Никита Вайлупов. Земляк Шагала, художник и гандболист

15 августа 2018

Правый угловой минского СКА и кандидат в сборную страны Никита Вайлуповходит в любимчиках у белорусской прессы. Когда перед журналистами встает вопрос, кого из представителей очередной талантливой генерации минских армейцев выбрать в собеседники, о нем думают в первую очередь. И во вторую тоже.

Коллег можно понять. Никита не только отличный гандболист и интересный собеседник, но еще и обладатель довольно редкого среди спортсменов хобби. Он пишет картины — в собственном абстрактном стиле. На его счету уже более восьмидесяти работ, созданных в домашней мастерской. И, сдается, половиной из них уже проиллюстрированы многочисленные публикации об этом 23-летнем парне, выросшем в Витебске.

А еще он мечтает о "ПСЖ". Пожалуй, появление в составе парижского гранда талантливого земляка самого Марка Шагала — это тема, которая придется по нраву уже нашим французским коллегам.

— Никита, многие подозревают, что ты предпринял отличный пиар-ход.

— Честно: о пиаре даже не думал. Это исключительно хобби. Просто в один прекрасный день увлекся и до сих пор не могу остановиться. Хотя не думаю, что эта страсть на все времена. Мне и многое другое в жизни интересно.

— В минувшем сезоне за брестский БГК играл такой же увлеченный парень — Костя Игропуло. Он пишет музыку и снимает клипы.

— Ха, а я ему подарил свою работу на день рождения. Меня люди такого склада притягивают. Интересно, как они к этому пришли, о чем хотят сказать своим творчеством, что у них внутри.



1 из 7

Костя стал моим кумиром, еще когда вместе с Серегой Рутенко играл в "Барселоне". Я подошел и сказал ему об этом после игры чемпионата Беларуси. Ну и сфотографировались, само собой.

— Как относишься к брестской команде?

— Уважаю всю проведенную там работу. Нравится, как работает менеджмент, в какую красивую обертку заворачивают этот клуб. Как там собирают людей на трибуны, как удалось влюбить Брест в гандбол. Они реально круты, здесь не поспоришь.

Но что касается встреч на площадке, то мы всегда будем непримиримыми соперниками. Я минский армеец, и этим все сказано. Разбуди любого из нас среди ночи и скажи, что предстоит прямо сейчас играть с Брестом, мы подхватимся: ну пошли!

— Остается только сожалеть, как неудачно прокатился на велосипеде Влад Кулеш — перед решающими матчами против БГК в этом сезоне.

— Тренеры дали ему отдохнуть и вместе с тем выполнить аэробную работу. Восстановить тело и насытить организм кислородом так, чтобы и на БГК хватило, и на сборную потом.

— Насытил?

— Он открыл двери раздевалки, и мы увидели руку в гипсе. Немая сцена. Вначале думали, что Влад как-то сможет сыграть хотя бы в защите — с его-то четырехметровым блоком. Но потом, когда оказалось, что перелом двойной, все вопросы конечно, снялись.

— Такого шанса забрать чемпионство у Бреста армейцам может уже и не представиться.

— Когда от нас уходили Королек, Карвацкий и Гайдученко, то многие говорили: ну, теперь точно без шансов! А в реальности выяснилось, что шансы только возросли.

Думаю, и в новом сезоне традиции не изменим и станем только сильнее. В чем наш секрет? Все просто: отличная тренировочная база и хорошо подобранный штаб во главе с Игорем Папругой. По сути, для молодого игрока в СКА есть все, чтобы стать высококлассным мастером. Даже для бундеслиги.

— Ты, насколько знаю, оказался в гандболе случайно.

— В Витебске при заводе "Монолит" набирали детей в баскетбольную секцию. А тренером там был профессиональный батутист, которому надо было отработать два года по распределению из вуза. И гандбол ему оказался ближе баскетбола. Во всяком случае сначала я взял в руки именно гандбольный мяч. Вот с тех пор с ним и не расстаюсь. Игра меня заворожила.

— Сравни гандбол с другими видами.

— Ну, например, у пловцов очень красивые фигуры. На них приятно смотреть. Там все пропорционально. А у меня, например, здоровенные ноги, которые не соответствуют относительно худым рукам.

Так сложен с детства. Летом каждый день носился на велике. А жил, между прочим, на пятом этаже в доме без лифта. Когда по несколько раз за день потаскаешь его туда-сюда, да погоняешь по Витебску и пригородам, то влезть в штаны уже проблема. Мне и сейчас нелегко джинсы подобрать.

— Зато в погоне за красивой фигурой тебе пришлось бы гонять взад-вперед по бассейну тысячи раз. Умер бы от однообразия.

— Так я и бегом на четыреста метров занимался. По кругу бегать тоже не очень увлекательно, не гандбол. Но я наслаждался легкой атлетикой. Жаль, наш тренер в Швейцарию уехал…

Вообще стараюсь делать только то, что приносит удовольствие. Вот, например, в гандболе мне нравится обмануть соперника. А если это получается красиво, то нравится вдвойне.

Скажем, в чемпионате страны как-то забросил мяч из-за спины. Выскочил один на один с голкипером и исполнил. Но этот бросок я на тренировках шлифовал, чтобы добиться качественного исполнения. А из последних таких удач: на Балтийской лиге прокинул сопернику мяч между ног на ведении, убежал и забросил.

— Однако эту лигу вы проиграли финскому "Риихимяки", каждый игрок которого занимается какой-то побочной работой...

— Ага, кто картон фасует, кто машину водит или рыбачит. Может, мы их недооценили. Мол, работяги — что они там наиграют? А может, у них кураж такой. Вот есть такое ощущение — голод к игре. Почему я приехал из отпуска на неделю раньше? Просто реально соскучился по тренировкам. По хорошей и тяжелой работе, по мячу в руках.

— В советские времена минские армейцы тренировались по три раза в день. Не успевали соскучиться.

— Ну, тогда время было такое. Суровое. Юрий Шевцов говорил в каждом интервью, что всего достиг благодаря труду. Это Александр Каршакевич мог и не тренироваться, но все равно забрасывал бы в каждом матче по десять мячей. Хотя он тоже пахал, никуда не деться.

Вот почему сейчас так мало белорусов в топ-клубах во всех игровых видах? Нам для этого нужно трудиться гораздо больше, чем европейцу. У нас не тот паспорт, и никто за нас впрягаться не будет. А может, сами привыкли, что нас всегда надо подпихивать.

— Скажи еще, что никогда не сачкуешь на тренировках.

— Все сачкуют, не буду врать. И я как все. Каюсь. Хотя и понимаю, что это нехорошо, и стараюсь помаленьку искоренять.

— Какие советы дают Каршакевич в клубе и Шевцов в сборной?

— Юрий Анатольевич дал мне один важный совет. Но он не для всех, а только для меня. А Александр Владимирович стабилен всегда. Особенно если не заброшу со своего угла: бросай в дальний низ в падении, с кровью! Но если я буду так делать, то надолго меня не хватит — останусь без рук-ног.

— Думаю, Каршакевич по ходу тренировки дает немало ценных указаний, сравнивая свой золотой СКА и нынешний.

— Бывает. Как-то была тяжелая тренировка с акробатикой, и Артем Королек признался: все, не могу больше… Тогда тренер рассказал, каким выглядело такое упражнение в бытность его игроком. Они успевали не только перекинуть друг другу набивной мяч, но заодно и сами перелетали с одного конца мата на другой.

Армейцы тогда до такой степени развили свои возможности, что могли пасоваться с закрытыми глазами. Меня в ту пору еще не было, но догадываюсь, что тренировки были на выживание. Тогда это был шанс выбиться в люди и посмотреть мир.

— Положим, краски в СССР тоже продавали в магазине.

— Но, возможно, тогда у людей было немного другое восприятие жизни? Не до самовыражения.

— Тогда игроки куда чаще вашего нарушали режим...

— Вообще не вижу в этом смысла.

— Как же расслабиться после нагрузок?

— Можно съездить в баню. Каждое воскресенье делаем это с моей девушкой. Тело просит, чтобы из него выгнали токсины. А если вместо этого добивать его другими токсинами, а потом вдобавок еще и хотеть спать, когда надо идти и работать, то какой толк?

— Грамотно. Часто даришь картины друзьям?

— Здесь все упирается в финансы. Это увлечение совсем не дешевое. Я не благотворитель, все раздаривать не могу. Но у трети команды мои работы есть. Ой, только не называйте это картинами. Так можно обидеть людей, которые занимаются этим профессионально. Вот у них картины...

— Общался с такими?

— Да. Говорят, что рисую нестандартно и у меня есть стиль. Но спорт научил меня уважать и критику. Если она конструктивная.

— А если нет?

— Ну, из десяти человек примерно восемь скажут мне: да я и сам так смогу! Одного из них однажды привел к себе, дал краски и поставил перед холстом. Он попробовал. А когда понял, что не все так просто, извинился и пожал руку.

— Как рецензируют твое творчество ребята из команды?

— Называют меня инопланетянином, и поэтому их уже трудно чем-то удивить. Но было приятно, когда на юбилее Спартака Петровича Мироновича подарил ему свою работу, а он в ответ сказал очень проникновенные слова. Что я хороший парень. И что он взял бы меня в разведку. Зная, как этот тренер скуп на похвалы, чуть было не прослезился. Вот прямо испытал гордость...

А можно, пользуясь случаем, немного попиарить себя на "Быстром центре"?

— Почему бы и нет, раз человек хороший?

— У меня планируется благотворительная выставка в минском кафе-баре "Реалист" Это на Революционной. Оно еще не открылось, но я уже договорился. Будем помогать зоопаркам. Например, в моем Витебске звери живут в полном дерьме. И если удастся хотя бы частично решить их проблемы, будет круто. У меня уже был похожий опыт. Думаю, это правильно, когда твое хобби еще кому-то и помогает...

— О "Пари Сен-Жермен" мечтаешь?

— Да, но не думаю, что там сейчас озабочены приглашением левши Вайлупова. Всегда надо ехать в клуб, где тебя хотят видеть. Поэтому не буду против и бундеслиги, и чемпионата Испании.

— В любом случае путь на Запад лежит через сборную.

— Шевцов сказал, над чем мне надо работать. И я работаю. Долго и упорно. Думаю, что все это не зря. И что у меня будет возможность проявить себя на топ-турнирах.

— Юрий Анатольевич уже объявил, что дальше за сборную будут играть ребята твоего поколения. Как думаешь, кто из вас может стать звездой мирового уровня?

— Любой.

— Да ну... Так не бывает.

— А вот у нас может быть. Все от нас и зависит. Надо ментально перестроиться и понять, что возможно достичь любых высот. Перечислю надежды: Юринок, Кулеш, Подшивалов, Королек. Солдатенко тоже, хотя ему будет тяжеловато. У Славы все-таки семья. Теперь в первую очередь надо заботиться о ней, соизмерять желания с ее интересами. Хотя, с другой стороны, когда за тобой надежный тыл, то и горы можно свернуть.

— Пока ты не в Париже, посоветуй, что надо сделать армейскому маркетингу, чтобы дотянуться, скажем, до антуража игр той же бундеслиги.

— Ну, думаю, там и без меня разберутся. Вот чем отличается гандбол в Европе от нашего? У нас на каждого зрителя по три милиционера. Ты пришел с детьми порадоваться, а на тебя смотрят с подозрением: ты ничего не несешь в попкорне? А в коляске у тебя точно ребенок?

Скажем, на Балтийской лиге никаких охранников нет. Зрители надели одноразовые бахилы, попили пива, потом убрали за собой и ушли. А у нас все по-другому.

Был во дворце "Уручье" случай: пришли на игру мамы — моя, Кулеша, других ребят. Клуб выделил им места в первом ряду. Мы, выиграли, стоим на площадке: фотографии, интервью и все такое.

Но охранники не пускают на паркет ни наших мам, никого вообще. Подошел к их начальнику. Вот почему в такой момент я не могу обнять маму? Поругался немного. Без криков, просто объяснил, что это ненормально. Не сразу, но всех пустили…

— В Париже такого не будет.

— Наверное. Но уверенно этого утверждать пока не могу.

Фото: ska-minsk.by, pressball.by.

Лента новостей
© 2021 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»