Владислав Лец: "Хочу играть за сборную родной страны. Пусть даже она слабее немецкой"

23 октября 2019

БЦ продолжает знакомство с легионерами, отыскавшимися в составах российских сборных младших возрастов. В поле зрения носитель старинной польской фамилии, играющий в Потсдаме.

Линейный Владислав Лец работает сейчас в подмосковном Протвине на сборе юношеской команды России, готовящейся выступить следующим летом на чемпионате Европы (U-18).

— Если не ошибаюсь, осваивать гандбол ты начал уже в Германии?

— Да, наша семья переехала туда, когда мне было восемь лет. Поначалу занимался плаванием, но больших успехов не было. И родители предложили попробовать себя в каком-нибудь другом виде спорта. В двенадцать лет я стал играть в гандбол, быстро прогрессировал и решил стать профессиональным спортсменом.

— С тех пор ничего не изменилось?

— Место работы. Так вышло, что поменял уже три клуба. Каждый переход был новой ступенькой в развитии. Сейчас я занимаюсь в спортшколе Потсдама, которая приписана к одноименному клубу.

— В России условия в школах подчас сильно разнятся…

— В Германии они примерно одинаковы. Школа, интернат, столовая, игровой и тренировочный залы — все необходимое для роста мастерства.

Что касается медицинского или технологического обеспечения, то это сравнить не могу. Ведь я еще не играю в главной команде Потсдама. Но скажу, что в сборной России в этом плане мне всего хватает.

— Когда стал заниматься гандболом на серьезном уровне, поднялся ли твой статус в глазах окружающих?

— Да ничего особенно не изменилось, если честно. Все-таки это еще начало большого пути. Знаете, в американских комедиях показывают порой: парень — лучший спортсмен колледжа, на него заглядываются все девчонки… Несмотря на популярность ручного мяча в Германии, там такого нет. Вот если ты поднялся, скажем, до национальной "молодежки", тогда на тебя и впрямь начнут смотреть по-другому.

— Получается, что с российскими тренировочными методиками ты познакомился только в юношеской сборной?

— Совершенно верно. Стили игры в Потсдаме и в сборной России полярно противоположными не назову, но в кое в чем они, конечно, различаются. В национальной команде больший упор делается на "физику". Собственно, игровые модели не похожи лишь потому, что наборы исполнителей в клубе и сборной разные по физическим параметрам.

— Была ли у тебя возможность оказаться в немецкой сборной?

— Много думал над этим. Но принял решение выступать за родную страну.

— Влияние родителей?

— Они не стали бы меня останавливать, если бы видели, что у меня есть твердое намерение играть за Германию. Просто здесь в одной точке сошлись как их, так и мои желания: я хочу играть за команду своей родины. Пусть даже она сейчас слабее немецкой.

— Как наладился твой союз с российской сборной?

— Фактически без моего участия. Старший брат Вацлав, с которым провожу много времени, очень помогает в моей гандбольной карьере — настраивает, подсказывает. Вот он и связался с тренерским штабом, рассказал обо мне, а уже наставники решали, приглашать меня или не стоит.

— А как в эту историю включился ты?

— В один прекрасный день позвонил брат и сказал, что тренеры сборной ждут видео трех-четырех моих игр и как можно больше статистических показателей. Безумно обрадовался и сразу же засел за сбор такой информации.

— Твоему коллеге из старшей сборной Андрею Такшееву, прибывшему из Туниса, пришлось с этим повозиться вследствие недостатка материала.

— Как правило, тренеры снимают матчи. Хотя бы для себя, чтобы видеть, на что впоследствии обращать внимание. Конечно, уровень и качество этой съемки не сравнить с записями игр условного "Киля" в Лиге чемпионов, но и этого вполне достаточно, чтобы оценить действия игрока. Отправил Виталию Владимировичу два полных видео и несколько нарезок моментов в приличном качестве.

— Быстро влился в новый коллектив?

— Меня очень хорошо встретили. Парни по-доброму ко мне отнеслись, все старались, чтобы мне было психологически комфортно. А номер делю с Кириллом Медведковым.

— Языкового барьера не возникло?

— Нет. Я постоянно общаюсь на русском с родителями и братом, у меня в Германии много русскоязычных друзей.

— Ты прошел с командой весенние сборы...

— ...но на открытый чемпионат Европы в Швецию в итоге не поехал. Чего скрывать, всегда обидно оказаться вне заявки в последний момент. Но не проявил себя тогда максимально, хотя и очень старался. Это моя вина. Были проблемы с реализацией, не забрасывал с хороших позиций.

После сбора тренеры дали мне задание и указали, над чем надо работать. Необходимо было подтянуть выходы в защите — я неправильно просчитывал момент для них. А в нападении нужно было повысить эффективность бросков.

— Как воспринял новый вызов?

— Когда тебя отцепляют перед главным стартом, логичны опасения: а пригласят ли в следующий раз? Я много работал и надеялся снова оказаться в сборной. И когда пришло приглашение, возникли эмоции, которые словами не передать. Приехать сюда хотя бы для тренировок вместе с ребятами — это уже огромная честь для меня.

— Насколько ты прибавил в качестве игры за прошедшие полгода?

— Мне трудно себя оценивать. Надеюсь, что прогресс есть, потому что действительно много времени посвятил отработке всего, на что мне указали тренеры. Физически тренировки тоже выдерживаю. Понятно, что после интенсивных занятий мышцы ноют, но все это рабочие моменты.

Этот сбор короче, чем в предыдущий. Тогда шла активная подготовка к чемпионату Европы. В первую неделю налегали на физическую подготовку, потом пошли тактика, работа с мячом. Здесь же все это уложено в более короткий срок, но возросла интенсивность.

В заключительной части сбора нам предстоит сыграть на турнире в Польше. Сильно хочу туда поехать. Но с учетом прошлого опыта загадывать боюсь…

Фото: Денис Козлов.

Главное
Лента новостей
© 2020 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»