Веселые мемуары. "Кубок будет наш", или Как Максимов сосиски варил

25 мая 2020

Забавные истории про гандбольное прошлое прилетели в этот раз из Скопье. Там наши рассказчики, завершившие легионерские подвиги в "Вардаре", "добивают" злополучный карантин.

Даниил Шишкарев. Звездное пророчество в кювете под Уфой

Веселые мемуары. "Кубок будет наш", или Как Максимов сосиски варил, изображение №1



В августе 2006 года астраханский "Университет-Автодор", за который я тогда играл во втором дивизионе чемпионата России, побывал в Уфе на Всероссийской универсиаде.

До дня выезда мы толком не знали, как будем туда добираться: поездом или автобусом. В итоге по сложившейся в Астрахани традиции был выбран вариант старенького "Икаруса", который заказали у какого-то частника.

Километре на сороковом пути салон наполнился дымом, и автобус стал. Тренеры каким-то образом спешно отыскали другой. Он выглядел никак не надежнее первого. На нем и двинулись дальше.

На второй день дороги, уже на подъезде к конечной точке маршрута, водитель отважился заправиться прямо на шоссе, с "левого" бензовоза. При этом он, похоже, надышался парами бензина, отчего сомлел и потерял сознание прямо по ходу движения. В результате это движение продолжилось прямиком в кювет, где наш "крейсер" плавно лег на бок.

В салоне темно, выбраться наружу невозможно — обе двери заблокированы. Состояние личного состава — близкое к панике.

Напряжение загадочным психологическим приемом удалось снять нашему тренеру — Андрею Алексеевичу Тюменцеву. К моменту аварии олимпийский чемпион спал на матрасе, заняв проход в передней части салона. Так вот, не то спросонья, не то в силу несгибаемого победного характера он подхватился на ноги и неожиданно для всех прокричал: "Кубок будет наш!".

Веселые мемуары. "Кубок будет наш", или Как Максимов сосиски варил, изображение №2



Вскоре самый худой в команде, Антон Мерзлютин, выбрался на волю через разбитое окно. Ему и удалось организовать спасательную операцию с помощью водителей проезжавших машин.

К началу турнира мы успели. И, кстати, если мне не изменяет память, заняли тогда первое место. Кубок действительно оказался нашим.

…В более поздние времена мне довелось потренироваться и поиграть под началом Владимира Максимова в "Чеховских Медведях" и сборной России.

В марте 2011 года мы победили датчан в домашнем отборочном матче к чемпионату Европы. Через три дня предстоял ответный поединок в гостях. Отъезд в аэропорт от дворца "Олимпийский" был назначен на пять утра.

Владимир Салманович относится к категории людей, которые никогда и никуда не опаздывают. В подобных случаях он всегда приходил минут за пятнадцать до отправления и прожигал взглядом тех, кто появлялся в поле его зрения минуты за три до дэдлайна.

Но в этот раз наш тренер не появился в точке сбора даже к назначенному времени. Минут через десять мы уже не на шутку разволновались: не случилось ли чего?

Веселые мемуары. "Кубок будет наш", или Как Максимов сосиски варил, изображение №3



Наконец, с опозданием минут в двадцать, Салманыч был у автобуса — как всегда, в легендарной черной кепке набекрень, в явно наспех застегнутом пальто. И выглядел слегка смущенным, что было на него не похоже.

Я располагался в автобусе ближе к хвосту и потому из тренерского объяснения причин опоздания уловил лишь одно слово — "сосиски". Отмазкой проходило затянувшееся по неизвестным причинам приготовление завтрака.

Но мы, если честно, не поверили. Похоже, Максимов все же впервые в жизни проспал. А долго варившиеся сосиски командные остряки припоминали ему долго…

В той поездке в датском Хорсенсе из-за долгой дороги тренировка в вечер прилета начиналась аж в десять вечера, то есть в полночь "по Москве".

Салманыч решил смоделировать завтрашнюю защиту против Миккеля Хансена. Роль могучего датчанина он поручил Растворцеву. Лешка попал под персональную опеку Тимура Дибирова, но должен был от него освобождаться и убегать.

Наш "Миккель" добросовестно пытался это сделать, но цепкий Дибиров вцепился в него, словно клещ. Тренер нервничал, подстегивал гиганта крепким словом — бесполезно. Тренировка закончилась досрочно — их диалогом на повышенных тонах.

— Раствор, ну что же ты? Не можешь убежать от тщедушного Дибирова?

— Салманыч, да в нем семьдесят килограммов всего, а во мне — сто тридцать. Я и в пять вечера не смог бы этого сделать. А уж посреди ночи и подавно не получится…

Сергей Горбок. Покрасневшие драконы и самоволки с продолжением

Веселые мемуары. "Кубок будет наш", или Как Максимов сосиски варил, изображение №4



В 2000 году наш минский "Аркатрон" приехал на еврокубковые матчи в португальский Порту. Накануне первой игры мы с Серегой Рутенко отправились прогуляться по городу. И там нас угораздило заглянуть в тату-студию. Татуировки тогда входили в моду. И мы в силу юных лет поддались искушению — вышли оттуда с одинаковыми драконами на шеях.

Назавтра игру я начал на скамейке — был на год моложе Рутика и выходил ему на подмену. Во втором тайме судьи выписали Сереге красную карточку. Пришла и моя очередь сыграть, но буквально через пятнадцать секунд красный свет зажгли и передо мной. Нашему тренеру Николай Владимировичу Жуку только и осталось, что развести руками:

— Да, драконы, наиграли вы сегодня на двойку с минусом.

После того случая в команде за нами надолго закрепилось прозвище Два Красных Дракона. Вот и не верь после такого в приметы.

…В молодости пай-мальчиком я не был. Первое приглашение в сборную Беларуси получил, когда вторым тренером там был Александр Владимирович Каршакевич. На сборе он поселил меня на первом этаже вместе со своим сыном и моим одноклассником Максимом (он, к сожалению, довольно рано закончил играть). Так ему было легче нас контролировать.

Как-то раз я в очередной раз нарушил дисциплину, вылез через окно и отправился на свидание с будущей женой Вероникой. Вернулся вполне счастливый и далеко за полночь. Знакомым приемом, вновь через окно, забрался в наше жилище.

Веселые мемуары. "Кубок будет наш", или Как Максимов сосиски варил, изображение №5



Сделал все быстро, однако на лице не спавшего Макса прочитал ужас. Оказалось, вместе с ним меня с нетерпением поджидал Каршакевич-старший:

— Ну что, Мальчиш-Плохиш, хорошо погулял? Предупреждаю последний раз: еще один подобный поход — вылетишь из сборной через это же окно, а двери будут для тебя навсегда закрыты.

Больше на самоволках я никогда не попадался. Иногда везло, но и готовился к ним тщательнее. Приходилось отслеживать планы Александра Владимировича и делать на них поправки.

…В середине "нулевых" я играл в запорожском ЗТР. В выездном матче против немецкого ТУСЕМа меня жесточайшим образом встретил руками в лицо Дима Торгованов.

На ответный матч дома я вышел полный решимости ему отомстить. И сделал это, исполнив голевой бросок "с продолжением". Это когда рука после вылета мяча не тормозится, а продолжает движение до соприкосновения с лицом оппонента. Акт возмездия я, осмелев, дополнил неприличным жестом.

Тренеры сразу же усадили меня на скамейку — от греха подальше. После игры в коридоре у раздевалок столкнулся с Торговановым лицом к лицу. Был уверен, что быть продолжению боя. Но Дима улыбнулся и протянул руку:

— Молодец, парень, далеко пойдешь. Но подобные жесты на будущее советую забыть. Похоронят!

…Владимир Салманович Максимов любит вспоминать былое. Героическими примерами из прошлого он может сыпать часами. В мою бытность игроком "Чеховских Медведей" во время разборов игр тренер отчего-то часто вспоминал об игре левого полусреднего ЦСКА Василия Барана. При этом он совершенно серьезно обращался непосредственно ко мне:

— Серега, ну ты ведь его прекрасно помнишь.

Веселые мемуары. "Кубок будет наш", или Как Максимов сосиски варил, изображение №6



Вообще-то Василий Баран завершил игровую карьеру, когда мне было всего три года от роду. Про такого коллегу по амплуа я узнал только от Максимова. Но ничего не поделать, приходилось порой подыгрывать:

— Конечно, Салманыч, как можно забыть Василия? До сих пор вижу его игру в мельчайших деталях…

Главное
Лента новостей
© 2020 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»