Кристина Мухина: "Доктор сказал, что порвать задний "крест" надо было умудриться. Было необходимо, чтобы ногу переехал КамАЗ"

26 июля 2020

Закончившая профессиональную карьеру в 19 лет победительница девичьего чемпионата мира-2018 в составе сборной России Кристина Мухина в интервью автору БЦ Артему Шмелькову вспомнила подробности подготовки к топ-турниру и последующих событий.

Кристина Мухина. Задний крест на карьере. Тема, переставшая быть больной

— Но все же о том турнире в Польше — пока лучшие воспоминания в жизни! Да, в тренировках тогда было тяжело. Но сейчас вспоминаются девочки, наши общие приколы и розыгрыши, косяки и удачи.

Из приятного мне персонально — признание лучшим игроком в очень сложном четвертьфинале против датчанок. Долго этого ждала, от игры к игре прибавляла и, наконец, выдала свой лучший гандбол.

Когда пришли в раздевалку, поставила стеклянный приз на пол и вскоре неаккуратным движением ноги опрокинула его на пол и разбила. Сразу же чуть не разрыдалась.

о как же благородно поступила тогда Лена Михайличенко! К тому времени у нее уже были на турнире подобных статуэтки, и одну из них Лена пообещала подарить мне взамен разбитой. Меня это очень тронуло. Лена — добрейшей души человек!

— Весь турнир ты играла, превозмогая боль?

— Скорее, это был дискомфорт. Фиксирующие наколенники часто доставляли неудобства. Помню, на сборе в Подмосковье стояла жара, в зале стало душно. Я спустила наколенник по ноге и получила знатный выговор от Сидоричевой.

МРТ, которую мне сделали загодя, показала полный разрыв задней крестообразной связки. Перед тренировками и играми я растиралась, тейпировалась и обязательно должна была носить наколенник.

Разрыв задней крестообразной связки — очень нетипичный случай. Обычно рвут передний "крест". А здесь Любовь Петровна меня все успокаивала, что некоторые футболисты вообще годами играют без этой связки. А я не понимала, как такое возможно.

— Как проходила та операция на колене?

 Мне помогли быстро собрать все необходимые документы и стали готовить к операции в Москве. Она длилась более шести часов. За пару часов до ее окончания я даже очнулась от наркоза и видела, как хирург снял головной убор, присел на пол спиной к стене и сказал, чтобы больше к ним в больницу я не попадала — настолько вымотала его та операция.

Задний "крест" очень сложно оперировать. Мне сделали большой разрез на колене сбоку, связку брали из голеностопа — сложно все проходило. Доктор сказал, что порвать задний "крест" надо было умудриться. Грубо говоря, для этого необходимо, чтобы ногу переехал КамАЗ.

Потом кое-где, в том числе и на БЦ, проскакивала информация о второй моей операции на колене. Но ее не было. Сначала некоторые специалисты на ней настаивали, но потом все данные МРТ посмотрел доктор сборной и уверил, что повторная операция не нужна. Получается, никаких ошибок хирургов при замене заднего "креста" не было.

Вероятно, это особенности моего организма. На каких-то отрезках реабилитации становилось лучше. Но стоило немного ускориться в беге, колено заклинивало. Тогда в сустав кололи и гиалуроновую кислоту, и плазму крови. Это не помогало…

— Обид на врачей не осталось?

— Ни у меня, ни у родителей. Как случилось, так случилось. Жаль, конечно, что это произошло в таком раннем возрасте. Но здоровье у нас одно. Лучше остановиться сейчас, чем потом это не аукалось более тяжело.

— Правда, что Любовь Сидоричева убеждала тебя пробовать вернуться?

— Ну как убеждала… Я сообщила ей о решении заканчивать. Она в деталях знала мою историю восстановления, подводила к мысли хотя бы попробовать выйти на площадку.

Но я твердо ответила отказом. Родители меня поддержали. Сейчас в кругу семьи даже разговоров на темы вокруг да около гандбола не ведем.

Главное
Лента новостей
© 2021 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»