Нелли Паньковиченко: до и после ада. Судьба в двух частях

28 апреля 2019

Даже самые пытливые любители ручного мяча с трудом вспомнят такое имя — Нелли Паньковиченко. Прошло пять лет, как эта талантливая тольяттинская разыгрывающая ушла с гандбольных радаров. Ушла с концами. Тем удивительнее было узнать о ее активности в соцсетях, где она предстает в самых неожиданных для бывшей спортсменки ипостасях: дизайнера, блогера, путешественницы…

Просто факт: подписчиков в инстаграме у 23-летней Нелли в четыре раза больше, чем у ее ровесницы, MVP гандбольного турнира Игр-2016 Анны Вяхиревой!

Отыскать Паньковиченко в Москве оказалось непросто. Круг ее общения и интересов со спортивной журналистикой никак не пересекается. Несколько звонков в Тольятти — родителям и первому тренеру — помогли выйти на след. Нелли легко согласилась на встречу, хотя было понятно, что гандбольные воспоминания для нее — никак не заживающая боль. И поначалу это было совсем не интервью, а монолог. Сквозь пробивавшиеся слезы.

— Последней игрой в моей карьере стал финал молодежного Евро-2013 в Дании. Полетело левое колено. До этого мне уже оперировали "кресты" на правом. Прямо с самолета повезли на операцию. А там занесли в колено инфекцию, и потом начался настоящий ад.

Три месяца на больничной койке, стабильно плохие анализы, постоянные разбирательства и препирательства между врачами. В итоге выяснилось, что в суставе "забыли" пластмассовую трубку. Бесконечные консилиумы, причем доктора были самого высокого статуса. Звучало даже такое: девочка, главное, что тебе сейчас нужно, — это родить, потом ты, возможно, не сможешь иметь детей.

Заводили речь и о том, чтобы во избежание заражения и ампутации ноги вытащить из колена все связки. Это длилось бесконечно долго и очень болезненно.

Однажды поняла, что в спорт не вернусь. У меня был еще год контракта с "Ладой". Клуб не отвернулся, мне продолжали платить зарплату. Деньги откладывала, потому что знала: надо как-то устраиваться в жизни. Наверное, я классический пример спортсмена, который остался без профессии — без внятного образования, без серьезных устремлений и увлечений вне спорта. Это как лошадь с шорами на глазах: бежит-бежит по прямой, стремится к цели, и вдруг бац — шоры срывают, и она в ступоре.

После выписки целый год была на восстановлении. Сдала сессию и нашла в Тольятти отличного тренера-реабилитолога. А потом опять бесконечные обследования, плохие анализы, разные диагнозы и прогнозы…

— Ты упомянула, что сдавала сессию. На кого училась? Что пригодилось потом?

— Да ничего не пригодилось! С трудом вспоминаю, что это был филиал РГГУ, а специализация — управление организацией. Но всерьез об учебе не думала. В голове был только гандбол. В планах и мечтах я должна была стать игроком сборной России.

— Когда же в жизни наступил поворот к лучшему?

— В тот бесконечный год, если была дома в Тольятти, то большей частью валялась на кровати в подавленном состоянии и мучилась в поисках хоть какого-то себе применения. Хорошо еще, подружки-гандболистки — Алена Ихнева, Настя Зыкова, Наташа Орлова (сейчас она Чигиринова) — постоянно поддерживали, были рядом.

Нелли и Анастасия Зыкова

Усиленно старалась найти себя вне спорта, интересовалась всем подряд. Так совершенно случайно узнала о проекте "Бизнес-молодость". Там предлагали много интересного, в том числе курсы для начинающих предпринимателей.

Накопленные деньги еще оставались, и я рванула в столицу. Обучение продолжалось два месяца, и за это время успела влюбиться. В Москву. Первое время жила у баскетболисток, с которыми познакомилась во время лечения. Потом на пару с еще одной бывшей гандболисткой сняли квартиру, и я обосновалась в столице окончательно.

В "Бизнес-молодости" больше всего притягивала заряженность людей, их вера в то, что благодаря большой отдаче обязательно что-нибудь получится. Помимо обучения, прирастала самыми разными знакомствами. После курса в записной книжке было 370 контактов, которые предположительно могли бы помочь продвинуться в бизнесе.

Первый мой проект-утопия — школа гандбола для взрослых, которым было бы интересно это попробовать. Помню, даже звонила Константину Игропуло, и он пытался дать мне какие-то правильные советы. К сожалению, быстро поняла, что такое вряд ли можно реализовать. Особенно в Москве, где гандбол мало кому знаком.

Однажды новые друзья пригласили меня посмотреть хоккей в спортбаре. В том кругу и познакомилась с моим молодым человеком, Олегом Шарпатым. Мы разговорились, и он рассказал, что у него небольшая компания, которая организует и проводит путешествия по всему миру. В Москве он был, собственно, проездом: делал визы для продолжения кругосветного путешествия.

Нелли со своим молодым человеком Олегом

Олег поинтересовался, куда я хотела бы съездить. Честно призналась, что всегда мечтала побывать в Америке, увидеть жизнь, которую знала только по голливудским фильмам.

И через несколько дней он написал мне уже из Штатов: у тебя есть американская виза? Я соврала, что есть. Благодаря контактам по "Бизнес-молодости" удалось сделать срочную — за неделю. На ту пору из прежних сбережений у меня оставалось сто тысяч рублей. Но кажется, об этом не успела и задуматься. Просто сделала выбор и взяла билет до Лас-Вегаса за пятьдесят тысяч. Полетела к Олегу, и с этого началась наша любовь.

Классная история случилась на обратном пути в Россию. Билет Олега из Нью-Йорка почему-то аннулировали, и я полетела одна. Маршрут был с пересадкой, а он смог взять новый билет на прямой рейс. Я летела потерянная, с ощущением, что сказочный летний роман завершен. А по прилете в Домодедово пришло сообщение: жду тебя на выходе. С тех пор с Олегом не расстаюсь. Вот уже три года.

Стала работать на его компанию "Shine Adventures" (вольный перевод — сияющие путешествия). Он для меня еще и бизнес-тренер, многому у него училась и учусь до сих пор. В "Shine Adventures" набирала группы, была менеджером по продажам, участвовала в поездках. Компания занималась нестандартными путешествиями. Например, прилетаешь в Лос-Анджелес, берешь машину и по дороге 66 едешь через всю Америку с заездом в знаковые места вроде Гранд-Каньона или Лас-Вегаса. Это только один из множества вариантов, которые мы предлагали.

Не считала, сколько стран посетила, но это были все континенты. Участвовала в трех кругосветках, нами организованных. Конечно, не полностью — присоединялась к группам на разных этапах.

Как-то Олег рассказал про своих одесских друзей, у которых самый крупный в СНГ онлайн-ресурс по пошиву и продаже одежды. Мы вместе съездили в Бразилию, я дотошно расспрашивала ребят об этом бизнесе, а потом из всего этого родился замысел: придумывать и продавать купальники.

Одесситы вдохновили меня на создание своего бренда, во всем меня поддерживали, направляли, многое объясняли. Так появилась линия купальников "Cryst swim". Начинала раскрутку своих купальников с 20 тысяч рублей. Сейчас это сфера, которая приносит пассивный доход. Каждый день что-нибудь продается.

Параллельно увлеклась фотографией и блогерством. На самом деле все взаимосвязано. Однажды я нарядила в свои купальники трех известных девушек-блогеров, и это дало импульс раскрутке "Cryst swim". Никогда не собиралась становиться моделью, это занятие совершенно не для меня. Но в своих моделях купальников иногда фотографируюсь. Правда, это никак не модельный бизнес.






1 из 4

Сейчас новый виток развития. Компанию по организации путешествий мы продали и окунулись в хайповую по нынешним временам историю — блокчейн. Япония, Корея, Юго-Восточная Азия уже вовсю сидят на этом. Наши крупнейшие банки заявляют, что тоже будут осваивать рынок криптовалют. Кажется, это перспективно. Моя задача — поиск грамотных специалистов, эдвайзеров (советников), чтобы раскрутить наш проект W12.

В банковском деле очень важна поддержка, особое мнение авторитетных в этой сфере людей. С нами уже работают специалисты блокчейна из Германии, Швейцарии, Австралии и Сингапура. Наша с Олегом мечта — создать компанию-единорог, которая делает прорыв в определенной сфере и стремительно растет. Например, как в разное время это происходило с Facebook и Airbnb. За проектом W12 сейчас стоят пятнадцать реальных людей.

— Фу-у-ух… Честно говоря, от твоих активностей и рассказов голова кругом. Гандбол-то смотришь сейчас?

— Нет. Вообще. Просто неинтересно. Раньше, когда играла, смотрела на Аниту Гербиц как под микроскопом. Плей — пауза — плэй — пауза — обратная перемотка — плэй. Рассматривала, как она делает напрыжку, как уходит в сторону, как крутит. А сейчас это мне не нужно.

— То есть гандболом перестала интересоваться вообще?

— Даже не успеваю следить, в каких клубах играют подружки. Хороший пример — Алёна Ихнева: она вроде в "Вардаре" играла, а потом вдруг сказала мне, что уже в Хорватии. Так оказывается, после "Вардара" она успела уже во Франции и в Астрахани поиграть.

Нелли и Алена Ихнева

Мне не нравится мысленно возвращаться в прошлое. Это не значит, что гандбола избегаю специально. Будет возможность — могу посмотреть.

— Получается, в юности твоей ролевой моделью была Гербиц?

— Ну да. Потом был большой интерес к датчанке Лерке Меллер. Это уже в последние полтора-два года моих выступлений.

— Как ты оказалась в гандболе?

— Папа привел. Он и сам играл раньше в Киргизии. Знает с тех давних пор Виктора Леонтьевича Вяхирева, тот в то время в Киргизии тренировал девочек. А мой отец соперничал Талантом Дуйшебаевым. Они до сих пор отношения поддерживают. Кстати, Талант Мушанбетович — один из немногих, кто позвонил мне и ободрил после операции на втором колене. Отец играл в гандбол до армии. Его призвали как раз в Тольятти, где он и встретил маму.

С папой Александром

Папа приводил меня совсем маленькой на гандбол в "Олимп", мне нравилось. А во втором классе к нам в школу пришел тренер Валентин Викторович Стороженко. Я занималась танцами, рисованием, а прибежала домой и сказала, что набирают девочек в любимый папин гандбол. Так и стала ходить на тренировки.

 Слышал мнение, что в свое время ты была перспективнее Дарьи Дмитриевой. Как относишься к таким оценкам?

— Никогда не считала себя лучше всех. В нашей сборной 1994-95 годов рождения на моей позиции были капитан команды Даша Богданова из Астрахани и Аня Вяхирева. То есть, когда набирали состав на большие турниры, я была пятнадцатой-шестнадцатой.

— Что больше всего вспоминается из той команды Вячеслава Кириленко?

— Разное… Вот, например, слова тренера, что о человеке можно судить по мелочам. Он не терпел какой-нибудь соринки или волоса на форме, "липы" на тренировочных кроссовках. Или история, как двух девочек выгнали со сбора в Португалии — они уехали из отеля с какими-то ребятами, которые решили подарить им мешок апельсинов.

Дисциплина у Кириленко всегда была очень жесткой, психологически с этим бывало тяжело справляться. Как-то приехала из сборной и в Тольятти на тренировках у Хомутова не могла добросить до ворот —мяч летел, как сопля. Несколько раз перед тренировками даже к психологу ходила. Но, с другой стороны, так в команде Кириленко воспитывались характеры.

Олеся Цивка, Нелли Паньковиченко, Дарья Дмитриева, Эвелина Аношкина. 2011 год

— Что из выигранного в гандболе для тебя главное?

— Первый титул чемпионки Европы. 2011 год. Мне 16 лет. У нас была экипировка сборной от Bosco, в ней мы с Ихневой ходили по Тольятти и думали, что мы самые крутые.




1 из 2
Сборная России — чемпион Европы U-17. Чехия, 2011 год

В главной команде "Лады" не поиграла. Так, отдельные матчи. Почему-то никогда не сходила с ума от наших игроков, всегда нравились скандинавки. Плюс Гербиц, конечно. Вот еще Алешандру ду Насименто могу вспомнить, бразильскую левшу.

—С кем общаешься из своего былого гандбольного круга?

— Все те же: Алена Ихнева, Наташа Чигиринова, Настя Зыкова. Видимся довольно редко. Либо я оказываюсь в Тольятти, либо они бывают у меня в Москве.

Нелли и Наталья Чигиринова

— В Тольятти приезжаешь только ради родителей?

— Уже совсем отвыкла от размеренного тольяттинского ритма жизни. Приезжаю к родителям, конечно, с радостью. Но очень скоро тянет обратно в Москву. Родители, бывает, приезжают ко мне. Тихонько клянчат внуков, и побольше. Но я пока не готова.

— За разговорами они возвращают тебя в гандбольные годы?

— Бывало: вон Даша Дмитриева стала лучшим игроком там-то и там-то. Но я умоляла не рассказывать мне такого — неинтересно мне, хватит. Так же и про ногу. Говорю отцу, что если о ней не спрашивать, будет только лучше.

— Я вот про ногу все-таки спрошу.

— В обыденной жизни особо не мешает. Ну разве что даже несколько шагов пробежать не могу. Еще нога к переменам погоды чувствительна, ноет.

 А с Олегом поговорить о гандболе случается?

— Бывает. Обычно какие-то аналогии с игрой возникают в сложных жизненных ситуациях. Главное, что осталось у меня от гандбола, — это решительность. Как выяснилось уже в послегандбольной жизни, человек я очень разносторонний. Когда-то спорт заполнял всю мою жизнь, а теперь составляющих в ней несоизмеримо больше.

Артем Шмельков

Главное
Лента новостей
© 2021 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»