Олимпийский траверс. Сеул-88. Андрей Тюменцев: "И крик Свириденко: Тюпа, вот оно, счастье!"

25 июня 2020

БЦ продолжает рассказ о медальных Олимпиадах советского и российского мужского гандбола. На очереди золотой Сеул. Рассказчик — Андрей Тюменцев, один из главных творцов той победы.

Олимпийский траверс. Монреаль-76. Владимир Максимов: "Лишь победа в финале избавит от упреков, что мы там случайно"

Олимпийский траверс. Москва-80. Александр Каршакевич: "После финала было стыдно возвращаться в Минск"

Андрей Тюменцев:

— Предваряя рассказ о победе на Олимпиаде в Сеуле, необходимо упомянуть важнейший фактор, который предопределял высочайшую планку советского, а потом и российского мужского гандбола более трех десятков лет. Это уровень конкуренции в чемпионате СССР.

Андрей Тюменцев
 
Андрей Тюменцев

За два года до Игр состоялся чемпионат мира в Швейцарии, где советская сборная оглушительно провалилась — десятое место. Причина была в том, что тренерский штаб слишком уверовал в звездных ветеранов, которые к тому времени были уже на сходе.

Неудача подтолкнула спортивных управленцев и тренеров сборной к масштабному обновлению, в результате которого в национальной команде появилось немало новичков: Андрей Лавров, Вячеслав Атавин, Александр Тучкин, Юрий Нестеров, Валерий Гопин, Георгий Свириденко, Константин Шароваров. В этой компании был и я. Костяк команды составили победители молодежных чемпионатов мира 1983 и 1985 голов. С нами в сборную на помощь Анатолию Евтушенко пришел и рулевой той "молодежки" Спартак Миронович. Эти радикальные перемены команду колоссально усилили, что и показал олимпийский турнир.

Состав сборной СССР: Андрей Лавров, Игорь Чумак; Вячеслав Атавин, Валерий Гопин, Александр Каршакевич, Александр Тучкин, Андрей Тюменцев, Юрий Нестеров, Георгий Свириденко, Александр Рыманов, Константин Шароваров, Юрий Шевцов, Михаил Васильев, Вальдемар Новицкий.

При подготовке к Сеулу необходимо было учесть совокупность всех факторов, чтобы найти оптимальное решение, ведущее к успеху. Евтушенко и Мироновичу это удалось. Для начала в 1987 году команда с огромным перевесом над конкурентами выиграла чемпионат мира в группе "В". Этот турнир, проходивший в Италии, определял судьбу последней путевки на Игры.

Олимпийский траверс. Сеул-88. Андрей Тюменцев: "И крик Свириденко: Тюпа, вот оно, счастье!", изображение №2
 

Андрей Тюменцев:

— Готовились мы к соревнованиям в несколько этапов. Главный сбор, на котором закладывался фундамент на олимпийское лето, прошел в Алуште. Затем было несколько товарищеских турниров, причем с охватом как можно большего числа будущих соперников — летали и в Испанию, и в ФРГ, и даже в Исландию. Между этими вояжами работали в Новогорске. А последний адаптационный сбор состоялся во Владивостоке, климат и часовой пояс которого приближен адресу Олимпиады.

Там заранее построили новую базу. Наш выезд был очень красиво оформлен. Вся делегация прошла маршем по центральной улице. Мы с Игорем Чумаком как уроженцы Владивостока возложили цветы к памятнику Ленину. Колонна дошла до Корабельной набережной, где стоит знаменитая подводная лодка С-56, там прошел небольшой митинг. А через пару дней сборная чартерным авиарейсом отправилась в Сеул.

Как уже говорил, выбор у Анатолия Евтушенко был в то время намного шире, чем у нынешних наставников российской национальной команды. К примеру, на Игры не отправился Андрей Щепкин — будущая суперзвезда "Барселоны", впоследствии семь раз выигравший Лигу чемпионов. В сборной на позиции линейного он конкурировал с Юрием Нестеровым. По габаритам и общему классу игры они были примерно равны. Но Юра был на пару лет младше. Возможно, это и решило спор в его пользу. Но, если бы олимпийский билет получил Андрей, картины он точно не испортил бы.

На тренировке Андрей Щепкин, Юрий Нестеров и Вальдемар Новицкий
 
На тренировке Андрей Щепкин, Юрий Нестеров и Вальдемар Новицкий

Анатолий Николаевич — блестящий стратег. Сеульская Олимпиада была для него не первой, и он заранее предвидел подводные камни, которые могли нас подстеречь. Когда началась серьезная подготовка к Играм, сборная раскручивалась и набирала обороты постепенно. И очень важно было, с одной стороны, не переусердствовать до главного старта, с другой — загодя не повесить на шею золотые награды.

А такое вполне могло случиться. Контрольные турниры сборная СССР прибирала к рукам один за другим. Евтушенко понимал, что еще немного — и самоуверенность польется через край. Он решил команду встряхнуть.

Незадолго до Игр мы отправились на две товарищеские встречи в Венгрию. Никакого подвоха не ждали — венгры всегда были крепкими бойцами, но потрясающих успехов не добивались. И вдруг бах — два наших поражения. Впоследствии тренер сказал, что он и хотел таких осечек ближе к старту, дабы мы не сочли, что ухватили бога за бороду.

Некоторые тренеры стараются оградить команду от внешнего мира вплоть до стартового свистка первого матча. Подчас скептически относятся даже к участию в церемониях открытия. Мол, нечего игрокам выплескивать эмоции еще до начала турнира. Штаб советской сборной пошел иным путем.

Олимпийский траверс. Сеул-88. Андрей Тюменцев: "И крик Свириденко: Тюпа, вот оно, счастье!", изображение №4
 

Андрей Тюменцев:

— В церемонии открытия мы участвовали всей командой. Помню нашу парадную форму — белые костюмы, шикарные красные галстуки, эффектные шляпы у девчат. Впечатления, конечно, незабываемые. Когда шел по стадиону, главной мыслью было: за нашими спинами 280 миллионов соотечественников. И раз уж мне досталась возможность представлять их всех на таком соревновании, подвести нельзя. Заряд получил мощнейший!

Конечно, сказалось советское спортивное воспитание. Нам говорили: на пьедестале есть только одно место — первое. В Сеуле почувствовал это сполна. Там победили многие: гандболисты, баскетболисты, футболисты, волейболистки. Жаль, наши гандболистки остались третьими. Так вот, они бронзе не радовались, а проплакали всю ночь.

Формат соревнований не претерпел изменений. Два секстета играли групповой этап, после чего победители оспаривали золотые медали, а пришедшие к промежуточному финишу вторыми сходились в бронзовом финале. Остальным была уготована участь утешительных матчей за места от пятого и ниже.

20.09. СССР — Югославия — 24:18 (10:7)

СССР: Лавров, Чумак; Тучкин (3), Рыманов (3), Гопин (н.в.), Каршакевич (3), Нестеров, Свириденко, Тюменцев (6), Васильев, Шевцов (5), Шароваров (н.в.), Атавин (4), Новицкий.

Андрей Тюменцев:

— Первый матч стал для нас практически полуфинальным. Достался самый трудный соперник: олимпийские чемпионы югославы во главе с главной звездой — Веселином Вуйовичем. Но наши тренеры были достойны овации за проделанную работу. Мы не только отменно чувствовали себя физически, у нас еще и настрой был правильный.

Каждый досконально знал свою роль. Я ехал на турнир не основным разыгрывающим, а дублером минчанина Георгия Свириденко. Но, когда получил шанс выйти на площадку, не было и намека на дрожь в руках. Забросил югославам шесть мячей!

Наверное, та встреча стала и самой тяжелой на турнире, несмотря на наш внушительный итоговый перевес. До перерыва игра шла мяч в мяч. Но концовку первого тайма и начало второго мы провели очень собранно. Где-то за четверть часа до сирены появилось ощущение, что победу не упустим. И дело не в счете. На том отрезке наш отрыв составлял около четырех мячей. Однако было очевидно, что соперники окончательно опустили руки, поняли, что шансов у них нет.

Во Владивостоке на Олимпиаду меня провожал отец. После возвращения из Сеула он рассказал мне историю. Назавтра после выигрыша первого матча по дороге на работу услышал разговор в троллейбусе: "Смотри-ка, а наш Тюменцев вчера нормально так "югам" набросал". И тогда батя гордо привозгласил на весь салон: "Да это мой сын!"

Та победа нас и окрылила, и превратила из скрытых фаворитов в явные. Мы как-то сразу поверили, что все будет в порядке. В том, что остальные матчи хорошо сложились и по счету, и по игре, громадна заслуга наших тренеров. Они великолепно подготовили команду к сложному турниру.

22.09. СССР – Швеция — 22:18 (11:7)

СССР: Лавров, Чумак; Тучкин (4), Рыманов (2), Гопин (н.в.), Каршакевич (9), Нестеров (1), Свириденко, Тюменцев (1), Васильев, Шевцов (3), Шароваров (н.в.), Атавин (2), Новицкий.

Впрочем, Анатолий Николаевич нажимал порой и на мотивационную составляющую, в чем был, безусловно, дока. Сборная СССР уверенно шла по турниру без единой потери. И, видимо, чтобы не допустить расхолаживания, перед одной из встреч тренер решил придать ситуации нотки драматизма. Когда подходили к автобусу, чтобы ехать на арену, из него вдруг зазвучал "День Победы". И сразу — мурашки побежали по коже. Готовы были рвать и метать.

Евтушенко, конечно, отличный психолог. Мог найти нужные слова, подобрать ключик к каждому игроку. Одного отправит на дальний край лавки, второго словно не заметит, а третьего, наоборот, подзовет для слов поддержки.

Подчас истории от ветеранов спорта пестрят подробностями, от которых поборникам строгого режима хочется зажмурить глаза. Впрочем, гандбольное золото Сеула — явно не тот случай. Тогда был продемонстрирован абсолютный профессионализм.

24.09. СССР — США — 26:14 (10:5)

СССР: Лавров, Чумак; Тучкин (3), Рыманов (2), Гопин (н.в.), Каршакевич (2), Нестеров (2), Свириденко (4), Тюменцев (6), Васильев (1), Шевцов (н.в.), Шароваров (1), Атавин (5), Новицкий.

26.09. СССР — Алжир — 26:13 (13:5)

СССР: Лавров, Чумак; Тучкин (3), Рыманов (3), Гопин (4), Каршакевич (н.в.), Нестеров (4), Свириденко (3), Тюменцев (2), Васильев (2), Шевцов (1), Шароваров (1), Атавин (3), Новицкий (н.в.).

28.09. СССР — Исландия — 32:19 (15:8)

СССР: Лавров, Чумак; Тучкин (11), Рыманов (1), Гопин (н.в.), Каршакевич (2), Нестеров (2), Свириденко (4), Тюменцев (2), Васильев (2), Шевцов (5), Шароваров (н.в.), Атавин (3), Новицкий.

Итоговое положение: 1.СССР — 10 очков. 2.Югославия — 7. 3.Швеция — 6. 4.Исландия — 5. 5.Алжир — 2. 6.США — 0.

Андрей Тюменцев:

— Все мы понимали значение турнира, на который приехали. Все строго соблюдали режим. Знали, что сначала нужно решить задачу, а все остальное откладывалось на потом. После побед над югославами, шведами, когда открылась дорога к финалу, эта внутреннее чувство ответственности только усилилось.

Мы жили вместе с Валерой Гопиным. У него настрой был аналогичным. И зарядку каждое утро делали полноценную, а не для галочки, и в питании не рисковали.

Валерий Гопин и Андрей Тюменцев
 
Валерий Гопин и Андрей Тюменцев

Наш знаменитый доктор Роман Сергеевич Зубов предупреждал, чтобы не налегали на блюда местной кухни, ибо для непривычных желудков европейцев они чреваты отравлением. Все две олимпийские недели мы беспрекословно слушались этих советов. Не хотели, чтобы репутация фаворита рухнула из-за какой-нибудь ерунды.

Соперником сборной СССР в финале стала команда Южной Кореи. Хозяева Игр уже прыгнули выше головы и, несмотря на все старания, дать равный бой грозному оппоненту не смогли.

Финал

1.10. СССР — Южная Корея — 32:25 (17:11)

СССР: Лавров (13/31=42%), Чумак (7/14=50%); Тучкин (5/11), Рыманов (7/9), Гопин (н.в.), Каршакевич (4/4), Нестеров (1/1), Свириденко (1/3), Тюменцев (4/6), Васильев, Шевцов (4/5), Шароваров (н.в.), Атавин (6/13), Новицкий.

Финал. В защите Юрий Нестеров и Вячеслав Атавин
 
Финал. В защите Юрий Нестеров и Вячеслав Атавин

Андрей Тюменцев:

— Пусть это прозвучит высокомерно, но в финале мы ни на секунду не сомневались в успехе. Вроде бы битва за золото, должны были волноваться — и ничего подобного!

Это было не шапкозакидательство, а полная уверенность в своих силах. Мы знали: сколько бы раз соперники ни отыгрались, у нас хватит ресурсов на решающий рывок. Сразу повели в три-четыре мяча, а когда сборная Южной Кореи в начале второго тайма сократила разрыв до минимума, появилась даже какая-то злость: мол, ну чего вы пыжитесь, не видать вам сегодня победы.

 

Сначала я сидел на лавке и ждал своего часа. И вот, наконец, подошел Спартак Миронович: давай, мол, жги. Вот я и выполнил задание. Забросил в том числе и последний наш мяч незадолго до сирены.

Комбинация там была эффектная: Юрий Шевцов резко отдал мяч направо Александру Каршакевичу, тот выпрыгнул и в воздухе переправил его мне в центр, а я в полете двумя руками воткнул его в ворота.

Все это мы отрабатывали на тренировках много раз. Но в финальной встрече, да еще на последних секундах, задумка смотрелась и впрямь по-особому, лихо.

Андрей Тюменцев в финале Олимпиады
 
Андрей Тюменцев в финале Олимпиады

Прозвучал сирена. И сразу с лавки ко мне рванул Жорка Свириденко — вроде как основной конкурент на позиции: "Тюпа, вот оно счастье!" Я оглянулся, вокруг все прыгали. Подумал — и впрямь счастье, вот только как его ухватить руками, чтобы не уходило?..

Евтушенко и в том состоянии сохранил холодную голову. Едва улегся первый порыв эйфории, отвел в сторонку и сказал: "Парни, вы молодцы. Но, поверьте, завтра это уже никому не будет интересно. Спокойно опускайтесь с небес, ставьте новые цели — и вперед, пахать дальше. Если остановитесь, вас затопчут и сожрут. И конкуренты на мировой арене, и молодежь на внутренней".

Финал. В атаке Александр Тучкин
 
Финал. В атаке Александр Тучкин

Те слова я запомнил очень хорошо, ведь они верны в приложении не только к спорту, но и ко всем сферам деятельности.

События, происходящие после сигнала триумфа, порой не менее интересны, чем спортивные перипетии. Наш рассказчик приоткрывает кулисы большого триумфа.

Андрей Тюменцев:

— В Сеуле советские спортсмены жили в двух корпусах олимпийской деревни. И каждое утро перед зданием проводились линейка с поднятием флага и чествованием тех, кто брал медали накануне. А одних только золотых наград у сборной СССР оказалось 55!

Мне, например, удостоверение заслуженного мастера спорта вручили прямо на торжественном построении. Мы стояли там гордые и красивые. Вот только побывать на церемонии закрытия Игр нам не довелось — думаю, не осталось сил после всех чествований и отмечаний.

Помимо медалей и званий, полагались еще и премиальные. Победителям —по три тысячи долларов, серебряным призерам — по две, бронзовым — по одной. Но футболисты и тогда стояли особняком — им заплатили вдвое больше нашего.

Помню, когда летели домой, в самолете такой несправедливостью громогласно возмущался легендарный баскетболист Арвидас Сабонис: "Как мое золото может цениться ниже футбольного? Разве мы не выиграли одинаковые турниры?"

Олимпийский траверс. Сеул-88. Андрей Тюменцев: "И крик Свириденко: Тюпа, вот оно, счастье!", изображение №9
 

Премии мы получали в заключительный день. У входа в комнатку, где расположилась припозднившаяся бухгалтер, пришлось простоять в очереди пару часов. После этого осталось полдня, чтобы накупить подарков для родных и друзей. Интересно, что сеульские таксисты почти ничего с нас не брали — в знак уважения к олимпийским чемпионам.

И еще один важный нюанс. Меня порой спрашивают: в Сеуле была первая Олимпиада времен перестройки — чувствовались ли какие-то изменения в правилах жизни и настроениях делегации? А то и в более широком смысле: не появлялось ли желания остаться за границей насовсем?

Скажу честно: осенью 1988 года у меня даже в мыслях не было, что через три года наша великая страна может развалиться. Мы, спортсмены, жили тогда хорошо: были и квартиры, и машины, и зарубежные поездки. Наверное, с уровнем жизни западных суперзвезд это было не сравнить, но я никогда никому не завидовал. Внутри не было никаких противоречий. Вот есть одна жизнь — по ту сторону границы. А есть другая, наша, в которой мы строим принципиально иное общество, идем своим путем.

Олимпийский траверс. Сеул-88. Андрей Тюменцев: "И крик Свириденко: Тюпа, вот оно, счастье!", изображение №10
 

И совсем не заморачивался тем, что перед играми во Франции или Испании получал от жены список вещей, с которыми желательно было вернуться, ибо у нас их было не купить.

Это не было большой обузой. Евтушенко умел составить планы поездок так, чтобы под занавес значился какой-нибудь крупный город с полным набором полезных магазинов. Заглянули — и можно было назад. Без всяких задних мыслей…

Главное
Лента новостей
© 2020 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»