"В России такого нет и в профессиональных клубах". Как бьют чужие "катапульты"

17 мая 2019

Рассказ о венгерской Национальной академии гандбола на озере Балатон, который вас потрясет. Именно там ростовчанки провели сбор перед "финалом четырех" Лиги чемпионов.

Для тренера "Ростов-Дона" по физподготовке Евгения Тимирбулатова и видеоаналитика клуба Максима Кронфельда это была и возможность ознакомиться с организацией работы академии. Они остались в восторге от того, что увидели и узнали, а по следам экскурсии не преминули поделиться интересными наблюдениями с корреспондентами БЦ. Рассказывает Максим Кронфельд.

Первый слева — Максим Кронфельд

— У вас довольно редкая специальность...

— Вообще-то по образованию я ученый-астрофизик, окончил бакалавриат Московского физико-технического института в Долгопрудном и магистратуру Массачусетского технологического университета в США. Так получилось, что после учебы нашел себя в спорте. Два сезона отработал в аналитическом департаменте клуба НХЛ "Вашингтон Кэпиталз", сейчас занимаюсь аналитикой в "Ростов-Доне".

— Как понимаю, делаете эту работу один. А сколько сотрудников было в вашем вашингтонском департаменте?

— Семнадцать. У меня там были четко обозначенные обязанности, связанные с технической стороной видеоаналитики и работой с системами Catapult и Polar. Они помогают контролировать функциональное состояние игроков.

— В гандболе есть что-то подобное?

— Общаюсь в соцсетях с зарубежными коллегами. Знаю, что некоторых приглашали в профессиональные гандбольные клубы на летние сборы. Например, в Барселону и Сегед.

Специфика этих систем в том, что без дополнительного оборудования они работают только на улице. Для использования их в залах необходимо ставить антенны, без помех транслирующие сигнал со спутника. Это требует дополнительных затрат. И вот венгры нашли средства и все это установили. Причем сделали это для детей!



— Давайте подробнее об академии на Балатоне.

— В академии работает четыре специалиста по физической подготовке и еще восемь гандбольных тренеров. Они занимаются с игроками разных возрастов. 68 мальчиков и 68 девочек от 14 до 18 лет. Игроки каждого возраста разбиты на три либо на две группы — в зависимости от уровней подготовки. Но тренируются они вместе. Если тренер берет один возраст, то ведет его весь период обучения.

Условия для занятий и реабилитации — изумительные. В России такого нет и в профессиональных командах. Великолепный спортивный зал вмещает три полноценные гандбольных площадки 40 на 20 метров. Все они оборудованы системой Catapult.

— Интересно.

— Это название английской фирмы. Та первой предложила на рынке оборудование для GPS-трекинга (отслеживания) атлетов. Система предназначалась для футболистов и регбистов. С помощью маячков она отслеживает все перемещения игроков.

Задача — помочь тренерам контролировать нагрузку спортсменов. Изначально использовали обычный GPS-датчик для получения данных о расстоянии и скорости. Сейчас оборудование стало совершеннее: внутрь датчика встроены гироскопы, которые отслеживают ускорения, торможения, контакты, ротации корпуса с точностью до градуса. То есть собирается огромная база данных.



— Сколько стоит Catapult?

— Сама система — примерно 160-180 тысяч долларов. А если посчитать вместе со всем реабилитационным оборудованием академии, тренажерами — набежит под миллион.

— В чем смысл таких трат?

— В том, что умозрительно подсчитывать нагрузку игроков практически нереально. Пробежать определенное расстояние можно по-разному, так же как различными будут и движения спортсмена при этом. Используемая система вооружает тренера информацией для анализа. И он понимает, как нужно индивидуально работать с конкретным игроком.

— Хорошо, получили данные объема нагрузки. Что дальше?

— Давно и теоретически, и практически доказано, что от степени нагрузки зависит травматизм. В богатых футбольных хоккейных и баскетбольных клубах обработкой необходимых данных заняты целые департаменты. Тренерам выдается уже готовый результат анализа.

В случае академии на Балатоне удивительно, что там наблюдают не за звездами, приобретенными за громадные деньги, а за детьми.



— Неужели в гандболе такая система действительно применяется только на Балатоне?

— Это утверждали представители фирмы-производителя, с которыми довелось пообщаться. Они так и сказали: ребята, если вы возьметесь внедрять нашу систему в большом гандболе, на уровне национальных сборных и клубов, то станете первопроходцами.

— Для чего, на ваш взгляд, это нужно?

— Есть понимание, что тренировочный процесс у нас построен не совсем правильно с точки зрения расчетов нагрузки. Но без использования цифровой аналитики это можно утверждать лишь умозрительно.

Скажем, много нареканий к календарю: его соревновательная плотность ведет якобы к росту числа травм гандболистов. А на наш взгляд, они — это следствие не игровых процессов, а перегрузки спортсменов на тренировках.

Занятие с повышенной интенсивностью продолжительностью 75 минут потенциально не так травматично, как два часа менее интенсивной работы. Есть графики, наглядно демонстрирующие повышение эффективности и снижение травматизма у команд, отказавшихся от длительных тренировок в пользу их интенсивности.



— В НХЛ работают именно так?

— Есть историческая справка состояния дел в заокеанском хоккее на рубеже веков, когда начали вводиться подобные системы. Травматизм снизился с тех пор в три раза. Причем календарные плотности сезонов в хоккее и гандболе просто несравнимы!

Сейчас активно обсуждается видео под названием "Не играйте с игроками", где гандболисты жалуются на чрезмерную календарную загруженность.

Хочется спросить у них: ребята, вы о чем вообще говорите? В НХЛ играют по 83 матча за полгода, и это без учета плей-офф! Тем не менее травм, выбивающих хоккеистов надолго, на порядок меньше, чем в ручном мяче. Все благодаря сбалансированности тренировочного процесса. То есть мы отстаем здесь лет на двадцать. Гандболу только предстоит пройти этот путь.

— Могут ли тренеры старшего поколения принять и освоить подобные подходы?

— Мы поинтересовались этим у венгров. Они ответили: да, возрастным тренерам тяжело постигать современные технологии и работать с ними. Поначалу взаимопонимания не было. Но сейчас многие из них пересмотрели взгляды, стали обращаться за помощью и используют наработки академии в своей практике. То есть в венгерском гандболе такая обратная связь налаживается.

— Каковы результаты работы центра на Балатоне?

— Академия работает четыре года. В этом году там будет первый выпуск. Результаты удивительные! 33 выпускника — юноши и девушки — уже подписали первые профессиональные контракты с клубами венгерских топ-дивизионов, в том числе с "Веспремом", "Пиком" и "Дьером".

Там каждый год устраивают межсезонный лагерь для двухсот юных игроков. Может записаться и попробовать себя любой желающий. Но дальше обучение платное. Кому-то его оплачивают клубы, кому-то — родители. Есть и двадцать пять квот, которые академия закрывает сама — то есть самые талантливые ребята обучаются бесплатно. Специальная скаутская служба подбирает и предлагает кандидатов на эти льготные места: либо из прошедших межсезонный лагерь, либо из тех, кого мониторят дольше.



— Российская система подготовки молодежи сильно отличатся от той, что вы увидели у венгров?

— Разница велика. Мы значительно отстали. Подписывая гандболиста, клуб хочет получить технически обученного и физически здорового спортсмена.

У нас же в школах непомерное время уделяют тактике — в ущерб "физике", да и технике тоже. В результате на профессиональный уровень попадают люди, организмы которых к нему не готовы. Потому число игроков, проявлявших себя в юниорах и продолживших прогресс во взрослые годы, невелико.

В Венгрии система иная: упор делают на физическое и техническое развитие. И современное оборудование помогает выстроить процесс именно с точки зрения желаемого эффекта — выдерживать тонкую грань между "слишком много" и "слишком мало".

— Как венгры работают над индивидуальной технической подготовкой молодежи?

— Здесь тоже существенные различия. Прежде всего — в отработке технических приемов: бросков, обводки, игры в защите. Три площадки центра разделены ширмами. За воротами висят огромные экраны. Есть камера, снимающая тренировку.

Видео с нее выводится на экран, но с задержкой в 15 секунд. Допустим, отрабатываются броски. Игрок делает попытку и после этого видит себя на экране. Время задержки можно варьировать. И тренер может практически в прямом эфире наглядно разобрать ошибку и продолжить занятие. Казалось бы, мелочь, но насколько повышается продуктивность!

Или взять работу над тактикой. Разучивается комбинация. Тренер поднял руку, все остановились, посмотрели, что получилось, обсудили и продолжили. Эффект потрясающий.

И это наиболее простые системы. Техник поставил камеру, включил запись — пошла работа. В НХЛ и НБА применяются гораздо более сложные программы, которые требуют присутствия специального видеоаналитика.



— Вам приходится общаться с нашими детскими тренерами и что-то им предлагать?

— А как же! Но порой до смешного доходит. Предлагаем: давайте сделаем вам видеоподборку с программами для повышения эффективности. Они отмахиваются — не надо. Объясняем: в профессиональный клуб должен прийти спортсмен, готовый физически и технически, а не заучивший набор комбинаций, которые ему все равно не пригодятся, ибо на топ-уровне их все равно модифицируют.

В итоге у таких тренеров ребята еще в юношеском возрасте часто получают тяжелые травмы, вроде разрыва крестообразных связок, а потом или останавливаются в росте, или уходят из гандбола совсем.

— Короче, все плохо...

— К великому сожалению. Вот еще один интересный нюанс. У венгров есть профайлы игроков, куда заносится вся информация о них: игровая, статистическая, медицинская. И поддерживается постоянная связь с тренерами сборной. В детской академии!

У нас нужной взаимосвязи с наставниками национальной команды нет даже на уровне профессиональных клубов. Нет такого, чтобы тренер сборной знал, что происходит с игроками в клубах, а тренеры клубов знали все о том, что делают их посланцы в сборной. В России такая информация, если и добывается, то через расспросы самих игроков.

Например, не так давно девочки рассказали о тренировках по ОФП в "молодежке". Вот там применяется практически все, чего в реальности быть не должно! А потом мы удивляемся, когда игрок возвращается из сборной разобранным. Хорошо, если еще без травмы.

В высоких нагрузках нет ничего порочного. Но! Они должны быть целесообразны и оправданны. Если цифры показывают, что нагрузка спортсмену нужна, что он ее выдержит, — грузитесь хоть пятью тренировками в день.

Но на деле там не происходит никакого контроля и подсчета. Они даже на глазок ведутся. Подходы — из разряда "побольше всегда лучше, чем поменьше". И согласно учебникам полувековой давности: кто выдержит, тот выдержит.

Но спортивная наука не стоит на месте — это раз. А уровень тогдашней селекции не сравнить с нынешним — это два. Мы должны учиться на набитых шишках, а не из раза в раз наступать на грабли.

— Считаете, тренеры наших сборных перегружают игроков?

— Ну смотрите: сейчас игроки завершат полноценный сезон. Потом их вызовут в сборную. И там они пройдут десятидневный сбор ОФП с тремя полновесными тренировками в день. Нигде в мире такого не делают. Только у нас потогонная система уважаемого и великого Анатолия Владимировича Тарасова жива. Но времена и подходы к тренировочному процессу давно изменились.

Посчитайте зарплату игрока, который из-за порванных "крестов" выпадает из игры и подготовки на семь-восемь месяцев, а то и больше. Да на эти деньги можно купить тот самый Catapult! Для начала — в пользование сборной.

— В информации о делах сборных часто упоминаются привлеченные к работе комплексные научные группы...

— А потом спрашиваем у девочек, какую информацию они собирают, пытаемся найти результаты их работы. Ничего нет!

Заходишь на сайт РГУФКа и видишь кандидатские диссертации, написанные этими людьми. А там суждения, во-первых, оторванные от реальности, а во-вторых, основанные на теоретических данных тридцатилетней давности. За это время в мире все изменилось не то что в профессиональных сферах, а в повседневной жизни!

Ладно — травмы, ладно — потеря формы. Но у нас после углубленного медицинского обследования спортсменов иногда не допускают к сбору в связи, скажем, с сердечными проблемами. Если вы анализируете информацию, получаете данные, то откуда эти проблемы вообще возникают?

Нам очень хочется, чтобы в российском гандболе была выстроена другая, соответствующая времени, система работы. Мы готовы внести предложения на сей счет, потому как лишь совместными усилиями сможем пойти в ногу со временем.

Главное
Лента новостей
© 2020 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»