Переводчик "Феникса" Ростислав Молотков: "После игр обычно я выжат, как лимон"

22 сентября 2022

Участвующий в этом году в российской женской Суперлиге "Феникс" загадочен и неординарен, как, собственно, сам Китай, который эта команда представляет. Пока клуб из Поднебесной только знакомится с нашим гандболом, а мы в свою очередь — с ним. С обоюдным любопытством. Проводником на пути взаимного притяжения служит Ростислав Молотков, благодаря знанию китайского языка исполняющий в "Фениксе" функции переводчика.

В интервью "Быстрому центру" он рассказал, как проходит процесс адаптации команды в нашей стране, особенностях своей деятельности и о том, почему сменил сёрфинг на ручной мяч.

Переводчик "Феникса" Ростислав Молотков: "После игр обычно я выжат, как лимон", изображение №1

— Насколько знаю, ваша жизнь всегда была связана со спортом, но гандбол в ней появился совсем недавно. Всё верно?

— Именно так. В детстве играл в футбол, восемь лет занимался волейболом, потом влюбился в сёрфинг и достиг в нем профессионального уровня. Гандбол же всё это время оставался для меня тайной за семью печатями. Я родился в Хабаровске, вырос в Биробиджане, а там эта игра, мягко говоря, не на первом месте, нет ни традиций, ни развития. Поэтому знакомиться с ней пришлось уже в тот момент, когда начал работать в "Фениксе". До этого ни одной игры не видел и вообще не представлял себе, как там всё устроено.

— Но теперь-то уже постигли все прелести гандбола?

— Да как сказать… Утверждать, что прямо обожаю эту игру, в данный момент будет нечестно. Во всяком случае, гандбол как игра пока не занимает в моём сердце столько же места, сколько те же футбол, волейбол или сёрфинг. Наверное, должно пройти какое-то время, чтобы душа воспылала к этому. Однако это никак не отражается на моей работе — отношусь к ней со всей ответственностью, иногда даже с приставкой гипер. Потому что мне, человеку, пришедшему не из гандбольной сферы, необходимо быть максимально погруженным в процесс, чтобы не выпадать из него. Я на это просто не имею права.

Переводчик "Феникса" Ростислав Молотков: "После игр обычно я выжат, как лимон", изображение №2

— Как вы оказались в "Фениксе"?

— Я десять лет прожил в Китае. Получил там высшее образование, соответственно, выучил язык, которым владею на приличном уровне. Два года назад по семейным обстоятельствам вернулся в Россию. Жил сначала в Анапе у отца, который перебрался туда из Биробиджана, а затем отправился в Москву в поисках дальнейших перспектив.

Попробовал себя на разных поприщах, а потом давняя знакомая свела меня с представителями китайской федерации гандбола. От них узнал, что есть проект включения команды из Поднебесной в российскую Суперлигу, получил предложение поработать в ней переводчиком. Мне это показалось очень интересным. И я как человек, не чуждый спорту, с большим воодушевлением согласился.

Правда, пришлось освежить знания китайского — всё-таки за два года, прошедших после возвращения, я имел мало разговорной практики, поэтому требовалось, так сказать, восстановить тонус.

— На первых порах не терялись?

— Так могло произойти, если бы не тренер Николай Александрович Измайлов, поначалу работавший с "Фениксом". Он, можно сказать, открывал для меня гандбол, делал очень много пояснений о различных игровых нюансах, в том числе по части терминологии. Общаясь с ним, я не выпускал из рук блокнота — всё записывал, фиксировал, а потом в свободное время, даже во время поездок в метро, штудировал, как студент — профессорские лекции. Это очень важно: перевод должен быть совершенным, абсолютно точным, иначе никто никого не поймет.

Тут ещё загвоздка в том, что китайский язык специфичен, это не английский, где порой достаточно дословно перевести фразу. Более того: игроки у нас из разных провинций, где есть свои речевые диалекты, и это тоже необходимо учитывать. В итоге получается так: я сначала транслирую в уме с гандбольного на русский, затем — с русского на китайский во всех возможных вариациях, и, наконец, озвучиваю получившееся с китайского на гандбольный китайский.

Переводчик "Феникса" Ростислав Молотков: "После игр обычно я выжат, как лимон", изображение №3

— Пример приведёте?

— Вот, например, фразу "подрыв линейного" напрямую перевести на китайский невозможно. А это важная составляющая игры, гандболистки должны чётко понимать, о чём идёт речь. Ну и много подобных вещей. Так что сначала приходится вникать в смысл мне, а потом объяснять это девчонкам. Задача, прямо скажу, непростая. Особенно трудно приходилось в первый месяц работы. Но крепкое знание языка служит мне подспорьем.

— Что объяснить труднее всего?

— Не скажу, что сложнее, а что проще, слишком большой объём информации. Но, допустим, как я уже говорил, наши гандболистки — выходцы из разных китайских провинций, соответственно, у них и школа разная. В связи с этим иногда возникает некоторое недопонимание. Скажем, одни привыкли воспринимать построение линии защиты по схеме от 1 до 6 справа налево. А другие ориентируются по тройкам: 1-3, 4-6 или, наоборот, 3-1, 6-4. Приходится это растолковывать так, чтобы всем было ясно, как именно нужно располагаться.

— Страшно представить, какая нагрузка ложится на вас во время матчей.

— Учитывая колоссальную ответственность и высочайшее напряжение, игры меня выжигают. Впервые я оказался на скамейке ещё до начала чемпионата России, когда мы играли в Беларуси против юниорской сборной этой страны (гандболистки 2004 года рождения). Вот там я реально закипал! Особенно в тайм-аутах, когда на всё про всё одна минута — и переводить нужно очень быстро, а главное — точно, иначе это будет бесполезно.

Сейчас, конечно, уже больше адаптировался, набрался опыта, но всё равно после каждого матча я как выжатый лимон. Голоса нет вообще. Наш китайский доктор потом восстанавливает мои голосовые связки, готовя специальный чай.

Помню, в Астрахани рядом с нашей скамейкой сидели болельщики, которые постоянно дудели, этот звук бил по ушам, мне приходилось его перекрикивать. Вообще-то я уже научился не воспринимать посторонние шумы, будь то гул трибун или рвущаяся из колонок музыка. Вся концентрация — на наших тренерах и игроках. Но в случае с дудками это было что-то страшное!

— С главным тренером Натальей Дерепаско, надо полагать, вы в тесном контакте?

— Конечно. И с ней, и с её ассистентом Олегом Мининым. На тренировках и по ходу матчей я всегда нахожусь рядом с ними и уже научился тому, чего не умел раньше: синхронному переводу на высокой скорости. Кроме того, нужно же самому вникать в гандбольные тонкости, поэтому не только перевожу, но и учусь. Наша главный тренер говорит, что я настолько внимательный ученик, что скоро сам смогу получить тренерскую лицензию (смеётся). На самом деле действительно приходится всё схватывать на лету, постигать гандбольные науки, так сказать, в рабочем процессе.

Олег Минин: "Смотрю много гандбола, а как же? Что-то всегда можно применить, даже из Лиги чемпионов"

С Натальей Дерепаско
С Натальей Дерепаско

— Вне зала вам тоже приходится много общаться с игроками?

— Когда нашим гандболисткам нужна какая-то бытовая помощь — я тут как тут. Вот, к примеру, приезжаем на выездной матч, заселяемся в гостиницу. И начинаются просьбы: одна девочка привыкла спать на двух подушках, необходимо ей это обеспечить, другой зачем-то требуется вторая кружка — и так далее. Всё это, естественно, проходит через меня.

Когда находимся в Москве, вся команда базируется в отеле "Хилтон" в Строгино. Я тоже там живу, игроки постоянно у меня на глазах. Таким образом, даже единственный выходной день в неделю зачастую становится формальным, потому что график очень насыщенный, могут возникнуть какие-то незапланированные ситуации. А вот форс-мажоров, к счастью, до сей поры не было. Надеюсь, и не будет.

— Как вы в своё время совсем юным оказались в Китае?

— Так из дальневосточного региона туда путь ближе, чем до Москвы. Сразу после окончания средней школы по воле отца отправился учиться в Китай. Поступил в университет в Харбине на специальность "лингвистика", но через пару лет откровенно там заскучал и перевёлся в другой вуз — в южной провинции Хайнань. Там есть университет авиации и туризма, вот его я и окончил.

— Сёрфинг появился в вашей жизни как раз в тот период?

— Да, увлёкся им в полный рост, затянуло. Сначала сам занимался, потом, осознав, что в силу возраста большой карьеры мне не сделать, перешёл на тренерскую работу. А тут как раз этот вид спорта включили в программу Олимпийских игр, и китайцы стали ещё сильнее его развивать, пошло серьёзное государственное финансирование. В результате сёрфинг, и без того очень популярный в стране, вышел на пик — появилось много современной инфраструктуры, повсеместно открылись школы, базы.

Это очень увлекательный отрезок моей жизни. Работал с китайской сборной — сначала в качестве ассистента известного итальянского тренера Николо Дзапелло, а потом и самостоятельно. Даже когда вернулся в Россию, какое-то время организовывал сёрфинг-туры, так называемые кемпы, в том числе в различные страны, например, в Марокко. Но потом в мир ворвался коронавирус, и всё остановилось. А дальше в моей судьбе появился гандбол, клуб "Феникс". Во многих смыслах уникальная команда, которая, поверьте, ещё многих удивит!

Переводчик "Феникса" Ростислав Молотков: "После игр обычно я выжат, как лимон", изображение №5

Фото: пресс-службы "Луча", "Феникса"; личный архив Ростислава Молоткова

Лента новостей
© 2022 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»