Светлана Розинцева: "И сегодня сыграю, если потренируюсь. Вратарям много бегать не надо"

19 мая 2020

Легендой краснодарской "Кубани" ее сделали победы в чемпионатах СССР и СНГ, триумф в Кубке кубков и многолетняя верность клубу вопреки искусам-предложениям извне.

Даже в 48 лет, будучи тренером, Светлана Розинцева встала в ворота, когда других вариантов их защитить у "Кубани" не оставалось. Только вот прощание с клубом получилось болезненным…

Светлана Розинцева: "И сегодня сыграю, если потренируюсь. Вратарям много бегать не надо", изображение №1



Наше общение началось с того, что собеседница попросила перенести время интервью — ей предстояли занятия со студентами.

— Вы преподаете в каком-то вузе?

— Да, физическую культуру — в Кубанском государственном университете. А еще по совместительству тренирую в гандбольной ДЮСШ, где директором работает Наталья Анисимова.

— Каково преподавать физвоспитание при теперешних карантинных ограничениях? Работаете дистанционно?

— Да. Сложно было только поначалу. Но фактически преподаватели физкультуры приспособились к новому режиму быстрее всех. Выходим на связь со студентами через Teams и проводим занятие ровно в те часы, когда запланированы наши учебные "пары".

Поскольку есть ограничение на одновременную работу в программе лишь пяти человек, то пришлось разбить студентов на четверки. По очереди выходим на связь со всеми. Кроме того, сбрасываем видеоролики с комплексами упражнений, подготовленные преподавателями.

Мне кажется, так занятия проходят даже продуктивнее, чем когда они были очными. Ребятам уже хочется отвлечься на физическую активность. Стараемся поддерживать их не только в плане физическом, но и морально.

— Как долго вы работаете в университете?

— Два года. С тех пор как меня "торжественно" проводили из "Кубани". В мае 2018-го осталась без работы, все лето сидела без дела. А в сентябре Наталья Анисимова позвала меня к себе. И в вуз устроиться тоже она помогла. Спасибо ей огромное!

— Вы строгий преподаватель?

— Нет, конечно. Но на шею себе садиться тоже не позволяю, хотя некоторые пытались. Сейчас у нас идет зачетная неделя. Так многие студенты пишут, что хотели бы заниматься со мной и в следующем учебном году. Хотя обычно преподавателям группы меняют.

Светлана Розинцева: "И сегодня сыграю, если потренируюсь. Вратарям много бегать не надо", изображение №2



— Эта работа сильно отличается от тренерской?

— Когда всю жизнь провела в гандболе — как игрок и как тренер, потом заняться чем-то другим сложно. В чем отличия? Прежде всего здесь иной менталитет. У меня было и несколько специальных групп, куда собирали студентов с отклонениями в здоровье. Конечно, с ними надо работать аккуратнее. Хочется дать что-то активное, но понимаешь — нельзя. Здесь не спорт, а физкультура. Разница именно в этом.

— Вам нравится преподавать?

— Уже втянулась. Но когда другие тренеры в ДЮСШ просят помочь в работе с юными вратарями, вот тогда понимаю: это мое, это моя жизнь! Именно от такой работы получаю непередаваемый заряд эмоций. Словно в прошлое возвращаюсь.

— А в ДЮСШ вы разве не вратарей тренируете?

— Схема сложная. Во-первых, там нет ставки тренера вратарей. Во-вторых, я работаю, скорее, как тренер в обычной школе, 51-й краснодарской. Занимаюсь там с ребятами своей группы, а лучших потом передаю в ДЮСШ. Но числюсь именно в спортивной школе.

— А почему вы покинули штаб "Кубани" два года назад?

— Сама бесконечно задаюсь этим вопросом. В конце сезона-2017/18 меня вызвал тогдашний генеральный директор клуба Сергей Вальтер и объявил, что контракт со мной не продлят.

Честно говоря, для меня это стало шоком. Не было никаких предупреждений, ни даже намеков на такое расставание. Вы даже не представляете, как мне было обидно!

Я отдала "Кубани" всю жизнь, не отозвалась ни на одно предложение клубов из России. Когда сложилась безвыходная ситуация, в 48 лет вернулась в ворота. Но сейчас такой патриотизм уже не в цене — времена, увы, изменились. Эмоции поутихли, но обида не ушла.

В 52 года, когда не так много оставалось до пенсии, меня просто выставили на улицу. Неужели нельзя было сделать все иначе? Хотя бы заранее предупредить, чтобы искала работу, или предложить что-то на время, пока трудоустроюсь?

Светлана Розинцева: "И сегодня сыграю, если потренируюсь. Вратарям много бегать не надо", изображение №3



— Неужели директор не назвал ни одной причины расставания?

— Почему? Назвал. Сказал, что нет денег, в клубе грядет сокращение, да и тренер вратарей "Кубани" не особо нужен.

Пыталась связаться с главой федерации Сергеем Николаевичем Шишкаревым, но в итоге поговорила только с его помощником — безрезультатно. А должность тренера вратарей, кстати, в клубе потом вернули…

 С Трефиловым не общались?

— Позвонила ему, конечно. Спросила, в чем проблема. Думала, может, моя работа просто не устраивала. Дословно тот разговор уже не воспроизведу, но смысл был таким: я должен вас, пенсионеров, всю жизнь содержать?

Больше с ним не виделась и не общалась. И даже на гандбол уже давно не хожу…

— Как дела у вашего сына Алекса? Кажется, за год-два до вашего ухода из "Кубани" у парня были серьезные проблемы со здоровьем…

— Сейчас, слава богу, все хорошо. Вспоминаю, и слезы капают. Всю жизнь буду благодарна людям, которые сына спасли. У него от рождения были вдавленные ребра. В детстве это не доставляло проблем. А в 15 лет Алекс резко прибавил в росте на 20 сантиметров, ребра оказались опасно близки к позвоночнику, начало смещаться сердце. Была необходима операция.

Я тогда взяла два кредита, но выделить еще один в банке отказались. И тогда Наталья Анисимова посоветовала обратиться за помощью в Минспорта Краснодарского края.

Там пообещали выделить деньги, но только в конце года. А мне они нужны были срочно. Тогда сотрудники министерства разместили информацию о нашей беде с просьбой помочь везде, где можно. Я ведь не собиралась рассказывать о своих проблемах на всю страну. Но так вышло. Получала эсэмэски и плакала.

Алексу сделали операцию в Москве, поставили специальную пластину. Осенью нужно ехать на обследование: можно ее убирать, либо надо еще оставить.

Светлана Розинцева: "И сегодня сыграю, если потренируюсь. Вратарям много бегать не надо", изображение №4



— Вы обмолвились о предложениях, которые получали в годы карьеры от других российских команд. А от каких?

— В прежние времена таких случаев не могло быть много. Но однажды нас всем спортклассом вместе с тренером позвали… в Армению. Предлагали стать командой города Ленинакана. После долгих размышлений мы отказались. Возможно, жизни себе спасли. Ведь все помнят, какое страшное землетрясение случилось там в 1988-м.

Александр Иванович Панов звал к себе, когда работал в Невинномысске с "Азотом", а потом уже в Тольятти. Трефилов приглашал в звенигородскую "Звезду", когда у него возникла проблема с вратарями.

 Почему отказывались? Жизнь и карьера могли сложиться иначе. Теперь не жалеете?

— Никогда не жалела. Как-то не представляла себя живущей в другом городе, играющей в другом клубе. Тогда еще была не замужем. Но как можно было бросить родителей?

С удовольствием отыграла потом много сезонов в Испании. Хотя, когда туда отправлялась, было страшно. Ведь до этого более, чем на три недели, дом не покидала, а здесь предстояло уехать минимум на десять месяцев.

— Когда вы начали карьеру в "Кубани"?

— В 1983 году, когда окончила школу. Это если официально. Но играть за дубль тогда еще "Сельхозтехники" начала раньше. Ездила на какие-то туры десятиклассницей.

Александр Иванович Тарасиков, создававший команду, после выпускного приезжал к нам домой, убеждал родителей, что мне стоит сосредоточиться на спортивной карьере, а не поступать сразу в вуз. Ведь учеба сильно отвлекала бы от гандбола.

Светлана Розинцева: "И сегодня сыграю, если потренируюсь. Вратарям много бегать не надо", изображение №5



— Поддались уговорам?

— Да, подождала год. А в 1984-м поступила в сельскохозяйственный институт.

— Насколько сложно вам было оставаться вторым номером рядом с первым — Татьяной Шалимовой?

— Вообще несложно! Это сейчас к таким ситуациям относятся болезненно, с нездоровой завистью. А тогда Таня, хотя она всего на два года старше, стала для меня ориентиром. Она была уже молодой звездой, яркой и талантливой, в 18 лет сыграла на взрослом чемпионате мира!

Когда только пришла в гандбол, кумиром для меня была Наталья Тимошкина из киевского "Спартака". Но потом примером стала Таня. Я за ней тянулась. Мы тренировались вместе, и это мне очень помогало. Неприязни между нами не было никогда.

Да, она была первым номером, я вторым. Когда выходила на площадку, волновалась: как буду выглядеть на фоне Шалимовой? Но это быстро прошло. Мы понимали одна другую с полуслова. Были матчи, когда она сама подбегала к скамейке запасных, а я мчалась в ворота.

Светлана Розинцева: "И сегодня сыграю, если потренируюсь. Вратарям много бегать не надо", изображение №6



— Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом.

— Думаете, я не мечтала? Но это не было эгоизмом. Знаете, такое тренировочное упражнение, как броски в одни ворота, когда голкиперы там меняются? У нас с Таней времени было абсолютно поровну, мы сами чувствовали, когда нужно уступить.

— После ее переезда в Киев вам стало проще или сложнее?

— На меня легло больше ответственности. Гораздо проще, когда ты знаешь, что если у тебя не пойдет игра, напарница всегда сможет полноценно тебя заменить. А вот если в команде нет вратаря равного тебе или лучшего, тогда очень сложно.

С другой стороны, когда проводишь все игры подряд, получаешь колоссальный опыт. А когда "Кубань" встречалась со "Спартаком", огромным было желание проявить себя как можно лучше. Не доказать что-то Татьяне, а просто сыграть здорово. Нормальная человеческая мотивация. Мы были и остаемся подругами, регулярно общаемся и сейчас.

— Какая из многочисленных побед, если брать период до Олимпиады-1992, вам наиболее памятна?

— Всегда лучше запоминаются матчи, в которых участвуешь непосредственно. Если сидишь на скамейке и не играешь, не ощущаешь той атмосферы, какая есть на площадке. Например, в финальном матче Кубка кубков в 1987-м, я практически не играла — только вышла на пенальти и отбила бросок.

Но там все же команде помогла. А бывали победы, на которые смотрела и вовсе со стороны. Это не было обидно. Просто недобирала тех эмоций, какие оставляют игру в памяти.

— Но что-то же должно было врезаться в память особо…

— Конечно, первая победа "Кубани" в чемпионате СССР. Финальные матчи против "Ростсельмаша" проходили тогда в Краснодаре на открытой площадке. Антураж был невероятным. Болельщики забирались даже на фонарные столбы.

Светлана Розинцева: "И сегодня сыграю, если потренируюсь. Вратарям много бегать не надо", изображение №7



Столь же яркими были эмоции после победы над киевским "Спартаком". В те времена многие выставляли против команды Игоря Турчина вторые составы — все равно же проигрывать, а при туровой системе лучше было приберечь силы на другие матчи. Но Тарасиков никогда так не поступал. Мы влетали киевлянкам и по десять мячей, но все равно сражались, цеплялись и кусались. И Турчин не убирал основных игроков — соперничество там было принципиальным.

Вместе с подругами рыдала после победы на молодежном чемпионате мира 1985 года в Сеуле. Тогда нашу сборную тренировал Леонид Анатольевич Ратнер. Вот где эмоции из меня просто выплескивались!

Светлана Розинцева: "И сегодня сыграю, если потренируюсь. Вратарям много бегать не надо", изображение №8



Незабываемой была и победа на чемпионате мира 1990 года — уже среди взрослых. Встреча с югославками получилась очень напряженной. А мне из того финального матча ярче всего помнится эпизод с участием Наташи Морсковой. Исполняя семиметровый, она угодила могучим броском в лицо голкиперу. Не намеренно, конечно. Но последствия были ужасными. На итоговый банкет та югославская девчонка пришла с шишкой в полголовы.

 Самое неприятное в памяти — олимпийская Барселона?

— Точно. Мы ехали на Игры, понимая, что больше таким составом не сыграем. И ехали за золотом. А в итоге плакали от досады, от понимания, что не взяли свое, не сыграли так, как сыграла американская баскетбольная "дрим-тим".

Мы ходили расстроенные вместе с парнями-баскетболистами, которые ехали за медалями, а в итоге остались четвертыми. Зато золото взяли те, на кого никто не рассчитывал: девчата в баскетболе и ребята-гандболисты.

— В 1992-м началась ваша испанская эпопея?

— Да, сразу после Олимпиады. Там пришлось сменить несколько клубов. И ощутить, что такое настоящая зависть. Мы приехали в Испанию в то время, когда тамошний уровень гандбола был, мягко говоря, не сопоставим с советским. Играли девочки, которые параллельно еще и где-то работали. Приходили на тренировки через раз, а потом еще спрашивали у тренера, почему не вышли в составе.

Тренер, естественно, всегда делал ставку на сильнейших, а это были иностранки. Мне в воротах было проще, а уж какая зависть была к легионеркам из числа полевых!

Светлана Розинцева: "И сегодня сыграю, если потренируюсь. Вратарям много бегать не надо", изображение №9



 Кажется, в Испании вы нередко оказывались единственной в команде стражницей ворот.

 Верно. Одна вратарь в заявке на сезон — и это я. Сложно приходилось, поскольку и на тренировках, и в матчах не было никакого отдыха.

— А если, не дай бог, травма?

— Вот именно это и произошло, когда я играла в Сан-Себастьяне. Сезон только начался, и на еврокубковой игре в Германии я получила травму колена. Поначалу думали, что поврежден мениск, а по приезде после обследования выяснили: порвала "кресты". Команда осталась без вратаря.

Обычно после таких травм восстанавливаются не меньше шести месяцев. Но за мной организовали такой уход, обеспечили такие условия, что я вернулась в игру через три с половиной. Тренер тогда сказал: хоть табуретку на линии ворот поставь, только выходи — ты все равно будешь лучше сменщицы.

— Обошлись без табуретки?

— Да уж. Зато все старались бросать мне в правый угол, потому что думали, что прооперированной ногой не смогу отбить. Не понимали, что они действовали предсказуемо и облегчали мне задачу. Кстати, когда была еще на костылях, приключился смешной случай.

— Ну-ка!

— Соперничали с Морсковой в скоростном спуске по лестнице. Наташа тогда играла за "Валенсию", тоже травмировалась, и операции нам сделали почти одновременно. Короче, она вместе с командой приехала к нам в Сан-Себастьян. Мы встретились на арене, поболтали, а потом спускались на первый этаж.

Как же нас поддерживали обе команды, как жаждали увидеть, кто первой доберется до цели. Но победила дружба. Главное, что обе не упали с костылей. Сейчас такое наверняка засняли бы на телефоны, и ролик стал бы хитом интернета.

Светлана Розинцева: "И сегодня сыграю, если потренируюсь. Вратарям много бегать не надо", изображение №10



— Тот разрыв "крестов" был самой сложной вашей травмой?

— Да. Но потом на той же правой ноге я в Испании еще и ахилл рвала. И тоже долго восстанавливалась. Мне кажется, к тем травмам привели тренировочные режимы, не привычные мне после прежних домашних нагрузок. Получилось, что после тренировок по два, а то и три раза в день попала в полный "расслабон", если сравнивать с Союзом.

— Вы долго играли в Испании. Могли бы остаться в этой стране навсегда?

— Вполне. Но при условии, что туда переехали бы все мои родные. В этой стране действительно могла бы жить. Чувствовала себя там, как дома. И прекрасно понимала, как далеко нам до Европы во всех отношениях…

— Расскажите о своем втором пришествии в "Кубань" в начале "нулевых".

— Вернулась играть в родной клуб, когда команду еще вел Тарасиков. А потом тренеры менялись: Анатолий Скоробогатов с Сергеем Белицким, Наталья Цыганкова с Юрием Зайцевым, Алексей Гумянов… Потом "Кубань" возглавил Трефилов, но ушел в середине сезона со скандалом. А уже после Рио он вернулся. А вообще я играла до 44 лет, а потом перешла на тренерскую работу.

— А как получилось, что пришлось вернуться в ворота в четвертьфинальных матчах чемпионата России-2014?

— Трефилов попросил выйти в серии против "Лады". Не могла играть Вика Калинина, были травмы у ее сменщиц. Помню, после матча в Тольятти я плакала. И не потому, что было тяжело, а оттого, что проиграли. Зачем возвращалась, если все равно ничем не помогла?

На эмоциях и девчонкам чуть "навтыкала". Помню, на первых секундах потряхивало, а потом все прошло, вернулись игровые ощущения. Кстати, тогда Трефилов просил и на тренировках в ворота стать. Но я же понимала, что не стоит отбирать хлеб у девчонок.

Светлана Розинцева: "И сегодня сыграю, если потренируюсь. Вратарям много бегать не надо", изображение №11



— После тех матчей не было желания продолжить камбэк?

— Честно? Я и сегодня готова играть, если потренируюсь. Когда работаю с юными вратарями, только сама им все и показываю. Их десять человек — каждому по десять раз.

С возрастом все делаешь без лишних движений, а отсутствие прежней энергии компенсируется опытом, да и бегать много вратарям не нужно. Но понимаю, что в официальных матчах на площадку точно не вернусь, хотя и нахожусь в нормальной форме. Разве что за ветеранов сыграть позовут.

— Когда вы вернулись, гандбол был уже другим. Как считаете, та сборная СССР обыграла бы нынешнюю сборную России?

— Иногда обсуждаем тему с подругами. И сходимся во мнении, что наше поколение победило бы легко. Там было больше звезд, игроков, сильных индивидуально.

Например, сейчас нет такой гандболистки, как Элина Гусева, которая могла получить мяч от вратаря у своих ворот, а потом на ведении обойти всех соперниц и забросить. А какой была на краю Елена Немашкало! Она обыгрывала всех на пятачке, потому что не было тогда привычки создавать себе позицию с угла по "стяжке".

И сейчас есть талантливые девочки, которые выделяются среди остальных: Аня Вяхирева, Даша Дмитриева. Но мы играли сильнее и умнее. И гандбол тот по скорости был с нынешним сравним.

Хотя у каждого поколения свое мнение. Нынешние звездочки над моими словами могут просто посмеяться — ничего ведь не проверишь, визуально не сравнишь…

Главное
Лента новостей
© 2020 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»