Дмитрий Филиппов: "В аэропорту Рейкьявика меня встречал будущий президент Исландии"

9 апреля 2020

Двукратный олимпийский чемпион и чемпион мира живет в немецкой глубинке, где даже карантин не так строг. Воспоминаниями и наблюдениями он делится из земли Саксония-Анхальт.

Дмитрий Филиппов: "В аэропорту Рейкьявика меня встречал будущий президент Исландии", изображение №1

— Удивительно, но обнаружить ваши интервью в интернете оказалось задачей невыполнимой…

— К обстоятельному общению с вашим братом, честно говоря, не привык. Вспоминаю, что только в 2003 году у меня был большой разговор с корреспондентом краснодарской "Независимой спортивной газеты". Там тогда вышел рассказ обо мне под заголовком "Виртуоз фланговой атаки". Мама потом прислала мне в Германию тот номер газеты. Так что ничего удивительного в том, что вы не нашли каких-либо моих интервью в сети.

— А каков интерес к вам со стороны немецких СМИ? Вы ведь по-прежнему человек гандбольный.

— Чаще всего задавали вопросы, когда был игроком клуба первой бундеслиги "Вупперталь". Но и сейчас журналисты обращаются за комментариями постоянно. В основном они представляют региональную прессу. Пусть мой "Ашерслебен" играет только в четвертой по статусу лиге, интерес к команде чувствуется.

— В Германии вы живете уже почти 25 лет. Получается, половину жизни…

— Все верно. Только я всегда поправляю собеседников: не "живу в Германии", а "работаю в Германии". Для меня есть разница. Все-таки все члены нашей семьи остаются гражданами России.

Дмитрий Филиппов: "В аэропорту Рейкьявика меня встречал будущий президент Исландии", изображение №2

— Разговор сам собой вырулил на семейную тему.

— С будущей женой Галиной мы познакомились в Волгограде, на центральной набережной. Дело было в 1987 году. Приехал на Волгу в составе краснодарского СКИФа. Жили в гостинице "Турист".

При туровой системе соревнований посреди недели всегда выходной. И вот вечером мы всей командой вывалились на набережную, где как раз развернулась дискотека. Там с Галей и столкнулся. Она была легкоатлеткой, училась в институте физкультуры. По окончании вуза по распределению оказалась в Сочи, и я постоянно наезжал к ней из Краснодара. Так наши отношения завязались в семейный узел.

Дочка Женя родилась еще в советскую пору, в 1991-м. Когда семья переехала ко мне в Исландию (там был мой первый заграничный клуб), и жену, и дочь отправили на углубленное медицинское обследование. У Жени обнаружили врожденный порок сердца и предложили сделать операцию.

Первые дни в Исландии
Первые дни в Исландии

Мы с Галей, конечно, сильно переживали, но все-таки решились. И все прошло хорошо. Оперировали Евгению специалисты, которые проходили обучение в США, на самом передовом оборудовании. В спорт Женя не пошла. На сегодня у нее два образования: менеджер по туризму и социальный работник.

В семье разговариваем только на русском. Если дети переходят на немецкий, я их одергиваю. Младший сын Андрей пошел по гандбольным стопам отца. Но история у него непростая. Он родился в 1997 году, когда я выступал за "Вупперталь".

Сначала Андрей решил заниматься футболом. Начинал он в Бернбурге, где я оказался после Вупперталя и Ростока. Но, когда опять переехали, на этот раз в Ашерслебен, друзья переманили Андрея в гандбол. Они упирали на то, что от отца ему достались нужные гены.

Через какое-то время я связался со Славой Горпишиным, давним своим товарищем, который живет и работает в Хильдесхайме. У них в городе хороший гандбольный интернат. К тому же сын Славы Сергей — ровесник моего Андрея. Он поехал в интернат "Хильдесхайма" и неплохо там себя проявлял.

Семья Филипповых
Семья Филипповых

Знаменитый "Магдебург" два раза в год проводит что-то наподобие дня открытых дверей, чтобы просматривать детей и отбирать в свою систему лучших. На один из таких наборов мы тоже решили отправиться. На то время Андрей уже играл за так называемую команду B-Jugend, в ней были мальчишки 14-15 лет.

Так вышло, что тренер нашего "Хильдесхайма" перед просмотром переговорил с Беннетом Виггертом, легендой "Магдебурга", который тогда работал с молодежной командой клуба из третьей лиги. Андрей хорошо себя зарекомендовал у того на глазах. Еще и мне удалось пообщаться с Бенно, ведь в свое время мы играли друг против друга. В общем, он заинтересовался сыном и взял его в систему "Магдебурга".

Но вскоре Виггерт возглавил главную команду клуба. На смену ему пришел тренер, который сразу дал понять, что Андрей ему не особо и нужен. Сын выходил или на короткие отрезки, или в ничего не решавших матчах. Промучился год и решил уходить.

Тогда я почувствовал, что он сильно разочаровался. Что бы ни делал, как бы ни старался, на подходе к большой команде ему не дали ни единого шанса. Сейчас он играет под моим началом в "Ашерслебене".

С сыном Андреем
С сыном Андреем

Стараюсь дать ему толчок в гандбольном развитии. Надеюсь, что-то у него получится. А пока Андрей подал документы в полицейскую академию. Она базируется в нашем городке. В команде играют сразу четверо профессиональных полицейских.

— В прошлом году вы отметили 50-летний юбилей. В России об этом многие вспомнили?

— Как-то и не верится, что уже пятьдесят. Если честно, чувствую себя моложе. А звонили тогда многие, и это очень приятно. Стас Кулинченко, Олег Ходьков… Федерация гандбола поздравила в сообщении на своем сайте.

Я доиграл до 42 лет, а с командой на тренировках регулярно бегал до середины нынешнего приостановленного сезона. Те же полицейские, играющие за "Ашерслебен", не могли приходить на каждое занятие. И мне приходилось дополнять состав на тренировках.

Голеностопы у меня еще во времена активной карьеры были слабые — тренировался, играл в бандажах и тейпах. А здесь после одного занятия три-четыре месяца назад вообще не смог ступить на ногу. Посоветовали сделать операцию, чтобы не было проблем в более серьезном возрасте. Пришлось почистить сустав. Сейчас все в порядке, недавно возобновил пробежки.

Дмитрий Филиппов: "В аэропорту Рейкьявика меня встречал будущий президент Исландии", изображение №6

— Это вопреки действующему в Европе режиму самоизоляции?

— Вы знаете, Ашерслебен невелик, население около 28 тысяч. И порядки у нас не такие строгие, как в мегаполисах. Да, рекомендовано сидеть по домам, но прогулки по двое разрешены. Мы еще и гуляем с супругой. А с сыном можем себе позволить бегать по дорожкам вокруг зоопарка.

— Как у вас сейчас с работой?

— Как и везде, чемпионат приостановлен, тренировочные залы закрыты. Руководителям гандбола в земле Саксония-Анхальт делегированы полномочия: завершать сезон досрочно или ждать развития ситуации. Пока решения нет. Все занимаются в домашних условиях и выходят на пробежки.

А я ведь еще работаю учителем физкультуры в частной общеобразовательной школе. Но и там сейчас все закрыто.

С Александром Анпилоговым
С Александром Анпилоговым

Разве мог я, выпускник Краснодарского инфизкульта, вообразить, что когда-нибудь буду работать учителем в немецкой школе? Конечно, нет. Попал на эту работу очень нетривиальным путем. Однажды ко мне с вопросом "не хочешь ли поработать с детьми в школе?" обратился обербургомистр Ашерслебена Андреас Михельманн. Он уроженец города, наш болельщик. А сегодня еще и… президент Немецкого гандбольного союза.

Школу тогда только открыли, в ней было лишь два класса. Работаю там уже десять лет. Школа постоянно расширялась, а я так и оставался единственным учителем физкультуры. Постепенно это стало забирать больше рабочего времени, чем тренерские дела в "Ашерслебене". Но я ни о чем не жалею и продолжаю трудиться в двух местах.

— Ученики знают, что их "физрук" — двукратный олимпийский чемпион?

— Многие знают. Кто-то расспрашивает, кто-то "гуглит" информацию про герра Филиппова, а потом тоже задает вопросы. У нас в школе есть традиция — проводится специальный олимпийский урок для учеников пятых классов. И тогда я с удовольствием надеваю костюм и достаю олимпийский факел. Они остались у меня после эстафеты олимпийского огня Сочи-2014 в родном Краснодаре.

Дмитрий Филиппов: "В аэропорту Рейкьявика меня встречал будущий президент Исландии", изображение №8

Тогда, кажется, Олег Ходьков внезапно позвонил и спросил, готов ли я участвовать в эстафете. Откликнулся с удовольствием и получил уйму положительных впечатлений. В той эстафете участвовали многие краснодарские звезды гандбола: Андрей Лавров, Эдик Кокшаров, Стас Кулинченко.

— Часто бываете в родном городе?

— Нет. Мама Нина Павловна умерла восемь лет назад. В Краснодаре у меня оставалась только она. Есть родственники во Владивостоке и Владимирской области.

С мамой Ниной Павловной после Олимпиады-2000
С мамой Ниной Павловной после Олимпиады-2000

С радостью приезжал бы чаще, чтобы повидать друзей детства и гандбольных соратников. Но не могу себе это позволить из-за занятости. Школа работает до начала июля, а в августе начинается подготовка к сезону моей гандбольной команды.

— Краснодарское детство было у вас сугубо гандбольным?

— Занимался с пятого класса. Тренировки у меня проходили параллельно в трех видах: два занятия в неделю по футболу, два — по гандболу и еще тренировка по борьбе.

Футбол быстро как-то сам собой отвалился, а борьбой во дворце культуры железнодорожников занимался довольно долго, были даже успехи. Помню, тренер приходил беседовать с мамой, уговаривал, чтобы я не оставлял ковер, а напоследок в дверях бросил: "Ваш сын никогда не станет спортсменом".

Мой первый гандбольный наставник — Александр Павлович Долгий. Потом тренировался со старшим возрастом у Леонида Семеновича Милиди и попал к Александру Викторовичу Фролову. У него я изначально был разыгрывающим, но со временем он перевел меня на левый край. Потом допытывался, почему он так поступил, а он всегда отшучивался: "Не перевел бы тебя на край, не стал бы ты олимпийским чемпионом".

Дмитрий Филиппов: "В аэропорту Рейкьявика меня встречал будущий президент Исландии", изображение №10

До попадания в СКИФ у меня был еще "Буревестник", вторая краснодарская команда. Там Фролов помогал Александру Ивановичу Овсянникову. А через год оттуда позвали в СКИФ, где работали Валентин Михайлович Шиян и Виталий Павлович Крохин.

Была еще и срочная армейская служба в подмосковной "Искре", дочерней команде ЦСКА. Тренером там был Евгений Васильевич Чернышев, играющим тренером — Юрий Константинович Кидяев, а начальником команды — Николай Николаевич Томин. Три олимпийских чемпиона в штабе одного клуба — дух захватывало!

Играл там с Талантом Дуйшебаевым, Павлом Сукосяном, Владом Каларашем. Предлагали оставаться с перспективой перехода в ЦСКА, но я наотрез отказался и вернулся в Краснодар.

— Вопрос с подковыркой, который может и задеть: считаете себя именно двукратным олимпийским чемпионом?

— Да, подтекст понятен… Действительно, в Барселоне-1992 я не был ни разу заявлен на матчи олимпийского турнира. Однако считаю, что награды достоин. Валера Гопин на нашей позиции был сильнее и опытнее. Но представьте и меня 23-летнего — рвался в бой, был полон сил и энергии, хотелось многое доказать. Дали бы шанс, ничего не испортил бы, честное слово.

1992 год. Барселона. Дмитрий Филиппов, Талант Дуйшебаев, Вячеслав Горпишин, Василий Кудинов
1992 год. Барселона. Дмитрий Филиппов, Талант Дуйшебаев, Вячеслав Горпишин, Василий Кудинов

Спустя время после той Олимпиады услышал от одного деятеля: мол, он тоже был членом олимпийской делегации СНГ в Барселоне, и, значит, тоже может считать себя олимпийским чемпионом. Вот эта демагогия возмутила до глубины души.

Я попал в число пятнадцати сильнейших игроков уже не существовавшего Союза и гордился этим. И пусть весь турнир мы со Славой Горпишиным и Андреем Миневским провели на трибуне, причастности к той блистательной команде у нас никто не отнимет.

Тогда, несмотря на потерю нескольких важных игроков, у нас сложился прекрасный коллектив. Уже выход в финал был колоссальным достижением. Но наш гандбол жил тогда под девизом "Есть одно место — первое". И в финале ребята превзошли великолепных шведов.



— В сравнении с другими олимпиониками за границей вы оказались довольно поздно — в 1994 году. Кстати, почему Исландия?

— Ну, тогда же работало правило нашей федерации, согласно которому за рубеж можно уезжать в возрасте не моложе 25 лет. В 1994 году мне как раз и исполнилось двадцать пять. За победу в Барселоне-1992 получил квартиру, но зарплаты в СКИФе были мизерными.

В Исландии оказался, скорее всего, по инициативе тренера Вигго Сигурдссона, который в те годы умудрялся попадать на стажировки к Владимиру Максимову. Вигго тренировал "Стьярнан", и именно туда меня сосватал Вольфганг Гютшов — агент, известный по работе со многими игроками сборной тех лет.

Поначалу я полетел в Исландию без семьи. Первое, что вспомнилось, когда увидел землю из иллюминатора, — кадры из фильма "И на камнях растут деревья". А в аэропорту меня встречал — не поверите! — теперешний президент этой страны Гвюдни Йоханнессон.

"Я чуть-чуть разговаривать русски!" — поприветствовал он меня. Гвюдни — дипломированный историк, изучал в университете русский и время от времени помогал "Стьярнану". Я, конечно, полюбопытствовал, зачем ему русский в Исландии. Он ответил, что очень интересуется нашей классической литературой и историей.

Галина Филиппова и будущий президент Исландии Гвюдни Йоханнессон
Галина Филиппова и будущий президент Исландии Гвюдни Йоханнессон

Потом с Гвюдни сблизилась вся наша семья. Он сильно помог в организации операции дочке, буквально не отходил тогда от нас. Познакомил со своей семьей: мы знали его маму и бабушку. С его средним братом, Патрекуром, мы играли друг против друга в чемпионате Исландии, а младшего я тренировал в системе "Стьярнана". Когда переехали в Вупперталь, Гвюдни навещал нас в Германии. Короче, скажу я вам, исландцы выбрали своим президентом очень правильного человека.

От Исландии остались только приятные воспоминания. Приветливые, располагающие к себе люди. Да и с соотечественниками мне на острове тоже везло. Недавно с ужасом узнал о кончине Алексея Труфана…

Мы в Исландии сразу сдружились, хотя до этого даже не были знакомы. Леша оставил в исландском гандболе значимый след. Он познакомил меня с нашим замечательным тренером Борисом Залмановичем Акбашевым и его сыновьями. Часто вспоминаю слова Акбашева: "Ты всегда должен быть лучшим. Не будешь лучшим, станешь не нужен никому".

Дмитрий Филиппов: "В аэропорту Рейкьявика меня встречал будущий президент Исландии", изображение №13

— В 1995 году в Исландии прошел чемпионат мира — турнир, не самый удачный для сборной России, но неплохой для вас.

— Я уже обжился на острове, играл там, как дома. Не помню причины, по которым турнир пропускал Валера Гопин. Я получил много игрового времени и стал вторым бомбардиром чемпионата, забросив 69 мячей.

Но турнир запомнился прежде всего безобразным судейством норвежцев в нашем четвертьфинале против немцев. Вот вы вспомните матчи, в которых Владимир Максимов получал бы красную карточку? Это был как раз такой случай. Настолько те судьи вывели нашего тренера из себя.

1992 год. Стайки. Тренировка сборной СНГ
1992 год. Стайки. Тренировка сборной СНГ

Мы проиграли три мяча и оказались в итоге только пятыми. Чемпионами планеты тогда впервые стали французы. А по мотивам той их победы была собрана сборная мира для двух выставочных матчей на острове Реюньон — родине Джексона Ричардсона и Даниэля Нарсисса.

От России пригласили Андрея Лаврова и меня. Оказаться в той компании было потрясающе: Магнус Висландер и Стаффан Ольссон, Стефан Штоклян и Фредерик Воль, тренеры Даниэль Костантини и Бенгт Юханссон…

— Ну а потом было приглашение в Германию.

— И здесь без Исландии не обошлось. В "Вупперталь" мы поехали вчетвером: тренер Вигго Сигурдссон, работавший со "Стьярнаном", молодые Дагур Сигурдссон, Олафур Стефанссон да я.

Кстати, Дагур и Олафур называли себя воспитанниками Бориса Акбашева, он тренировал их с детских лет. "Вупперталь" в ту пору переживал слияние двух команд в одну, и коллектив у нас подобрался очень приличный. Помимо меня, легионером был еще Миша Васильев, наш олимпийский чемпион 1988 года.

Дмитрий Филиппов: "В аэропорту Рейкьявика меня встречал будущий президент Исландии", изображение №15

В первый же сезон вышли в главную бундеслигу, а сразу заняли восьмое место — отличный результат для дебютантов. Васильев стал вторым тренером. Всего в "Вуппертале" провел шесть лет, из них четыре — в первой бундеслиге.

В последний мой сезон команда посыпалась, клуб обанкротился. Тогда очень помогли знакомые. Пока я искал новый клуб, они трудоустроили мою жену, что помогло нам избежать депортации, потому что к тому времени истек срок моей рабочей визы.

— На времена успешных выступлений за "Вупперталь" пришлась и ваша золотая Олимпиада в Сиднее.

— Да. Но до нее ведь были еще и Игры в Атланте-1996. У нашего победного поколения их не очень-то принято вспоминать. Тогда я сыграл первый в карьере олимпийский матч. Мы снова мы были в паре с Валерой Гопиным. Он играл все встречи подряд, кроме последней. Не сумев одолеть шведов и хорватов, мы забрали пятое место у швейцарцев.

В Сиднее-2000 мне было уже 31. Предполагал, что это будет мой последний сезон в сборной. На чемпионате Европы того же года четыре крайних — Кокшаров, Воронин, Кривошлыков и я — играли поровну. А на Олимпиаде мне довелось провести две игры в группе — против кубинцев и немцев. Забросил в них двенадцать и семь мячей, но на плей-офф Максимов меня уже не заявлял. Эдик Кокшаров играл отлично, был очень хорош в защите. Поверьте, обиды не было — настолько все прониклись ценностью золотого результата.

2000 год. Сидней. Золотая сборная России
2000 год. Сидней. Золотая сборная России

— Вы здорово исполняли семиметровые. Многие также отмечали работу кисти при бросках с игры.

— Даже не знаю, чего в этом больше: врожденного или приобретенного на упорных тренировках. Как говорили знакомые вратари, когда выпрыгивал, несколько раз ложно обозначал кистью начало броска, но продолжал "висеть" и выпускал мяч, когда вратарь уже отреагировал на "показы". Еще очень любил переводить мяч снизу вверх.

Тимур Дибиров, мой коллега по амплуа, крутит сейчас намного лучше моего. Но в наших бросковых повадках есть определенное сходство. Хотя не думаю, что Тимур когда-то засматривался на мою игру.

— Хватает времени следить за российским гандболом?

— Смотрю в основном игры родного СКИФа. Переживаю за Олега Ходькова, чуть раньше — за Олега Кулешова. Рад его возвращению в сборную.

Дмитрий Филиппов: "В аэропорту Рейкьявика меня встречал будущий президент Исландии", изображение №17

И за национальную команду очень переживаю. На чемпионате Европы желал всяческой удачи Эдику Кокшарову, но и у него турнир не получился. Вот если бы смогли переиграть венгров в стартовом матче…

Тяжела она, шапка Мономаха. И пока никому из бывших прекрасных игроков нашего поколения не удалось добиться достойных результатов в роли тренера сборной.

Лента новостей
© 2022 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»