Судьба человека. Юнь Кьюн Шин. Корейский гулливер по прозвищу Ник, или Один в поле воин

7 июля 2020

История легендарного азиата, который играл в гандбол не хуже, а то и лучше европейцев и собрал потрясающую коллекцию индивидуальных призов.

Жизнь после славы. Вы удивитесь, узнав, где сейчас Висландер, Штоклян, Кристиансен…

На его родине гандбол не входит даже в десятку самых популярных видов спорта. И это несмотря на то, что женская сборная побеждала на Олимпиадах и чемпионате мира. Мужская также считается одной из сильнейших в азиатском регионе и имеет в своей коллекции сенсационное серебро домашних Игр 1988 года. Юнь Кьюн Шин чувствовал себя изгоем, а потому уехал искать счастья в Европу, где добился серьезного признания, став, в частности, лучшим игроком 2001 года по версии ИГФ.

Судьба человека. Юнь Кьюн Шин. Корейский гулливер по прозвищу Ник, или Один в поле воин, изображение №1

Леворукий гигант был готов сражаться на площадке даже в одиночку и в итоге установил исторический бомбардирский рекорд немецкой бундеслиги, который в ближайшее время вряд ли будет кем-то превзойден: 2908 голов за 13 сезонов! Болельщики в Германии не стеснялись признаваться, что не знают, где находится Южная Корея, зато осыпали комплиментами легионера из этой страны. Поисковые системы рядом с его именем до сих пор смело выдают определения вроде "император гандбола", "машина по забиванию голов", "легенда ручного мяча"…

Мечтайте, ибо по красоте грез своих вы займете свое место в будущем

Юнь Кьюн Шин появился на свет в Сеуле в семье легкоатлета и гандболистки. Журналисты часто спрашивали, благодаря кому у него такой высокий рост — за два метра. Он лишь пожимал плечами и отвечал: наверное, благодаря кому-то свыше, поскольку рост папы 181 сантиметр, а мамы — всего 170.

В детстве Юнь жутко стеснялся своего телосложения. Едва перейдя во второй класс начальной школы, мальчишка всего за три недели вырос на 11 сантиметров! В голову стали лезть разные мысли, вплоть до того, что это опасная для здоровья патология. С друзьями невозможно было никуда выбраться: окружающие не сводили удивленных взглядов с долговязого юнца. Только с годами станет понятно, что высокий рост — вовсе не проклятие, а настоящий подарок судьбы.

Юнь Кьюн Шин с отцом
Юнь Кьюн Шин с отцом

С гандболом будущий супербомбардир познакомился в пятом классе. К тому времени он уже вовсю принимал участие в школьных соревнованиях по волейболу и баскетболу. По рассказам одноклассников, 12-летний Юнь даже научился исполнять слэм-данк (бросок сверху). Но учитель физкультуры переориентировал подростка, порекомендовав обратить внимание на гандбол. Тем более что в этом виде спорта ценятся леворукие игроки. Юню особенно приглянулся размер мяча: он был меньше баскетбольного и волейбольного, но больше бейсбольного и для настольного тенниса. Аккурат под его кисть.

Надо пояснить, что в Корее реализуются четыре программы физкультуры для школьников: обязательная, дополнительная (для желающих получить наиболее высокий уровень подготовки), спортивная (предусматривающая занятия в избранных видах во внеучебное время), подготовка и участие в состязаниях (для школьников-спортсменов). Также в школах существуют спортивные клубы, хотя они пользуются гораздо меньшей популярностью, чем научные.

Перейдя в школу второй ступени (аналог нашей средней), Юнь Кьюн Шин, чей рост тогда достиг 188 сантиметров, стал участником четвертой программы и с головой окунулся в гандбол. Парадоксально, но против занятий ручным мячом оказалась мама, в прошлом сама игравшая в него на позиции вратаря. Не видя для сына серьезных перспектив в гандболе в силу низкого уровня развития вида в стране, она настаивала на получении полноценного образования. Все изменилось, когда в 1988 году южнокорейские гандболисты добились уникального достижения на домашней Олимпиаде, где женская сборная взяла золото, а мужская — серебро. 16-летний Юнь окончательно утвердился в правильности сделанного выбора. Идти к мечте ему больше никто не препятствовал.

Судьба человека. Юнь Кьюн Шин. Корейский гулливер по прозвищу Ник, или Один в поле воин, изображение №3

Помоги себе сам, и друзья тебя больше полюбят

Еще будучи учеником старшей школы, Юнь Кьюн Шин обратил на себя внимание тренеров национальной команды и вскоре был вызван на первый сбор. Такого большого (во всех смыслах) таланта с броском со скоростью полета мяча под 120 километров в час невозможно было не заметить. Для 16-летнего гандболиста это оказалось сродни выходу в открытый космос.

На фоне качеств олимпийских призеров его мастерство и выносливость требовали совершенствования. Он и сам это прекрасно понимал. Но первую цель ему удалось покорить: примерил форму с тхэгыком на груди и оказался рядом со своим кумиром Кан Ча Вонем, лучшим бомбардиром олимпийского турнира в Сеуле, который вскоре будет признан ИГФ игроком года.

По понятным причинам юниорскую сборную Юнь Кьюн Шин почти "проскочил". Гандболистов такого калибра сразу забирает главная команда. Но несколько турниров ему довелось провести и вместе со сверстниками. Первая зарубежная поездка случилась как раз с молодежной сборной и не куда-нибудь, а в Германию. Уже тогда скауты ведущих клубов взяли азиатского гулливера на карандаш.

"Все, что происходило там, сильно отличалось то того, к чему я привык в Корее. В первую очередь потрясло количество болельщиков: на каждом матче их собиралось от 10 до 15 тысяч! С того самого времени я стал буквально грезить бундеслигой, поскольку на родине мне, как правило, приходилось играть при пустых трибунах, по сути — с самим собой. Я отдавал всю энергию на площадке, но не чувствовал отдачи и не знал, к чему стремиться", — вспоминал Юнь Кьюн Шин.

Судьба человека. Юнь Кьюн Шин. Корейский гулливер по прозвищу Ник, или Один в поле воин, изображение №4

При его активном участии сборная Южной Кореи одержала уверенную победу на Азиатских играх-1990 в Пекине, выиграв все пять матчей. Юнь с ходу забрал приз лучшему бомбардиру. А на следующий год — и такую же индивидуальную награду на юниорском чемпионате мира в Греции. Несмотря на то, что его команда заняла лишь 12-е место, правый полусредний почти сразу получил несколько предложений от восточноевропейских клубов. Но один из самых высоких гандболистов планеты, чей рост уже достиг 203 сантиметров, отклонил их, объяснив это желанием завершить учебу в колледже. На самом деле он ждал приглашения из Германии.

Оно случилось в 1995 году. К тому времени Юнь Кьюн Шин успел засветиться еще на нескольких крупных турнирах: Олимпиаде-1992 в Барселоне, чемпионате мира-1993 в Швеции (поделил первое место в списке бомбардиров со швейцарцем Марком Баумгартнером и венгром Йожефом Элешем), Азиатских играх в Хиросиме (золотая медаль и звание лучшего бомбардира), чемпионате мира-1995 в Исландии (лучший голеадор и член символической сборной).

Летом, перед стартом очередного сезона бундеслиги, спонсор немецкого "Гуммерсбаха" потребовал у менеджмента подписания контракта "с какой-нибудь мировой звездой". Поскольку все европейские топ-игроки уже были на контрактах, менеджер Вольфганг Гютшов наудачу отправил факс в университетскую команду Кенхи, ведь Юня уже вполне можно было считать мировой звездой. На следующее утро он получил обнадеживающий ответ.

Гютшов сразу отправился в Сеул, провел переговоры с игроком, его мамой, тренером, и стороны ударили по рукам. Сделка была оформлена всего за несколько часов с одним нюансом: в контракт был внесен пункт, по которому южнокорейский легионер должен был присоединиться к новой команде только зимой. Камнем преткновения снова стал гранит науки: спортсмену нужно было закончить колледж.

Нет более слепого, чем тот, кто не хочет видеть

13 декабря 1995 года Юнь Кьюн Шин был представлен игроком "Гуммерсбаха". На презентацию пришли 400 болельщиков. Новобранец сначала подумал, что клуб празднует какое-то большое событие. А оказалось, люди пришли поприветствовать новичка, чем он был сильно польщен.

Судьба человека. Юнь Кьюн Шин. Корейский гулливер по прозвищу Ник, или Один в поле воин, изображение №5

Спустя четыре дня Юнь дебютировал в чемпионате Германии: в матче 11-го тура "Гуммерсбах" дома взял верх над "Дюссельдорфом" — 25:18. Стрелок из Азии забросил шесть мячей, сразив публику наповал: казалось, невозможно остановить такую махину в обороне, а в атаке — перепрыгнуть его блок. Местная пресса сразу окрестила Юня "рождественским подарком", а фанаты прозвали "ракетой".

Хотя вскоре с подачи наставника команды Хайнера Бранда к нему приклеилось имя "Ник" (от немецкого "nicken" — кивать, — прим. БЦ). Первые несколько месяцев в Германии были самыми трудными для 22-летнего парня, который не говорил ни по-немецки, ни по-английски. Легионер из Южной Кореи не понимал тренерских установок и подсказок, а лишь послушно кивал головой.

Вместе с тем его ошарашила пресловутая фан-культура: в первой же выездной игре в Нидервюрцбахе Юнь столкнулся с жесточайшим проявлением расизма. Он не мог разобрать слов, которые неслись в его адрес с трибун, но отчетливо слышал свист и видел недвусмысленные жесты. Причем это повторялось и в других городах. Такая ситуация пагубно повлияла не только на эмоциональное состояние гандболиста, но и на физическое: стал стремительно уменьшаться вес. Вряд ли нужно говорить о том, насколько это важно для игрока задней линии с такой комплекцией, да еще и обороняющегося в центре.

Дела стали налаживаться только тогда, когда к Юню приехала мама. Во-первых, она вернула сыну радость общения. Во-вторых, помогла разрушить у его одноклубников и друзей стереотип о странной корейской кухне, устроив для них ужин с вкуснейшими национальными блюдами пулькоги и чапчхэ. В-третьих, заставила отказаться от переводчика, чтобы освоение немецкого языка шло быстрее. В-четвертых, порекомендовала нанять персонального фитнес-тренера.

Понятия великого и малого суть понятия относительные

Журналисты поначалу сравнивали Юнь Кьюн Шина с легендарным соотечественником Чха Бом Гыном. В 80-х он тоже покорил бундеслигу, только футбольную. В Южной Корее до сих пор считают именно его, а не Пак Чжи Суна или Сон Хын Мина первопроходцем на европейском спортивном рынке.

Судьба человека. Юнь Кьюн Шин. Корейский гулливер по прозвищу Ник, или Один в поле воин, изображение №6

Перед отъездом в Германию у юного гандболиста, кстати, была короткая встреча с лучшим футболистом Азии XX века. Его напутствие стало лучшей мотивацией: "Сделай все возможное, чтобы мне как корейцу не было за тебя стыдно. Ты обязательно столкнешься с трудностями, но если сможешь их преодолеть, то непременно добьешься успеха". Юнь исполнил завет, став звездой в Гуммерсбахе не только потому, что забрасывал фантастические мячи, но и из-за образцовой преданности клубу.

В 1998 году, когда у команды возникли финансовые проблемы и она не смогла перечислить ежегодный платеж университетской команде Кенхи в размере 42 тысяч марок, местный банк сделал это за нее, предоставив бессрочный кредит. Для того чтобы сохранить лицо региона и не подводить Юня! Конкуренты попытались воспользоваться ситуацией и переманить лучшего бомбардира бундеслиги. Его хотели видеть у себя "Киль", ТУСЕМ и даже "Барселона".

Но Кьюн Шин остался. Не только потому, что в "Гуммерсбахе" его все устраивало в игровом плане. Он ощущал искреннюю любовь болельщиков и стремился платить той же монетой. По одной из легенд, Юнь даже сам занимался поиском спонсоров и "продал" свое имя одному известному автогиганту. Многие уверены, что если бы не корейский легионер, то знаменитого клуба из пригорода Кельна на гандбольной карте уже давно бы не существовало.

Годом ранее Юнь Кьюн Шин помог своей сборной взлететь на небывалую высоту на чемпионате мира в Японии. Там корейцы не просто вышли в плей-офф, обыграв по ходу дела будущих бронзовых призеров французов, а еще и прихлопнули в 1/8 финала югославов. И пусть выше восьмого места подняться не получилось (это поныне рекорд команды Южной Кореи), Юнь снова выиграл спор бомбардиров. Таким образом, он оказался на вершине списка снайперов на третьем мундиале кряду, чего не удавалось никому и никогда.

Похожие рекорды при похожем безмедальном раскладе для клуба удавались ему и в бундеслиге. В сезоне-2000/01 "Ник" забросил 324 гола в 38 матчах! Это больше трети всех мячей "Гуммерсбаха" в чемпионате (в среднем более восьми голов за игру). Такое достижение в одной из сильнейших лиг мира было по достоинству оценено со стороны Международной федерации гандбола, признавшей Юнь Кьюн Шина лучшим игроком 2001 года.

Судьба человека. Юнь Кьюн Шин. Корейский гулливер по прозвищу Ник, или Один в поле воин, изображение №7

Не спеши говорить "нет", пока тебя не спросили

Финансовые затруднения "Гуммерсбаха" привели к тому, что полусреднему заметно урезали зарплату, забрали служебную машину и, несмотря на переезд супруги из Южной Кореи, уменьшили жилплощадь. Перед началом сезона-2006/07 случилось самое большое разочарование за все время пребывания в Германии: клуб не продлил контракт со своим сильнейшим игроком и даже не сообщил ему об этом.

Звонок журналиста с просьбой прокомментировать новость, опубликованную на сайте, ввел добродушного и максимально открытого гандболиста в ступор. "Я чувствую себя преданным", — таким был его короткий ответ. Из-за этого, пойдя на повышение в "Гамбург", Юнь даже сменил игровой номер с 7-го на 77-й.

Вольный ганзейский город куда крупнее и оживленнее провинциального Гуммерсбаха. Но наш герой быстро освоился и здесь. Тем более в Гамбурге была обнаружена большая община соотечественников, насчитывающая около трех тысяч человек. А главное — здесь наконец-то стало можно бороться не только за звание лучшего бомбардира, но и за титулы.

Первый был взят в дебютной же игре за "Гамбург"! В Суперкубке Германии в Мюнхене оказался повержен сам "Киль". Второй случился через восемь месяцев, когда "Гамбург" завоевал Кубок кубков. В двух финальных матчах против испанского "Адемара" Кьюн Шин забросил 20 мячей. После окончания поединка в Леоне обычно сдержанный кореец выпустил эмоции наружу: он пел, танцевал, позировал фотографам с бутылкой пива и сигарой во рту. Комментарий был по традиции лаконичным: "Решение о переходе в "Гамбург" было самым правильным в моей карьере".

Его европейское приключение закончилось совсем скоро. Он получил еще один, седьмой, приз лучшему бомбардиру бундеслиги и в 2008 году принял решение вернуться домой. Тоска по родине была невыносимой. К тому же четырехлетний сын почти перестал говорить на корейском. Матч с "Гуммерсбахом" той весной стал одним из последних для Юня в Германии ("Гамбург" выиграл, а Кьюн Шин забросил 8 голов). 20 тысяч болельщиков устроили ему овацию и, по свидетельству очевидцев, пролили немало слез.

Судьба человека. Юнь Кьюн Шин. Корейский гулливер по прозвищу Ник, или Один в поле воин, изображение №8

Гандбольный гигант удостоился не простого упоминания в центральном спортивном издании страны "Der Spiegel" — ему отвели сразу шесть полос! "Я провел почти треть жизни, выступая на большой сцене. Мне не о чем жалеть — я получил то, что хотел, и был счастлив каждый день здесь. Гуммерсбах и Гамбург — мой второй дом. Здесь у меня не меньше друзей, чем в Южной Корее. Я всегда буду помнить и ценить то, что для меня сделали в Германии", — сказал наш герой.

Менее всего мудрец одинок тогда, когда находится в одиночестве

Вернувшись в родные края, Юнь Кьюн Шин первым делом пошел в университет получать недостающие знания. В итоге со временем он защитил докторскую диссертацию.

Гандбольное хозяйство страны пребывало тогда в запустении. По его же признанию, состояние оказалось еще хуже, чем когда он уезжал. К примеру, левша с удивлением обнаружил, что профессиональные клубы вынуждены платить аренду тренажерным залам.

Чувствуя в себе силы переломить ситуацию и передать опыт молодому поколению, Юнь решил еще поиграть за сеульский "Доосан". За три сезона, совмещая гандбол с учебой, он стал двукратным чемпионом страны и забросил более 500 голов. В 2013-м клуб организовал торжественную церемонию по случаю окончания Кьюн Шином карьеры игрока. Но это была отнюдь не грустная церемония, поскольку он сразу заступил на капитанский мостик. В первом же сезоне под руководством 40-летнего тренера "Доосан" взял титул, но в следующем оступился. "В это время не я тренировал команду, а она — меня", — резюмировал первые шаги в новом качестве теперь уже один из самых высоких наставников в мире.

Одновременно он мечтал о работе в сборной, с которой так и не смог добиться серьезных побед как игрок (пять побед на Азиатских Играх и две на чемпионатах Азии при всем уважении к таковым не относятся). 39-летний (!) Юнь очень надеялся выстрелить на Играх-2012, где удостоился роли знаменосца делегации Южной Кореи на церемонии открытия. Но ничего не вышло. Увы, не вышло и в должности главного тренера, которую он получил в 2015-м.

Судьба человека. Юнь Кьюн Шин. Корейский гулливер по прозвищу Ник, или Один в поле воин, изображение №9

Энтузиазма сначала было хоть отбавляй. Но суровая реальность в виде низкой квалификации подопечных привела к тому, что национальная команда не смогла отобраться на Олимпиаду в Рио-де-Жанейро. Юнь немедленно подал в отставку, но смело заявил, что будет готов использовать еще один шанс. Если он представится. И гораздо позже.

Тренерское искусство тяжелый гандбольный бомбардировщик по прозвищу "Ник" постигает по-прежнему в "Доосане". С сезона-2015 этот клуб не знает себе равных в K-лиге. Юнь Кьюн Шин надеется, что в чемпионат начнут приезжать сильные легионеры, у которых будут учиться местные игроки. А еще — что рано или поздно ручной мяч в Южной Корее встанет на такие же профессиональные рельсы, как в Германии.

А в поисках талантов он сам ездит по регионам, проводя тренировки и мастер-классы. Летний лагерь носит символичное название "Dream High" ("Мечтай выше"). "Уверен, что любой ребенок, с которым мы пересекались, может в будущем стать большим игроком. Во время занятий я чувствую себя еще счастливее, чем сами дети, и стремлюсь к новой встрече. Надеюсь, что молодые люди, которые несут ответственность за будущее корейского спорта, станут усердно тренироваться, а гандбол окажется самым популярным видом спорта в стране!" — верит Юнь.

Фото: sport.de, focus.de, zimbio.com.

Главное
Лента новостей
© 2021 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»