За основу "Берлина" дебютировал белорус: 19 лет, играет в немецкой "молодежке", отец — гандболист

30 апреля 2021

При этом левый полусредний Максим Орлов был бы не прочь поиграть в одной команде с Артемом Корольком, Владиславом Кулешом и Александром Подшиваловым.

За основу "Берлина" дебютировал белорус: 19 лет, играет в немецкой "молодежке", отец — гандболист, изображение №1

В мировом гандболе наступило время, когда все чаще дают поводы говорить о себе дети игроков, выступавших в девяностых и нулевых. Вот и 19-летний левый полусредний Максим Орлов продолжает традиции отца — Алексея Орлова.

Алексей — заметный персонаж в белорусском гандболе. Он до сих пор удерживает пятое место в истории сборной по части средней результативности (4,61 гола за игру). К удивлению и сожалению, последний из своих 28 матчей в форме национальной команды Орлов-старший, также игравший на позиции левого полусреднего, провел всего-то в 23 года.

Увеличению наигрыша помешали отъезд в Германию в 1997 году и сразу 16 (!) операций на колене. "В клубе поставили условие: если травмируюсь, контракт расторгнут. В один из приездов сказал Мироновичу, что играть за сборную не буду", — откровенничал Алексей.

В Германии он провел сезон в первой бундеслиге за "Вупперталь", но в основном практиковал во втором дивизионе — в "Золингене", "Хагене", "Ферндорфе". В последнем клубе на разных ролях Орлов-старший вот уже 21 год. Нынешняя роль — помощник главного тренера в команде второй бундеслиги.

За основу "Берлина" дебютировал белорус: 19 лет, играет в немецкой "молодежке", отец — гандболист, изображение №2

То, что не получилось у отца, нынче пытается осуществить сын. Максим, родившийся, кстати, уже в Германии (1 марта 2002 года), долго учился гандболу в том самом "Ферндорфе", потом перебрался в систему "Миндена", а сейчас находится в структуре "Фюхсе Берлина".

В конце марта команду 27-летнего Ярона Зиверта накрыли кадровые проблемы: Пауль Друкс травмирован, Ханс Линдберг и Якоб Хольм находились на карантине. Вакансии в выездном составе на матч 1/8 финала Европейской лиги против "Файверса" заполнила молодежь из второй команды, в том числе Орлов-младший. "Берлин" убедительно выигрывал, и ситуация позволяла выпустить в концовке юниоров (35:27).

Так Максим дебютировал за главную команду клуба. Помимо этого, у него есть три попадания в заявку "Берлина" в бундеслиге — правда, без выхода на площадку. Ну и не менее важно то, что талантливого парня регулярно зовут в сборные Германии младших возрастов.

Обо всем этом мы и расспросили Максима Орлова. По-русски парень говорит с акцентом и порой даже лезет в гугл-переводчик, чтобы найти подходящее слово, но ближе к концу интервью разгоняется и отвечает все более четко.

— Что творилось у тебя в голове, когда выходил на площадку в матче с "Файверсом"?

— Играл, как играю все время. Понимание, где я только что был, и эмоции пришли после матча. Мне дали возможность сыграть в таком большом турнире — это классно.

До появления на площадке волновался, потом успокоился, затем опять начал волноваться. Но когда выходил, уже не нервничал.

— Расстроился, что не забросил?

— Ха, чуть-чуть. Потому что почти все мои друзья забросили. Но, думаю, шанс еще будет.

Когда мне позвонили и сказали: "Максим, ты сыграешь за первую команду", конечно, был очень-очень рад. Я тренируюсь как раз ради таких моментов.

За основу "Берлина" дебютировал белорус: 19 лет, играет в немецкой "молодежке", отец — гандболист, изображение №3

— Каково тренироваться с такими звездами, как Деян Милосавлев, Лассе Андерссон, Пауль Друкс, Ханс Линдберг, Якоб Хольм?

— Сначала я чуть-чуть боялся говорить с ними. Но они сразу начали со мной общаться, помогать, отмечать, что я могу делать лучше. И я очень быстро забыл, что это звезды. Они для меня как друзья.

Много говорю с хорватами, играющими в защите, — Яковом Гоюном и Марко Копляром. Еще с Паулем Друксом, Симоном Эрнстом, Марианом Михальчиком... Но я в основном тренируюсь с юниорской командой ребят 2002 года рождения. С основой работаю полтора-два месяца.

— У тебя профессиональный контракт с "Берлином"?

— Да. Он рассчитан еще на два сезона. Подписал в этом году. Но там есть пункт, что, если другая хорошая команда захочет меня пригласить, поменять клуб не будет проблемой. Может, в следующем сезоне буду играть за папину команду.

— Как у тебя обстоят дела с учебой?

— Сейчас экзамены. Больше половины уже сдал. Учусь в школьном спортивном центре в Берлине. Живу в десяти метрах от школы.

Хочу поступить в университет и работать с компьютерами. Диджитал и дизайн. В общем, IT.

— Это на случай, если не получится в гандболе?

— Ну да. Здорово, если ты не только хорошо играешь в гандбол, но еще и учишься. Потому что через год можешь сломать колено и перестать играть. Лучше, когда есть второй план.

— До "Берлина" в твоей карьере были "Ферндорф" и "Минден". Что считаешь самым важным и интересным в своем гандбольном взрослении?

— В "Ферндорфе" моим тренером был папа. Он меня и научил играть в гандбол. Мне кажется, без него в "Берлине" я теперь не выступал бы. В "Миндене" почувствовал, что значит быть профессионалом, тренироваться семь раз в неделю. Тренеры там тоже многому научили. В то время я начал играть за сборную Германии. По-моему, уйти в "Минден" — это правильное решение. Там одна большая семья.

За основу "Берлина" дебютировал белорус: 19 лет, играет в немецкой "молодежке", отец — гандболист, изображение №4

— Почему тогда решил перебраться в "Берлин"?

— Юношескую команду "Берлина" тренирует Боб Ханнинг. В "Миндене" было очень хорошо, а в "Берлине" я мог стать еще чуть-чуть лучше. Решил попробовать. "Ферндорф", "Минден" и "Берлин" — это три моих дома.

— Как охарактеризуешь Ханнинга-тренера?

— Он все время хочет, чтобы мы выкладывались на тренировках на сто процентов, чтобы не отдыхали, а работали. Если что-то не нравится, говорит сразу и в лицо. Иногда это неприятно. Но в таких случаях ты знаешь, что делаешь неправильно, и можешь стать лучше. Порой тяжело, но Ханнинг очень много для нас делает, хочет, чтобы мы стали хорошими игроками. Для него это как хобби. Деньги за тренерскую работу он не получает.

Судьба человека. Боб Ханнинг. Наполеон из Эссена, командующий лисьим войском

— Ты не раз вызывался в сборную Германии своего возраста. Какое событие считаешь главным?

— Первые интернациональные игры во Франции. Мы провели там три матча — один проиграли, два выиграли. Впервые играл против иностранцев. Потом мы выступали в Азербайджане на Европейском юношеском олимпийском фестивале. Cтали вторыми, проиграли последний матч. Этот поединок в числе самых важных в моей жизни. Если хочешь быть наверху, играть за первую команду Германии, надо уметь бороться со шведами, хорватами... Это помогло мне в развитии.

За основу "Берлина" дебютировал белорус: 19 лет, играет в немецкой "молодежке", отец — гандболист, изображение №5

— Есть ли у тебя белорусское гражданство?

— Есть. У меня два гражданства — немецкое и белорусское. Но, по-моему, оставить оба нельзя. Однажды надо решить, кем ты хочешь остаться.

— Какой паспорт выберешь?

— Тяжелый вопрос. Хотел бы оставить оба. Родился в Германии, живу здесь. Но я горд, что белорус. Хотя если и дальше буду жить в Германии, по-моему, для меня лучше немецкое гражданство.

— А что если тебе предложат играть за национальную сборную Беларуси?..

— Тоже трудный вопрос. Пока я еще могу за нее выступать. Через год уже может быть поздно. Конечно, играть с Подшиваловым, Корольком, Кулешом было бы прекрасно. Если бы мне предложили тренироваться с ними — точно сказал бы "да".

С тем же Подшиваловым мы познакомились в "Миндене". И когда "Фюхсе" встречался с "Минденом", тоже общались.

— Папа говорил, что по менталитету ты уже больше немец. Согласен?

— Я учился в немецкой школе, буду поступать в немецкий университет. Мои друзья немцы. А подружка русская. Как и ее родители. В Берлине мне не с кем говорить по-русски. Но все равно чувствую себя еще и белорусом. Пятьдесят на пятьдесят. Хотя в Беларуси я был, по-моему, всего дважды. Последний раз — десять лет назад. Приезжать чаще не было возможности. Но я хотел бы снова побывать. Там живут бабушка и тетя.

Если играют сборные Беларуси по хоккею, гандболу, футболу, все время болею за них. Даже когда год назад встречались белорусские и немецкие гандболисты, я был за Беларусь. Мама и папа часто рассказывают про время, проведенное в Минске. Моя сестра родилась еще там.

За основу "Берлина" дебютировал белорус: 19 лет, играет в немецкой "молодежке", отец — гандболист, изображение №6

Для полноты картины мы пообщались и с отцом Максима Алексеем Орловым.

— Когда Максим дебютировал за основу "Берлина", испытали гордость?

— Ну, было приятно. Я не новичок в гандболе. Прекрасно понимаю, что к чему. Молодому игроку в топовой команде первой лиги получить даже пару минут — это много значит. Понятно, что лидирующих ролей он пока играть не будет. Это нормальный процесс. В 18-19 лет тело еще не созрело. Чтобы выступать на таком уровне, должна быть хорошая "физика". Нужно время. Подросток есть подросток. А мужик есть мужик.

— Сколько еще нужно времени, чтобы окрепнуть?

— Думаю, сезон-два — и он уже будет на равных с другими. Во второй лиге в физическом плане Максим может играть хоть сейчас. Дело времени. В любом случае потенциал у него очень хороший. Я его вижу на высоком уровне. Все зависит от него.

— Как игрок Максим сильнее, чем вы в 19 лет?

— Считаю, он намного интереснее. Более вариативен, чем я. Плюс быстрее и немного выше. Он должен быть на порядок лучше, чем я.

За основу "Берлина" дебютировал белорус: 19 лет, играет в немецкой "молодежке", отец — гандболист, изображение №7

— Каковы его основные качества?

— Чем он похож на меня, это тем, что и сам может забросить, и много играет на команду. Иногда даже свои голы отдает. На мой взгляд, в национальной сборной Германии сейчас нет нормального разыгрывающего...

— Филип Вебер вам не нравится?

— Не мой типаж, хоть стреляйте. Есть два движения — и все. Разыгрывающий должен в первую очередь думать о команде. Вот как Маркус Баур в свое время. Вроде ничего особенного — может, пару голов забрасывал за мяч. Но при нем команда двигалась.

Считаю, по типажу Максим похож на Анди Шмида, Домагоя Дувняка, Николу Карабатича. Я назвал известных людей, чтобы было проще сравнить.

— Воспринимаете сына больше как разыгрывающего, чем как левого полусреднего?

— Типичный полусредний — это Юлиус Кюн. Бросить и отдать в линию — самое главное для игрока этого амплуа. А Максим еще и замечает партнеров слева и справа. Поэтому вижу его забрасывающим центральным.

— В свое время у вас были проблемы с коленями. Как в этом плане дела у Максима?

— Тьфу-тьфу-тьфу. Вроде нормально. У него другая фигура. Моя досталась мне от мамы. После игровой карьеры, когда уже набрал немного веса, как-то обратил внимание на фото, что ноги у меня не то что X-образные, но немного выгнутые. А это, соответственно, неправильная нагрузка на колени. У дочки такие же ноги, как у меня и у бабушки. Уже в одиннадцать лет на уроке физкультуры у нее порвалась крестообразная связка. В одиннадцать!

У Максима же фигура как у моей жены. Он не такой тяжелый, как я, более подвижный. В Германии, даже когда ты попадаешь в сборную земли, проводится медицинское обследование. Чтобы уменьшить риск травм. В этом плане перспективы у него намного лучше, чем у меня.

За основу "Берлина" дебютировал белорус: 19 лет, играет в немецкой "молодежке", отец — гандболист, изображение №8

— Какие возможные препятствия видите на пути Максима в профессиональный гандбол?

— Он сейчас заходит в мужской гандбол. Пока еще в детском, молодежном. Вопрос, к какому тренеру он попадет, в какую команду, с какой картиной игры. Здесь много факторов. Не имею ничего против тренеров-югославов, но это старая школа. Юниорам они доверяют меньше. А тренер "Фюхсе", молодой хлопец Ярон Зиверт, доверяет. При нормальном раскладе трудностей не должно быть. Нужно пахать.

— Самые статусные немецкие клубы — "Киль", "Фленсбург", "Райн Левен" — интересовались Максимом?

— Нет. Еще очень рано. "Берлин" считается школой номер один в Германии — здесь и обсуждать нечего. Надо понимать, что на взрослом уровне в 18-19 лет ты большой погоды делать не будешь.

В "Миндене" играет Юри Кнорр, на два года старше Максима. Интересный парень. Следующий нормальный разыгрывающий в сборной Германии. Он сейчас идет в "Райн-Неккар-Левен". Будет сидеть под Шмидом. Но в любом случае с "Минденом" это не сравнить. Взять хотя бы тренировочный процесс. Поэтому, думаю, он принял очень правильное решение. Да и у того же Шмида много научится.

Я поддерживаю контакт с Бобом Ханнингом. В свое время он еще был моим тренером в "Золингене". Опытный и успешный человек. Говорит, что надо немного терпения. Желательно остаться еще на сезон в "Фюхсе". А там будет видно.

Кстати, в "Миндене" интересовались Максимом, хотели, чтобы он вернулся. Кнорр уходит, Подшивалов уходит... Но не думаю, что сейчас есть смысл менять клуб. Все-таки "Берлин" — это другой калибр. Пускай нынешний сезон команда не очень удачно проводит. Чем выше уровень, на котором ты себя пробуешь, тем лучше.

За основу "Берлина" дебютировал белорус: 19 лет, играет в немецкой "молодежке", отец — гандболист, изображение №9

— Максим говорит, что перед ним стоит сложный выбор, какое гражданство предпочесть: немецкое или белорусское. Что советуете ему вы?

— Ой... Он родился и вырос здесь. По-русски говорит неплохо. Но даже английский знает лучше, чем русский. Единственное, есть смысл оставить белорусское гражданство, чтобы иметь право играть за сборную. Но решать должен он сам. Нельзя забывать, что Максим с самого начала выступает за сборную Германии своего возраста. А там очень большая конкуренция. По статистике в Германии около миллиона человек занимаются гандболом. О чем можно говорить?

— В Беларуси кто-то уже интересовался Максимом?

— В свое время я разговаривал с Игорем Папругой. Юрий Шевцов спрашивал про Максима у него, Игорь — у меня. Но дальше расспросов дело не зашло. Я говорил: пожалуйста, он готов. Но вопрос: как ему приехать хотя бы на просмотр? Это затруднительно. Ведь у него школа. Все не так просто. Если честно, я был бы не против, чтобы он попробовал себя в сборной Беларуси. Все-таки это моя команда.

— Когда надо принять решение насчет гражданства?

— Скажем так: еще вчера. По немецким законам, когда человеку исполняется 18 лет, он должен выбрать гражданство. Если бы в Беларуси было разрешено двойное, думаю, вопросов не было бы. Сейчас Максим, надеюсь, сдаст все экзамены. Если поступит в университет, будет больше свободного времени. Из-за этой "короны" принятие решения затянулось. Время пока есть, но его немного.

За основу "Берлина" дебютировал белорус: 19 лет, играет в немецкой "молодежке", отец — гандболист, изображение №10

Фото: siegener-zeitung.de, пресс-служба "Берлина", личный архив Алексея и Максима Орловых.

Главное
Лента новостей
© 2021 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»