Самвел Асланян: "Люди, которые что-то слышали про гандбольную Румынию, вряд ли удивятся моей истории"

11 августа 2021

Горячие олимпийские дни на стыке июля и августа разбавил скандал в Румынии. Российский правый полусредний внезапно покинул "Стяуа", перешел в "Бухарест" и пригрозил бывшему клубу судом.

Самвел Асланян: "Люди, которые что-то слышали про гандбольную Румынию, вряд ли удивятся моей истории", изображение №1

Румыния. Самвел Асланян: "Спасибо игрокам, сотрудникам и болельщикам отличного клуба, а руководству "Стяуа" — до встречи в суде"

Румыния. Российский правый полусредний Самвел Асланян после четырех лет в "Стяуа" продолжит карьеру в "Бухаресте". Контракт — на год

— Год назад, когда мы общались в предыдущий раз, ты был всем доволен в "Стяуа", говорил о действующем до 2022 года контракте... Что же случилось этим летом?

Тот самый левша. Самвел Асланян. Сборная России, нарды с Максимовым, приколы в Чехове и охота

— Нужна предыстория. У меня были письменные договоренности с клубом о соглашении на сезон-2021/22. Юридически документ приравнивается к контракту.

До этого был подписан договор до 2022 года. Но мне его пришлось разорвать. Потому что в последний сезон по контракту я считался бы иностранцем не из ЕС — речь про так называемые "критерии". Менеджер Андрей Чан попросил расторгнуть его, чтобы в клубе было еще одно место для легионера. Не проблема. Он заверил, что сам контракт на сезон-2021/22 подпишем без каких-либо вопросов.

Но когда пришло время это делать, у нас поменялся, как его называют местные, "команданте". Это полковник, руководитель "Стяуа". В концовке прошлого сезона я не играл. Потому что в марте делал операцию на спине. Менеджер говорил: да-да-да, все-все-все, подпишем-подпишем.

Но на дворе конец мая, мне нужно иметь на руках контракт, чтобы поменять рабочие визы себе и семье... Повезло, что в Румынии сохраняется режим ЧП. А при нем срок действия всех документов автоматически продлевается. Оставаться нелегально, конечно, не вариант. Можно и "депорт" получить.

Так вот, по-прежнему не было ни ответа ни привета. Наступает уже середина июня. И каждый день мне говорят: завтра-послезавтра поговорим с командиром. В итоге мы идем на кофе с менеджером — договариваться по контрактным делам. Обсуждаем новую сумму и соглашение на два года, до 2023-го. Я даю добро. Менеджер сказал: на следующей неделе подпишем соглашение.

Самвел Асланян: "Люди, которые что-то слышали про гандбольную Румынию, вряд ли удивятся моей истории", изображение №2

Наступает эта следующая неделя, потом проходит еще одна. Уже конец июня. А контракта как не было, так и нет. Звоню в клуб, назначаю встречу с этим "команданте", менеджером и еще двумя работниками. На ней полковник разговаривал со мной чуть-чуть свысока. Мне это сильно не понравилось. Может, для местных ребят он какая-то знаковая фигура. Но для меня, честно говоря, вообще ничего не представляет. Даже не знал, как его зовут.

Мои заслуги перед клубом — считаю, сделал много, играл с травмами и так далее — не были оценены. Он сказал: да-да, все хорошо, но предлагаем тебе зарплату на сорок процентов меньше прежней. Мол, тяжелая финансовая ситуация, бюджет урезан на 30 процентов. Хотя в наших письменных договоренностях сказано о других условиях. Я не собирался идти ни на какие понижения. Это не мои проблемы. Естественно, от этого предложения отказался.

Потом в команду пришел тренер Овидиу Михэйлэ, который работал в первый мой год в "Стяуа". Набрал мне: давай, мол, попробуем договориться, хочу, чтобы ты остался в команде. Ответил: давай. Потом мы с менеджером еще раз обговорили все детали контракта до 2023 года. Тренер договорился о моей встрече с "команданте" и его заместителем.

Это была пятница. Я пришел в клуб. Мне распечатали контракт. Начинаю его читать и вижу, что вместо двух лет там стоит "1+1". Меня эта ситуация взбесила. Мне не 20 лет, чтобы разговаривать со мной, как с дураком. Пожал руку менеджеру и ушел. Сказал, что созвонимся в понедельник.

Тренер набирает и спрашивает: договорился, нет? Говорю: да, договорился, в понедельник увидимся. Параллельно у меня шли переговоры с "Бухарестом", которые начались еще в феврале. Но там была проблема: город никак не мог подтвердить бюджет клуба.

Наступает понедельник. Звоню в "Стяуа": мол, извините, ребята, я на море с семьей, во вторник увидимся. Тренер говорит: приходи утром на тренировку, а после нее поедешь подпишешь контракт. Мол, я решил, все нормально. Ну, ладно. В итоге во вторник провел занятие со "Стяуа" в тренажерке. Потом выпил с ребятами кофе. Они спросили: куда едешь? Говорю: подписывать контракт — правда, не уточнил, с каким клубом. А после обеда я заключил соглашение с CSM. Вечером тренировался уже с этим клубом.

В продолжение провел консультации с адвокатами. Скоро выдвинем финансовые претензии "Стяуа", и я подам иск в суд. Речь о моральной компенсации, потому что со мной обязаны были подписать контракт на сезон-2021/22. К тому же не оплатили билеты, замену визы, посещение тренажерки на протяжении всех четырех лет. А еще только частично компенсировали затраты на восстановление. В общем, есть пакет финансовых претензий. Не знаю сколько, но что-то выиграю обязательно.

Надо сказать, что это не первый случай, когда заводится дело. "Стяуа" проиграла судебный процесс бывшему тренеру Виорелу Мазилу. А два года назад уволила хорватского гандболиста Николу Кеджо, у которого был контракт. В итоге он отсудил 115 тысяч евро.

Самвел Асланян: "Люди, которые что-то слышали про гандбольную Румынию, вряд ли удивятся моей истории", изображение №3

— Со стороны все выглядит так, что ситуацию можно было докрутить в свою пользу, но ты обиделся, пошел на принцип и подписался с "Бухарестом".

— Да. Я на самом деле не обидчивый и не злопамятный, просто у меня память хорошая. Не люблю, когда со мной разговаривают с позиции силы и свысока. Это действительно было дело принципа. В такой ситуации просто не смог бы остаться в клубе и отдаваться на сто процентов. Как говорили в моей молодости, они поступили не по понятиям. У меня ведь все документы на руках — с печатями, подписями...

По большому счету, нет претензий ни к тренеру, ни даже к менеджеру. Как выяснилось, этот менеджер ничего не решает. Решение принимал "команданте". У клуба была цель — по возможности оставить людей, но на меньших зарплатах.

Могу поведать еще одну историю. Два игрока заключили контракты со "Стяуа", договорились по суммам и срокам. Но последняя, решающая подпись — за "команданте". И он сказал: нет-нет-нет, слишком большие зарплаты. Давайте платить на 25 процентов меньше. Считаю, стыдно заниматься подобным. Это свинство.

— Почему ты не предупредил тренера и партнеров, ушел, не попрощавшись?

— Нет, я ушел очень даже красиво. Написал капитану: мол, не остаюсь, такая ситуация... Когда не пришел на тренировку, мне позвонил менеджер. Но я не посчитал нужным ответить. Потому что в июне, когда ему звонил я, он тоже не поднимал. Тренеру также не ответил. В свое время мы предварительно договаривались, что в один из дней увидимся на тренировке. Но команда втихаря уехала на сбор. Мне никто не сказал: Самвел, извини, пока не решен вопрос, будем на связи. Посчитал, что могу не разговаривать ни с одним, ни с другим.

— Как руководители отреагировали на твои планы подать в суд?

— Не знаю. Когда у меня был разговор с "команданте", он так и сказал: если будет какое-то предложение, можешь уйти. Если вдруг захочешь подать в суд, тоже можешь это сделать. Твое право. Говорю: ну ладно, тогда я воспользуюсь этим правом. Надеюсь, с кем-то из руководителей увидимся в суде.

— Для тебя было принципиально важно заключить контракт именно на два года?

— Ну да. Если мы идем на уменьшение зарплаты, пусть и небольшое, то принципиально. Иначе смысл двигаться вниз по деньгам? Я не зверь, могу войти в положение. Со мной можно было договариваться. Но не в таком ключе.

— Пожалел, что в свое время согласился расторгнуть контракт на последний сезон?

— Да. Думал про это. Надо было, наверное, сказать: у меня есть трехлетний контракт, ничего не знаю, ребята, до свидания. Но я ведь сделал это ради команды. Думал, это чисто технический вопрос.

Кстати, "Стяуа" должна еще сказать мне спасибо, что я нашел клуб. Потому что, если бы этого не случилось, подал бы в суд и весь сезон-2021/22 получал бы деньги. С вероятностью 90 процентов выиграл бы это дело. Разговаривал с тремя адвокатами, и все в один голос говорили: без проблем. Но это длилось бы год-полтора. А мне еще поиграть охота.

Самвел Асланян: "Люди, которые что-то слышали про гандбольную Румынию, вряд ли удивятся моей истории", изображение №4

— Обидно, что после четырех лет, отданных клубу, произошла такая ситуация?

— Конечно, обидно. Считаю, даже если бы я поиграл год-два, поступать так по крайней мере некрасиво. И вести диалог в подобном ключе неправильно ни в человеческом плане, ни в юридическом. С какой стороны ни глянь, правда на моей стороне.

Плюс я не понимаю позицию клуба. Грубо говоря, на сезон команда осталась, по сути, без правого полусреднего. Мог бы понять, если бы кто-то был подписан. Наверное, рассчитывали, что получится договориться. Но жизнь показала, что в моем случае при таких обстоятельствах сделать это трудно.

— С твоей стороны ошибки были — кроме согласия на расторжение контракта?

— Нет, какие ошибки? Давно, еще в декабре-январе, поднимал вопрос, что надо подписать техническую часть контракта. Менеджер отвечал: сейчас, сейчас... В январе заболел ковидом. И начались проблемы со спиной. Мне предлагали сезон доиграть. А по окончании, если понадобится, сделать операцию. Я отказался, предчувствуя эту ситуацию. Решил, что лучше перенесу операцию, не спеша восстановлюсь и начну новый сезон. Как в воду глядел. То есть все правильно сделал.

Думаю, люди, которые что-то слышали про Румынию, вряд ли удивятся, узнав мою историю... Такое случилось не в первый раз и, думаю, не в последний.

— Почему в Румынии такие истории происходят особенно часто?

— Ой, наверное, свяжу это с местным менталитетом. Здесь не стоит договариваться на словах. Все надо делать в письменной форме. Больше скажу: сохраняю все переписки, переговоры веду под запись. Распечатки, аудио... По-другому нельзя. Я уже на опыте. Не первый год в Румынии.

— В итоге все получилось идеально — ты в короткие сроки нашел новый клуб, причем в том же городе...

— Да. Больше скажу: не просто в том же городе — в том же районе. Плюс тот же зал, а тренажерка еще ближе. Половину ребят знаю. Вдобавок вместе со мной из "Стяуа" перешел вратарь. В свой первый год в Румынии я ведь уже играл в CSM. Как мы смеемся с руководством, вернулся домой.

Во вторник провели первую товарищескую игру — с "Динамо" Хави Паскуаля. Проиграли 30:31, пропустив на последней секунде. Но учитывая, что собрались позже соперника, считаю, достойно смотрелись. У "Динамо" были все, кроме линейного Седрика Сорендо.

Самвел Асланян: "Люди, которые что-то слышали про гандбольную Румынию, вряд ли удивятся моей истории", изображение №5

— Помимо "Бухареста", какие-то еще варианты были?

— Было несколько, но я не хотел их рассматривать. Даже те, что в Румынии, но далековато от дома. Выбор не такой большой. В клуб, который базируется в трех часах езды от города, теоретически мог бы уехать. Но лучшим вариантом было остаться в самом Бухаресте. Потому что через месяц я подаю документы на получение пятилетнего вида на жительство. Их одобрят. Остается прожить еще три года, и я могу уже официальным путем получать румынское гражданство.

— Есть такие планы?

— Есть. Еще не определился, где буду жить — в России, Румынии или другой стране Европы. Но один из вариантов — Бухарест. Здесь есть русская школа, куда ходит дочка. Привык к городу, уже пять лет тут. Освоился, в бытовом плане все устраивает.

— Когда возникли проблемы, были ли мысли завершить карьеру?

— Вообще нет. Несмотря на то что мне 35, чувствую себя на 25. Тем более практически всю гандбольную жизнь беспокоила спина, а сейчас, после операции (мне удалили грыжу), тьфу-тьфу-тьфу, ощущаю себя хорошо физически и морально. Пока планов заканчивать нет. Смотрел вот Олимпийские игры, в частности, матчи сборной Испании. Там много кому от 35 до 40.

— Сопоставь зарплату в "Бухаресте" с тем, что тебе предлагали в "Стяуа".

— Примерно то же самое. Даже в CSM чуть-чуть больше, чем предлагали в "Стяуа" последний раз. Если бы контракт заканчивался в 2021 году, проблем не было бы. Но у меня-то были письменные договоренности. Поэтому извините.

— Похожая ситуация когда-то стряслась с тобой и в "Пермских Медведях". Почему эти проблемы тебя преследуют?

— Ха, наверное, я проблемный человек. Почему возникли эти ситуации? Потому что все было написано в контракте, а клуб не выполнил свои обязательства. Я подал в суд и выиграл. Значит, не врал, говорил правду.

Почему-то клубы, не только в России, берут на себя обязательства и потом думают, что их можно не выполнять. Понятно, что все это не от хорошей жизни, от финансовых проблем. Но раз вы подписываете людей, извольте выполнять. А иначе: увидимся в суде.

Самвел Асланян: "Люди, которые что-то слышали про гандбольную Румынию, вряд ли удивятся моей истории", изображение №6

— На матчи со "Стяуа" теперь будешь выходить особенно заведенным?

— Так же, как и всегда. Кстати, мы увидимся уже на этой неделе на турнире в Турде. Хочу еще поговорить с тренером, чтобы он понял: не надо на меня обижаться. Не люблю расставаться на плохой ноте. Если бы не обстоятельства, спокойно остался бы в "Стяуа". Это не его вина и не моя. Это вина руководства. В принципе я ни с кем и не ругался — просто ушел.

— Чему тебя научила эта ситуация?

— Хочу дать совет: все должно быть в письменной форме. На словах — никогда. Помню, в Перми говорили: у нас клуб за слова отвечает, можем так договориться. А я настаивал: нет-нет-нет, мне, пожалуйста, бумажечку. Как показала жизнь, я был прав. Потому что без этой бумажки я никому ничего не доказал бы.

Плюс при подписании контрактов надо соблюдать все юридические нюансы. Ты, наверное, в курсе скандала в "Александрии". С гандболистами подписали контракты в трех экземплярах. Но по правилам надо в четырех. Первый на руках у игрока, а три отдаются на регистрацию. Потом один остается в федерации, один у клуба, один у тебя. А в "Александрии" те контракты забрали типа на регистрацию, а потом порвали и выкинули. И у ребят ничего нет. Надо делать хотя бы фото- или видеофиксацию.

Скандал в Румынии: три игрока оказались не нужны новому коучу "Александрии" Константину Штефану, несмотря на договоренности

Возьмем мою ситуации. Не знаю, на что был расчет. На то, что я по-румынски читать не умею? Может, я и не все понимаю. Ха, но то, что мне надо, что касается денежных вопросов, я понимаю хорошо. Спрашиваю: вы что, с пятилетним ребенком разговариваете?

Тренер потом общался с Александром Жедиком, моим менеджером. Жаловался, утверждал, что мне предлагали контракт на два года. Но я пересылал Жедику фото соглашения. Там о двух годах речи не шло.

С Александром Жедиком и Константином Игропуло
С Александром Жедиком и Константином Игропуло

"Надо бежать. И чем раньше, тем лучше". Главный гандбольный агент Ex-USSR

Заместитель "команданте" на встрече говорил: у всех ребят такие контракты. При них набрал парням из команды: у вас так? Нет: у одного на два года, у другого на три. Обращаюсь к руководителям: что вы мне, извините, рассказываете? И они ничего не смогли на это ответить. То есть общались, как с каким-то лохом.

Поэтому мы и увидимся в суде. Жду их там "на кофе". Это лишь дело времени.

Фото: Inquam Photos, пресс-служба "Чеховских Медведей", личный архив Самвела Асланяна.

Лента новостей
© 2021 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»