не поймет.

— Как относились к вам за границей?

— В принципе нормально. Разве что поглядывали иногда с интересом и удивлением — как на музейные экспонаты.

Наталья Цыганкова. Часть вторая. Невредная привычка здороваться в краснодарской маршрутке, изображение №3

— Это когда утюги доставали?

— Вообще-то продажи в поездках в то время были нормальной практикой всех соцстран. Когда соперницы оттуда к нам приезжали, то тоже что-то покупали. Скажем, фотоаппарат у нас стоил сто рублей, а у них уже двести марок. И за эти марки можно было купить экипировку "Адидас", которая у нас улетала — только дай! Все стороны сделок были довольны.

— Самые неприятные соперницы для сборной СССР?

— Восточные немки. Все здоровые, накачанные — как машины. По воротам садили так, что штанги гудели. Еще венгерки, румынки, югославки... Кореянок и норвежек поначалу как серьезных соперниц мы не воспринимали. Азиаток за два года до олимпийского Сеула обыгрывали с разницей в десяток мячей.

— А в решающем матче Игр-88 им уступили. И вместо золота привезли бронзу…

— Считаю, главная ошибка тогда была допущена с акклиматизацией. Мы прилетели в Сеул прямо из Москвы. Днем нам хотелось спать, а ночью мы бодрствовали.

Ну и с составом были проблемы. Лариса Карлова только вышла из декрета и не успела набрать форму. А Наташа Морскова была еще сырой. Очень помогла бы нам Юля Сафина. Но ее не вызвали на предпоследний сбор, а на последний она не поехала уже сама.

И даже при этом мы могли брать место выше. Концовка встречи с кореянками получилась жаркой. Был счет "минус один", и он делал нас вторыми. Но, если бы сравняли, стали бы первыми. У нас был мяч, и Зина Турчина решила атаковать с ходу, отдала передачу вперед, а ее перехватили. "Оборотка" — и "минус 2", бронза…

— Так вы не стали олимпийской чемпионкой…

— После Сеула долго не могла спать. С этими високосными годами была вообще какая-то невезуха. На "Дружбу-84" не взяли из-за желтухи. А в 92-м, перед Барселоной, была в отличной форме, в Черногории забрасывала по 14 мячей за матч.

Объединенной командой СНГ руководил тогда Александр Тарасиков, причем у него не хватало игрока для защиты 5-1 — я вписалась бы идеально. Что называется, бери — не хочу. Но с Тарасиковым мы были в небольшом конфликте. Причина в том, что я, краснодарская, всегда играла против него.

Наталья Цыганкова, Александр Панов, Наталья Морскова
Наталья Цыганкова, Александр Панов, Наталья Морскова

И вот перед Олимпиадой должен был начаться сбор. Гостренер Кожухов посоветовал: "Позвони Тарасикову, и он тебя сразу же вызовет". Но мне как-то не хотелось. Ну что это за сбор перед Олимпиадой, если спортсменка сама должна звонить тренеру и напрашиваться?

Это сейчас я понимаю, что для тренера бывает важно, чтобы его попросили. Если на сегодняшние мозги, я ему позвонила бы, не развалилась. А тогда не хотелось унижаться. Да и зарплата у меня за рубежом тогда была хорошая. И в таких случаях всегда фоном идет: зачем подвергать здоровье опасности? Но вот сегодня жаль — в Барселоне команде меня не хватило…

— Работа в "Будучности" сильно изменила вашего любимого тренера Панова?

— В Черногории все-таки другой менталитет. Там люди не любят пахать, у них тренировка полтора часа, и все — баста, дальше работать не будут. Поэтому приходилось приспосабливаться. Был ли смысл заставлять, если не было стремления к результату? Александр Павлович, конечно, с ними ругался, ссорился, но ментальность так не изменишь.

Александр Панов: "На мое имя наложили табу. Чувствую несправедливое отношение к себе в нашем гандболе"

Зато таланты там уникальные, как и во всей бывшей Югославии. Прирожденные игровики. Даже в футболе наши черногорки показывали такой класс, что диву давалась. Только в воротах и стояла.

Наталья Цыганкова. Часть вторая. Невредная привычка здороваться в краснодарской маршрутке, изображение №5

— Но со временем в Подгорицу подъехала целая бригада из Союза…

— Люда Шевченко, Таня Ераминок, Наташа Гуськова, Таня Шалимова. Плюс Майя Булатович, Аница Джурович. Ну и я. Не команда — пушка. Плохо только, что играли практически одним составом, без замен.

— Хорошее было время?

— Эх, если бы в Югославии не началась война… К сожалению, из-за санкций "Будучност" не могла участвовать еврокубках. И, естественно, это негативно повлияло на финансовое состояние клуба.

Наш директор Радомир Джурджич пытался выкрутиться и даже занимал деньги, как они говорят, на проценты. Получалось так: мы играли сезон, и платили нам ровно столько, чтобы хватило на еду, а уж в конце года рассчитывались. Все строилось на доверии. Хотя Панов с директором разошелся плохо. Мне повезло больше.

— Вы коммуникабельны?

— Просто всегда стараюсь войти в положение, не могу сказать, как некоторые: "Или плати, или играть не буду". Ну, нет денег — бывает. Выходили и играли из любви к гандболу. А потом директор расплачивался, и все было нормально.

Наталья Цыганкова. Часть вторая. Невредная привычка здороваться в краснодарской маршрутке, изображение №6

— Вот думаю, зачем таким людям вообще нужен женский спорт?

— Так человек бредил игрой. Раде не сразу понял, что за всю эту любовь не будет никакой благодарности. Потом бросил это дело. Сейчас на пенсии и, вспоминая былое, удивляется: "Какой же я был глупый. Всю семью втянул в долги и потом долго по ним расплачивался".

— Есть похожий на него сумасшедший — бывший босс австрийского "Хипобанка" Гуннар Прокоп…

— Да, еще один фанат. Когда мы приезжали в Вену играть еврокубки, он всегда назначал игру на 9 утра. Вот представьте, когда нам надо было просыпаться, чтобы привести себя в порядок, позавтракать, провести в дороге до зала 40 минут, а потом еще и размяться. Скажем, мне было все равно, в какое время играть. Но полкоманды у нас были совы и просыпались только ко вторым таймам. Австрийки к такому распорядку приноровились, а для приезжих соперниц это был серьезный шлагбаум.

Прокоп, конечно, персонаж интересный. И менеджер, и тренер одновременно. Хотя тренировать никогда не учился.

— Знаменитый волейбольный наставник Вячеслав Платонов говорил, что игрой профессионалов может управлять даже водитель трамвая. Желательно, конечно, чтобы он хоть немного разбирался в теме.

— В точку. Иногда тренеру лучше вообще ни во что не вмешиваться. У нас был такой этап, когда Панов поругался с руководством и уехал. Нам дали замену, но мы понимали, что она так себе.

В плане понимания игры были намного выше нового наставника. И проигрывали из-за того, что он ставил какие-то эксперименты, не разрешал нам играть так, как хотели. Тогда мы пошли к директору и все объяснили.

— Известная схема. На Балканах именно так тренеров и снимают.

— Не тот случай. Мы взяли ответственность на себя, потому что предстояли важные матчи. И Раде поверил нам так же, как и мы верили ему с зарплатой. А в итоге сыграли мы тогда хорошо — именно потому, что надо было держать слово.

— К югославскому антуражу легко привыкли?

— В нем есть и плюсы, и минусы. Балканцы очень гостеприимны. Даже если заходишь в лифт в чужом доме, человек, который видит тебя впервые, обязательно скажет "добрый день".

С коллегами из Сербии и Черногории
С коллегами из Сербии и Черногории

Еще плюс в том, что там везде любят русских. Я гуляла по Подгорице, и маленькие дети кричали: "Цыганкова, Цыганкова!" — с ударением на втором слоге.

Но все же я никогда не принимала менталитет тамошних мужчин. Он идет с женой с базара, та тенет тяжеленные сумки, а супруг петухом вышагивает рядом. Или мужчина сидит дома, а женщина возле него за прислугу. Он даже встать и воды себе налить не в состоянии, настолько ленивый. Из-за этого я частенько с ними ссорилась.

— Так понимаю, второй муж у вас был не "юг".

— Вот как раз и…

— Да как же так?!

— Ну, так получилось. В то время я не собиралась возвращаться в Россию. Хотела создать семью, и вот встретился мне один югослав… Родня у него была хорошая, ничего не скажу. Но со временем всегда начинаешь видеть больше — ты трудишься, стараешься, и человеку это нравится, а потом он садится тебе на голову. И ты уже думаешь: так не пойдет…

Хотя, по большому счету, мы расстались по другой причине. Просто у меня заболел отец, и я решила вернуться в Россию. Предложила и мужу. Вначале он согласился: мол, продаст квартиру, машину и приедет. Но потом передумал, сказал, что с родной земли уехать не сможет. Это правда, в России-то так, как в Черногории, не побездельничаешь. Но расстались по-хорошему.

Наталья Цыганкова. Часть вторая. Невредная привычка здороваться в краснодарской маршрутке, изображение №8

— Деньги за квартиру вам вернул?

— Так квартира его была. А все свои сбережения я потеряла раньше, когда продала дом и неудачно вложилась в один бизнес. Участвовала в том проекте не я одна, разорились многие. Но и на этом мои злоключения не закончились. Одолжила значительную сумму, и ее мне не вернули…

— Невесело было возвращаться на родину…

— …с одним чемоданом. Признаюсь, первый год плакала по ночам. Понимала ведь, что вернулась навсегда и что в Черногории мне уже ничего не светит.

Начинать с нуля, привыкать к здешней жизни заново было сложно. Заходила в маршрутку и по привычке здоровалась. И только сейчас понимаю, какими глазами смотрели на меня краснодарские пассажиры. Заходила в магазин, и настроиться на одну волну с продавцами было тоже сложно.

Наталья Цыганкова. Часть вторая. Невредная привычка здороваться в краснодарской маршрутке, изображение №9

Но ничего. Вернулась я в 2005-м, а через три года познакомилась с мужчиной, который стал третьим мужем. Вместе построили дом, и теперь у нас все есть. Судьба мне за все воздала, и жизнь стала совсем другой.

— Все еще здороваетесь в маршрутках?

— Нет. Ведь купила машину. Лариса Зубарь тоже вернулась. И я этому очень рада. А вот Лена Немашкало в Германии. Маргарита Давыдовская в Испании. Встречалась с ними, общалась — они свою жизнь изменить уже не могут. Наташа Морскова тоже могла бы вернуться из Испании, но она не представляет, чем могла бы здесь заниматься.

— Знаю, вы и Марину Базанову звали переехать в Краснодар из Германии.

— Да, это была наша общая мечта. Я всегда ей говорила: "Мариша, приезжай, жить будешь у меня или сама что-нибудь построишь". "Наташа, я с удовольствием, вот только на немецкую пенсию заработаю".

Марина Базанова. Трехкомнатная на Крещатике как альтернатива сборной СССР

Знаю, Юлька Сафина тоже хочет в наши края переехать. У нее в Крымске друзья еще с легкой атлетики. Там для нее и дом готовый уже стоит.

— Соблазнительно все выглядит.

— Так ведь и жизнь стала лучше. По сравнению со временами СССР возможностей уйма. Раньше частный дом выше одного этажа считался чуть ли не уголовным преступлением. А вторая квартира тянула на пожизненное — откуда такие деньги у честного советского человека?

Наталья Цыганкова. Часть вторая. Невредная привычка здороваться в краснодарской маршрутке, изображение №10

Но мы все равно испытываем ностальгию по тем временам. У нас не было интернета и скайпа. Зато собирались вместе регулярно. А сейчас и хочется с кем-то увидеться, но времени не хватает. Вот у меня раньше было две работы, с утра до вечера занята была.

— Расскажите, чем занимались.

— Три года график был таким: учитель физкультуры в школе и тренер в родной ДЮСШ у Наташи Гуськовой, то есть Анисимовой. В 2008-м мне там добавили зарплату, и из средней школы я ушла. Потом семь лет проработала в "Кубани", откуда уже меня "ушли".

Наталья Цыганкова. Часть вторая. Невредная привычка здороваться в краснодарской маршрутке, изображение №11

Снова помогла Наташа — устроилась в Кубанский государственный университет преподавателем физвоспитания. Работа со студентами интересная, да и оплачивалась хорошо. Но оттуда я ушла, потому что было тяжело совмещать ее с тренерской занятостью в ДЮСШ.

— Однако, скорее, просился вариант распрощаться с детьми.

— Меня тогда только об этом и спрашивали. Мол, зачем же такие деньги терять? Но как мне Наташку подвести? Она же подруга. Да и как директор абсолютно на своем месте.

Наталья Цыганкова. Часть вторая. Невредная привычка здороваться в краснодарской маршрутке, изображение №12

Она и здесь спортсменка, радеет за результат, хочет, чтобы школа всегда была в передовых. Когда я приехала в 2005-м, наш возраст даже в шестерку в России не входил. А в последние шесть лет и мальчики, и девочки постоянные призеры первенств страны.

Но не скажу, что теперь сильно загружена. Утром провожу занятие и свободна. Купила даже абонемент в тренажерный зал и бассейн — давно мечтала заниматься собой и получать от этого удовольствие. Всех денег все равно не заработаешь. И какой смысл уже грести веслом изо всех сил?

Жизнь вообще не поддается планированию. Помню, Маринка Базанова рассказала мне о своем диагнозе в мрачные дни. Я моталась с работы на работу, потом к мужу в больницу — он попал в реанимацию с серьезной проблемой. А Марина сказала, что врачи долго ломали голову над причинами ее недомоганий, но все же нашли ответ, теперь ее лечат, все будет хорошо. Я подумала: слава богу, раз она выздоравливает, то теперь очередь Саши.

Марина Базанова
Марина Базанова

Но вот она закончила пить таблетки, которые ей прописали. И через два месяца стала резко полнеть. И никто не понимал, что происходит. Знаю только, Марине стало тяжело дышать. Лена Немашкало поехала к ней в больницу, собиралась забрать к себе. А потом этот звонок — обухом по голове… Ушел наш Базанчик, а ведь и 58 не исполнилось…

— Вы одна для другой, наверное, на всю жизнь остались девчонками…

— Ну да. В нашей четверке подружек и прозвища были, так сказать, внутреннего пользования — никто нас больше так не называл.

Я была Котлетой. Это в честь фирменного блюда, которым угощали всех приезжавших в Невинномысск. Котлета по-невинномысски — на самом деле жуткое блюдо. В ней совсем не было мяса…

Наталья Цыганкова. Часть вторая. Невредная привычка здороваться в краснодарской маршрутке, изображение №14

Базан — это Олень, потому что сибирячка, родом из Омска. Ленка — Карандаш, она щеголяла в модных по тем временам штанах в клетку, совсем как знаменитый клоун. Лариса Зубарь была Грузином. Все из-за ее любви к гандболисту тбилисской команды. Тот хотел, чтобы она переехала к нему, а Лариса звала его в Москву. Так и не договорились…

Мы столько времени провели вместе, столько фотографий осталось… С популярными "шапками" на голове — химию тогда даже мужики делали. Сейчас смотрю на них, и так смешно становится. Так смешно, что вот плачу…

Главное
Лента новостей
© 2021 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»