Роланд Эрадзе: "Когда прилетел в Исландию, там в тюрьме был лишь один заключенный"

15 Марта 2019

Его жизнь настолько интересна, что коротко о ней не расскажешь при всем желании. Продолжение интервью с грузинским вратарем, нашедшим вторую родину в Исландии.

Но, если еще не читали первую часть, непременно начните с нее.

Роланд Эрадзе: "В Грузии, чтобы чего-то добиться, нужна была крыша"

— В общем, понравился я исландскому "Валюру", контракт подписал в тот же день, что и провел первую тренировку. А я знал, что в команде есть еще один игрок из бывшего СССР — литовец. Но как его распознать? Это ж тебе не армянин, а наши прибалты не зря играли иностранцев в советском кино — на лицо от них практически неотличимы.

И вот неделю пытался его вычислить. Потом, смотрю, один на меня тоже пялится. После тренировки подходит: "Do you speak English?" — Yes, I do". И здесь мы оба понимаем, что говорить по-русски нам будет гораздо удобнее.

"Слушай, мне сказали, что грузин должен какой-то приехать, так я ждал такого настоящего — с бородой и кинжалом, а ты как-то не очень похож…" Так у меня появился первый товарищ в команде. Эгидиюс Пяткявичюс, тоже вратарь — он потом перешел в другой клуб, но мы с ним до сих пор дружим.

Эгидиюс Пяткявичюс

В первом сезоне меня признали лучшим игроком чемпионата, а в следующем году пригласили в сборную Исландии. А так как грузины, похоже, забыли обо мне окончательно, то принял приглашение без душевных мук. Пусть я буду там, где меня больше хотят видеть. Да и сборная Исландии — это все-таки не сборная Грузии, при всем к ней уважении. С исландцами можно было попробовать что-то выиграть.

— Грузия и Исландия, сдается, две совсем разные страны.

— Сейчас случай расскажу, который приключился в первый же месяц моего пребывания в стране. Мы с командой пошли работать в тренажерку. В самом обычном спорткомплексе, таких в Рейкьявике много.

Я выбрал дорожку, а рядом какой-то старик бегает. Привет — привет. Они там все очень культурные. Я побежал, тот минут через 20 закончил. Пока — пока. Здесь ко мне парень из команды подходит: "А ты хоть знаешь, кто с тобой рядом бегал?" — "Да дед какой-то". —- "Дед… Это президент Исландии!" Я не поверил, во двор выглянул, а там "Лексус" стоит — с государственным флагом на капоте. Вот так все просто в этой стране устроено.

Кстати, сейчас президентом у нас Йоханнессон — брат моего друга Патрика, с которым я вместе играл в клубе и в сборной. До недавнего времени он был главным тренером сборной Австрии.

Патрекур Йоханнессон

— Наконец-то вы обрели реальную крышу.

— Нет, здесь такого понятия в принципе нет. Просто страна маленькая, и едва ли не все друг друга знают.

В Исландии живут удивительно открытые люди. Когда я приехал сюда, то все двери — в квартире или машине — тоже были открытыми.

Еще случай. Мне сразу дали квартиру от клуба — новую, обставленную. Все замечательно, только одна проблема — очень скоро поломался замок на входной двери. Звоню в клуб специальному человеку, тот так беспечно отвечает: мол, не волнуйся, на днях сделаем.

Я ему говорю, что это не дверь на кухню или в комнату, это входная. Как мне теперь уйти на тренировку? Он отвечает: иди и ни о чем не думай. Знаете, сколько времени мне потом этот замок чинили? Полгода!

А все потому, что я просто перестал переживать по этому поводу. Выяснил, что такой атрибут, как дверной замок, у многих просто отсутствует. Когда рыбаки уходили на лов — это месяц-два-три, — они на пирсе оставляли машины с ключами зажигания. Вдруг что-то случится, родственникам понадобится или что-то еще.

Я потом тоже так поступал, как все нормальные исландцы. Но опять же — до поры до времени, пока страна не стала наводняться выходцами их бывшего СССР и Восточной Европы.

— Интересно: когда вас пригласили в сборную, вам предложили специальные финансовые условия, чтобы заинтересовать как можно сильнее?

— Нет, у нас даже премиальных не было. Впервые их в сборной дали, когда ребята стали серебряными призерами Олимпиады-2008. До этого выдавали только суточные, да и то их размер был, поверьте, весьма скромным.

Но никто не жаловался. Ведь мы получали зарплаты в своих клубах, и они были довольно неплохими по сравнению со средней по стране.

Кроме того, есть один немаловажный нюанс: кроме команды, тебе помогает еще и личный спонсор, которого находит клуб. Условно говоря, какой-нибудь местный миллионер. Он любит клуб и хочет, чтобы ты играл именно там.

— Имя своего спонсора нам откроете?

— Не могу. Скажу лишь, что он и сейчас занимает важный государственный пост. Вообще гандбол раньше был самым популярным видом спорта в стране, а теперь с этой позиции его вытеснил футбол — после чемпионата Европы-2016 во Франции. Если раньше все играли в залах, то потом по всему острову стали строить футбольные манежи, и сейчас их довольно много.

— Такое происходит во всем мире.

— Но это же не потому, что футболисты — самые выдающиеся атлеты, и все хотели бы стать такими же ловкими, сильными и выносливыми. Отнюдь. Все решают деньги, а футбол — это вид, в котором хорошо зарабатывают даже игроки второразрядных команд.

Пару лет назад оказался невольным свидетелем разговора мальчишки и его отца в одном из местных кафе. Парень пытался убедить папу, что ему нравится гандбол, он хотел бы им заниматься и дальше. А тот настаивал, что футбол — вид спорта более хлебный, и важно делать правильные инвестиции с самого детства. Сколько лет тому пацану, а его отец уже рассказывает о правильных инвестициях.

Я вам говорил, как мы с другом в шестом классе думали, каким видом спорта заниматься. Но мы же не денег хотели заработать, а куда-то направить свою энергию, которая била ключом и могла реализоваться только в спорте.

А теперь получается так, что родители сами решают, чем будут заниматься их дети. Но однажды он перестанет играть в футбол, однако и в гандбол тоже уже не вернется. Сейчас я работаю тренером и таким образом потерял где-то пятьдесят хороших ребят. Многие из них выбрали футбол, но так в нем ничего и не добились.

— Однако до тренерской карьеры в вашей жизни были Олимпийские игры 2004 года.

— В ноябре 2003-го порвал крестообразные связки, и было непонятно, успею ли восстановиться. Оказался совершенно не готов, но меня взяли в Афины. Сыграли мы там отвратительно, заняли лишь девятое место, хотя по подбору игроков команда у нас была хорошая.

Тренер Гудмундур Гудмундссон перегрузил нас страшно, физически мы были просто мертвыми. Но зато потом он учел допущенные ошибки, и на Играх-2008 сборная Исландии стала второй.

— Вы ведь тоже могли оказаться в серебряном составе.

— У меня было застарелое повреждение. Когда делал резкое движение рукой, то она просто теряла чувствительность, висела, как плеть. Мучился с этим три года. Матч отыграешь и восстанавливаешься потом всю неделю.

В Исландии долго не могли понять, что у меня. Весной 2008-го поехал во Францию, в знаменитую клинику Сен-Рафаэля, и там, наконец, определили, что откололся кусочек позвоночника, который все время задевал нерв. Врач посоветовал заканчивать карьеру: мол, для спорта моя рука уже не годится.

И как раз в это время сборная отправлялась в Париж на товарищеские игры с французами. Звонит Гудмундссон и просит приехать. Говорю, что травмирован и толку от меня будет мало. Отвечает: все равно ты мне нужен хотя бы на скамейке. У нас всегда были хорошие отношения, но я отказал.

Не могу сидеть, ничего не делать и занимать чье-то место. А это были уже последние прикидки перед Играми. И при желании и симпатии ко мне тренера я мог бы поехать в Пекин.

Жаль, конечно, что так получилось, потому что в Китае команда провела лучший турнир в своей истории, уступив лишь в финале все тем же французам.

Но все равно — думаю, поступил правильно. Не в моем это характере — наблюдать со стороны, как команда сражается, а ты мало чем можешь ей помочь.

Тренировать начал в 2010-м, хотя никогда не собирался этим заниматься. Надо сказать спасибо Борису Акбашеву. Его школа дала о себе знать. Получил много полезных советов.

Теперь тренирую женскую команду мастеров "Хабнарфьордюр" и работаю вторым тренером в одноименном мужском клубе. Мы, кстати, в прошлом году выбили из Кубка ЕГФ питерскую "Неву".

Живу в Рейкьявике, а работаю в Хабнарфьордюре, который находится в десяти минутах езды. Наша женская команда очень молодая. Играет во второй лиге. Мы только начали создавать ее, самой "старой" гандболистке всего 21 год.

— Ваша дочь продолжает спортивную династию семьи. Играет за французский "Тулон".

— Марьям занималась волейболом и гандболом одновременно, привлекалась сразу в обе национальные сборные. Но пришел тот день, когда я сказал ей, что надо определяться. Нельзя гнаться за двумя зайцами сразу.

Жена Наташа раньше работала с волейбольной сборной Исландии. Сейчас тренирует детей, устала от взрослых. Но папины гены у дочки все-таки победили. Марьям сказала: не могу два часа на приеме подачи стоять, хочется этот мяч взять и запулить в кого-нибудь. Любит она контактную игру.

Как-то поехали отдыхать в Канны к Наташиной сестре, а там рядом базировался гандбольный клуб, который играл во втором дивизионе. Подошел к тренерам. Они дочь оставили: мол, пусть потренируется. Два года отыграла за молодежную команду. Потом в клубе начались финансовые проблемы, и один известный менеджер предложил поехать в Тулон, в клуб элитного дивизиона.

Марьям там всем очень понравилась, но на одной из первых тренировок порвала "кресты" на правом колене. Однако тренер сказал: пусть едет в Исландию, там проходит реабилитацию, а потом возвращается к нам, и мы подпишем с ней контракт.

Так и получилось. Через два месяца она вернулась и дальше восстанавливалась уже во Франции, тренировалась вначале со второй командой, а потом — и с первой.

Ей там нравится. Марьям все довольны, коллектив хороший. Тренер в нее верит, дает много играть. А это то, что нужно спортсменке в 20 лет.

Так что, когда нам с женой становится холодно, мы едем к дочке на юг Франции.

— Там сейчас беспокойно, шумит народ в желтых жилетах.

— Здесь тоже могут, но не сильно. Люди придут на манифестацию, покидают яйца в сторону парламента и спокойно разойдутся.

Помните знаменитое дело о панамском досье? Так вот, замешанный в нем премьер-министр Гюннлейгссон был вынужден уйти в отставку, после того как исландцы написали петицию и устроили демонстрацию.

Проблемы? Кажется, только одна — зарплаты могли быть и выше. Но, думаю, этот вопрос актуален практически для любой страны мира. Криминала почти нет, он начался только с наплывом в страну наших бывших соотечественников. Когда я только приехал в страну, в тюрьме сидел лишь один человек, за убийство жены. А теперь строят новые тюрьмы.

Рейкьявик

Сам по себе Рейкьявик — город красивый. Спокойный, все, что надо, рядом.

— Погода?

— Переменчивая. Для меня как для заядлого рыбака хорошая. Особенно летом — при плюс 10-12 можно пойти на лосося и форель. Сезон длится с апреля по сентябрь, и сюда на рыбалку приезжают множество мировых знаменитостей — от президентов стран до олигархов и актеров уровня Харрисона Форда. Само собой, высокие цены их отнюдь не смущают. Один день рыбалки, пусть и с комфортабельным проживанием, стоит 2500 евро.

— Недешевое хобби.

— Зато интересное. Я, когда играл, рыбаком не был. Потом пристрастился. Ну а что? Отличное времяпрепровождение. Воздух чистый, вода в озерах такая, что можно пить. Ловишь таким образом, чтобы не причинить рыбе вреда, и потом отпускаешь ее обратно в реку. Себе, конечно, тоже можно забрать, но не больше определенного количества. Мой рекорд — форель длиной около метра и весом под восемь кило.

— Почему-то кажется, что вы должны были открыть первый ресторан грузинской кухни в Рейкьявике.

— Так он у меня дома! Если приезжают друзья-исландцы, то никогда не уходят голодными. Хачапури, хинкали, шашлык. Они у меня все это ели и в Грузии, куда мы летали вместе. Попить, погулять, отдохнуть на моей родине — это не вопрос, лучшее место. Но жить и работать…

В Исландии все стабильно, а там вечно ждешь какого-то подвоха. Я ведь четыре года назад ездил в Тбилиси работать со сборной девочек. Но понял, что уже не смогу там.

— Снова крыша?

— Ха, только чур я вам этого не говорил... Старая советская система в Грузии жива, руководители спорта действуют по ее законам.

Меня ведь в Исландии все считали сумасшедшим человеком, я всех своих воспитанников держал в кулаке. А потом понял, что с исландцами это не работает. Свободные люди, другая ментальность. И как-то разом расслабился. Стал более спокойным.

— Исландцы по темпераменту — это что-то типа эстонцев?

— Разрушу стереотипы. Иногда эти холодные парни на тренировках заигрываются так, что идут друг на друга врукопашную. Не раз уже приходилось растаскивать.

Исландцы бывают очень даже горячими, особенно после бутылочки пива. Если надо, могут напиться не хуже нашего.

— Ностальгия накатывает иногда?

— Случается. Тогда "Мимино" включаю, "Паспорт". Ну и вообще люблю пообщаться с теми, кто меня понимает. Когда отборочные матчи со сборной Беларуси играли, Серега Рутенко заезжал, хорошо с ним посидели. Как, впрочем, и с каждым уроженцем бывшего СССР, кто бывает в Рейкьявике.

— Выходит, обрели вы там вторую родину.

— Да, у меня хорошая семья. Кроме дочки, есть сын Александр, ему 12 лет, и он занимается плаванием и волейболом. Хотя больше всего на свете любит компьютер и уже сейчас говорит, что собирается стать айтишником.

Ну и правильно, каждый должен сам выбирать дорогу. Так что спасибо гандболу за то, что он помог выбрать ее мне. Я живу в хорошей стабильной стране. Да, это не моя родина, но она мне много дала в жизни. Со сборной Грузии я никогда не играл бы в финальных стадиях чемпионатов Европы, мира, на Олимпиадах. Очень благодарен этой стране.

Исландия уникальна. Сделать из вулканического острова замечательное государство с развитой инфраструктурой, куда за лето приезжает больше миллиона туристов, — это, считаю, сродни подвигу. Единственное, я здесь общаюсь большей частью на английском.

Исландский выучил процентов на шестьдесят. Очень сложный язык, на котором говорили еще древние викинги. Но в этом его прелесть. И страна тоже невероятным образом сохранила свою первозданность. Летом здесь сумасшедшие краски, нигде таких не видел. Животные, которых никто не трогает. Горы, водопады…

Когда только прилетел в страну и менеджер рассказывал про местные горные красоты, везя меня из аэропорта, то, честное слово, было смешно. Ехал и думал: что бы он про грузинские сказал, если бы хоть раз в жизни их увидел.

А вот когда я через год поехал на побывку в Грузию, то на второй день уже хотелось вернуться. Сбежать от суеты в этот спокойный исландский рай.

Сидеть здесь дома у окна и ждать прогноза погоды в новостях. Можно ли будет завтра с друзьями на форель пойти, или все-таки лучше дождаться следующей недели?..


Теги: роланд эрадзе | ностальгия |

Автор:  Сергей Щурко
Только авторизованные пользователи могут добавлять комментарии.

Лента новостей

#чемпионатмира2018