Сергей Шишкарев о Южном полюсе: "Не стал пользоваться кислородным баллоном — врач сделал выговор"

9 января 2019

Президент Федерации гандбола России рассказал, как побывал на Южном полюсе.

— На Южном полюсе мы побывали в декабре: светло как, словами не передать! Днем и ночью видишь солнце. И при этом без специальных очков даже смотреть на него невозможно. Но самым светлым будет январь. Когда подтаивают льды, ближе — со стороны Чили — подходят круизные суда…

— А что там больше всего поразило?

— Во-первых, собственное физическое состояние. Дышать оказалось очень тяжело. Мне даже врач, который с нами был, сделал выговор: в самолете, когда летели туда, был кислородный баллон. А я не стал пользоваться. Нет, не то что не знал о том, что возможна такая проблема, просто не хотел выбиваться из общей массы. Даже уточню: перед сыном, который полетел с нами, мне не хотелось проявлять слабость. Ну и вот… И что еще поразило — эти просторы ледяные, вот это ощущение бескрайности. Когда ты смотришь — и вокруг белизна такая яркая. И понимаешь, что под тобой-то более 3 километров льда и только там внизу континент, кусочек суши…

— Сын старший ваш там был, Сергей Николаевич?

— Нет, младший. Николаю 16, скоро будет 17… Это был бонус за отличную учебу: Коля — один из лучших учеников школы, при этом спортсмен, крепкий парень, так что он гораздо лучше сейчас был готов к этому испытанию, чем папа. Но, конечно, нельзя сказать, что и для него это была легкая прогулка, такого на полюсах не бывает.

— Где жили там?

— Сначала у нас был специальный лагерь, понятно, не на самом Южном полюсе. Называется, кстати, "Which a way" — если перевести с английского, то это "Где же путь?". Там вполне комфортно: такие палатки порядка 6 квадратных метров, две кровати стояло, было отопление от маленького дизеля. Да, если говорить по-армейски, то мы справляли нужду интересно. Было специальное оборудование — и чтобы сходить по-маленькому, и чтобы сходить по большому. Ведь там же высочайшие экологические требования и нет понятия, как у нас на охоте, допустим, "пойти до ветру". За этим очень строго следят.

А вот на самом полюсе провели одну ночь — и тут уже никаких дизелей, грелись в спальных мешках, благо они были достаточно теплыми.

— А как питались?

— Неплохо: была и походная кухня, а в одном из тентов — даже походный душ! Другое дело, что опять-таки на сам полюс, куда летали, напомню, на одну ночь, брали только бутерброды, готовить уже было не на чем…

— Для "сугрева" что-то захватили с собой?

— Непосредственно на Южный полюс — нет. Неизвестно, как бы это подействовало.

Еще запомнилось, как приземлялись. Ведь взлетно-посадочной полосы там нет. Точнее, она такая спонтанная. Ни навигации, ничего… И при взлете и посадке очень большой пробег у самолета, потому что лед ведь плохо тормозит. При взлете так немножко не то чтобы жутковато было, но страшновато: кажется, что с этой пробуксовкой никогда не взлетишь, — рассказал Шишкарев mk.ru.

Фото из личного архива Сергея Шишкарева

Главное
Лента новостей
© 2021 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»