Марко Панич из Бреста: "Не люблю тренеров-балканцев. У них чрезмерное эго"

3 апреля 2020

В ходе карьеры он поиграл в родной Боснии за "Борац", потом за французский "Шамбери" и польские "Азоты". А в этом сезоне ярко дебютировал в рядах чемпиона Беларуси.

В брестском клубе имени Мешкова Марко Панич адаптировался быстро и закрывал позицию правого полусреднего практически в одиночку — другого игрока сопоставимого класса на этом месте в ростере мешковцев нынче нет. Кроме того, 29-летний балканец отличается редким качеством: он умеет хорошо бросать с обеих рук. В общем, с этим уникальным парнем давно стоило поговорить.

Марко Панич из Бреста: "Не люблю тренеров-балканцев. У них чрезмерное эго", изображение №1

— Как оценишь свой дебютный сезон в БГК?

— Я доволен. После пяти сезонов во Франции и двух в Польше захотелось попробовать чего-то нового. Предложение из Бреста заинтересовало сразу — ведь команда выступает в Лиге чемпионов. Конечно, жаль, что в этом турнире мы не вышли в 1/8 финала. Попалась очень тяжелая группа, а у нас было много новичков. Поначалу приходилось трудно, но по весне смотримся очень хорошо.

— Твои партнеры и тренеры говорят, что сезон для БГК начался слишком рано…

— Да — в том плане, что мы не успели освоиться и притереться. Понадобилось время, чтобы лучше узнать друг друга, приспособиться к новой тактике.

— С какими чувствами выходишь на площадку сейчас, когда весь гандбольный мир ушел на карантин?

— Странное ощущение. Каждый день смотрю новости — весь мир закрыт, все сидят дома. СЕХА-лига не играет, европейские чемпионаты и еврокубки — тоже. Но у нас в Бресте все работает, мы с семьей чувствуем себя хорошо.

Поэтому не могу сказать, что сильно волнуюсь. Хотя, конечно, немного страшно. Не хожу в кафе и рестораны — из дома выбираюсь или на тренировки и игры, или погулять с семьей в парк. Такая сейчас жизнь, надо меньше контактировать с людьми.

Марко Панич из Бреста: "Не люблю тренеров-балканцев. У них чрезмерное эго", изображение №2

— Родственники в Боснии не беспокоятся из-за того, что тебе приходится участвовать в матчах?

— Для них это тоже странно. Все время говорят, чтобы я заботился о себе и жене с сыном. Но на родине ситуация сложнее, там карантин. Людям старше 65 лет можно выходить из дома только утром в течение трех часов. Всем остальным — только по одному человеку из семьи, и то не больше чем на час в день. В магазин, заплатить по счетам, и больше никуда. В Бресте нет таких ограничений.

— В состав мешковцев ты вписался быстро. Что помогло?

— Во-первых, я очень люблю гандбол и везде стараюсь освоиться как можно быстрее. Во-вторых, играл на позиции фактически один. С практикой проблем не было, что помогло найти общий язык с новыми одноклубниками.

— Но это, должно быть, сложно — закрывать позицию в одиночку?

— Иногда — да. Но в 80 процентах случаев — нет. Я в хорошей физической форме, 29 лет — золотой для гандбола возраст. Надеюсь продержаться на этом уровне еще лет пять.

— В следующем сезоне твоим напарником станет опытный поляк Павел Пачковски. Как воспринял новость о его приобретении?

— Пачек — хороший игрок, доводилось выходить против него на площадку. Он однозначно поможет БГК. Да, я буду играть меньше, но это не проблема. Для организма, может, даже и лучше не играть в каждом поединке по 60 минут. Здоровая конкуренция — это хорошо. Так что я доволен. Для сильных клубов совершенно нормально иметь по два хороших игрока на каждой позиции.

— Тебе нравится жить в Бресте?

— Нормально. У меня хорошая квартира на улице Гоголя, напротив парка. В команде есть балканцы — без них было бы скучнее. Ребята здорово помогли адаптироваться. И во Франции, и в Польше в моих командах было еще по два-три югослава. Но здесь их даже больше.

Марко Панич из Бреста: "Не люблю тренеров-балканцев. У них чрезмерное эго", изображение №3

— Твой родной Яйце — что за город?

— Не очень большой. Там красивая природа. Что касается населения, то оно смешанное. Примерно 40 процентов боснийцев-мусульман, по 30 — сербов и хорватов. Но все нормально ладят, война закончилась давно.

— Твои родители ведь разных национальностей?

— Отец — серб, то есть православный. Мама — хорватка, то есть католичка. В основном различия ведь идут по религии. Я — православный. Можно сказать, серб из Боснии.

— Ты хорошо атакуешь с обеих рук. Это с детства?

— Да. Как-то мяч попал мне в палец правой руки — было очень больно, но я хотел продолжать игру и начал бросать левой. Получалось неплохо. Мой отец тоже был гандболистом, и он стал буквально заставлять меня использовать левую руку. Понимал, что это пригодится.

И сейчас я в основном бросаю именно ею. Но пару-тройку раз за матч переключаюсь на правую. Для соперников это всегда сюрприз. Они, конечно, в курсе моей "двурукости", но не знают, когда именно я ее применю. Так что это полезное оружие.

Двурукие уникумы. Как они это делают?

— Ты говорил, что пробовал выступать и на позиции левого полусреднего, но не очень успешно. Что мешало?

— Ох, было тяжело. Я могу играть слева, но не больше десяти минут. Особых ошибок не допущу, но и большой пользы не принесу. Видимо, мозг уже привык к определенной позиции, и ноги сами подстраиваются под него. Даже на месте разыгрывающего мне проще, чем слева.

Марко Панич из Бреста: "Не люблю тренеров-балканцев. У них чрезмерное эго", изображение №4

— Ты начинал на родине в "Бораце" из Баня-Луки. Как в 21 год удалось уехать во Францию?

— В "Бораце" я провел пять лет. Даже школу заканчивал не в Яйце, а в Бане-Луке. Сначала выступал за резервный состав, затем пробился в основной. Считался игроком с потенциалом, и на меня обратил внимание "Шамбери". Так и начал выступления за рубежом.

— Во Франции адаптироваться сложнее, чем в славянских странах?

— Конечно. В Польше и Беларуси люди больше похожи на балканцев. В Шамбери в первые год-полтора было тяжело. Хорошо, что и там были югославы, которые здорово помогли.

— Потом стало легче?

— Привык, выучил язык. Но возникли другие проблемы. У руля команды стал хорватский тренер (Ивица Обрван — БЦ), и команда покатилась вниз. Возникли денежные проблемы, и руководство решило поменять 50-60 процентов состава. Вот я и ушел.

Не люблю коучей из бывшей Югославии, с ними тяжело. Особенно "военное" поколение: люди, которым сейчас 45-55 лет. У них чрезмерное эго. Нормальный балканский тренер — редкость, я таких встречал всего два-три раза.

— С испанцами проще?

— Когда переходил в БГК, знал, что здесь работает Рауль Алонсо. А раньше ведь еще был и Маноло Каденас. У испанских тренеров хорошая репутация. Не зря в прошлогоднем "финале четырех" Лиги чемпионов они руководили тремя командами из четырех.

— Что ты знал о Беларуси и ее гандболе до переезда в Брест?

— В первую очередь то, что БГК — сильнейший клуб страны. Что мешковцы выступают в Лиге чемпионов и ставят перед собой амбициозные задачи. Что здесь работали серьезные тренеры — Сергей Бебешко, Желько Бабич, Маноло Каденас.

Что касается города, то говорил с балканцами, которые здесь играли раньше: Иваном Карачичем, Деяном Малиновичем. Их знаю по сборной Боснии. Они кое-что рассказали, но я так понял, что город за последние лет пять-семь заметно изменился. Когда подписал контракт, пообщался и Сандро Обрановичем, он рассказал много хорошего.

Марко Панич из Бреста: "Не люблю тренеров-балканцев. У них чрезмерное эго", изображение №5

— В начале нынешнего года сборная Боснии впервые выступила на чемпионате Европы. Как оценишь дебют?

— Было тяжело. Надеюсь, в следующий раз нам достанется группа полегче. Норвежцы выступали дома, а в итоге заняли третье место. Португальцы бурно прогрессируют, вкладывают сейчас деньги в развитие молодых талантов. Что здесь говорить, если из группы вместе с нами не вышли сами французы…

— За три поражения от таких соперников вас на родине не критиковали?

— Нет. Мы получили опыт и показали всем, что в Боснии хороший гандбол. Надеюсь, теперь в наш вид спорта будут вкладывать больше денег, придут инвестиции. Сейчас с этим проблемы. Когда играет сборная, билет на родину я часто вынужден оплачивать сам. Не всегда, но примерно в половине случаев. И на EURO мы играли просто так, без всяких призовых.

— В Боснии же проблемы с гандбольной федерацией?

— Это сложно объяснить. Сказывается то, что в стране три национальные общины. И главы федерации каждый год меняются — ею по очереди управляют то серб, то хорват, то босниец-мусульманин. Ситуация непростая, но мы с ребятами договорились, что не будем концентрироваться на трудностях. Кто хочет играть за сборную, пусть приезжает и играет. В любом случае в стране нас сейчас признали и относятся с уважением.

— Что еще есть в твоей жизни, кроме гандбола?

— Сейчас основное время уделяю семье. У меня двухлетний сын Алексей — популярное в ваших краях имя. Очень энергичный парень, непоседа, стараюсь его все время чем-то занять. Показываю ему книги с картинками, ходим в парк, играем с мячиком.

Раньше же много времени уделял учебе. На родине выучился в университете на физиотерапевта, а затем окончил тренерские курсы высшей категории. Так что теперь я дипломированный коуч! Но пока не знаю, чем буду заниматься по окончании карьеры. Надеюсь поиграть еще лет десять.

Фото: Геннадий Козловский (пресс-служба БГК имени Мешкова).

Главное
Лента новостей
© 2021 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»