Йонас Трухановичюс: "В Литве в придачу к гандболу я мыл полы"

15 декабря 2018

Йонас, извини! Составляя в марте импровизированную сборную постсоветского пространства, мы определили этого литовского гиганта из "Монпелье" только в резервный состав. О, как мы ошиблись! Лигочемпионскую весну Йонас Трухановичюс провел так, что его без вариантов стоило бы включить не просто в заявку, но и сразу в стартовую семерку на роль лидера.

Парень не только пачками клал бы мячи в сетку с места левого полусреднего, но и отбивал бы чужие атаки на ключевой позиции центрального защитника. Кажется, без него у "Монпелье" не было бы сейчас ни "финала четырех" Лиги чемпионов, ни прекрасных шансов на золото чемпионата Франции.

Впрочем, главное событие последних недель для Трухановичюса случилось в стороне от гандбола. На днях в семье Йонаса родился сын! С этой радостной темы мы и начали общение с восходящей звездой.

— Поздравляем! Ты теперь самый счастливый человек в мире?

— Конечно! Просто на седьмом небе от радости! Удивительное ощущение.

— Сын такой же богатырь, как и папа?

— Нет, обычные параметры для новорожденного. Типичный малыш. Назвали Адасом.

— Нынешний год для тебя полон и ярких гандбольных событий. Переносить их трудно — психологически, физически?

— В основном физически!

— Иногда складывается впечатление, что все как в сказке?

— Да, именно так.

— Со стороны кажется, что ваша команда всего добивается легко. Как вам это удается?

— Ошибочное впечатление. Мы проделали огромную работу. Ничего просто так не далось. И я долго к этому шел.

— Комментатор ЕГФ Том О’Брэннаган назвал стиль игры "Монпелье" "управляемым хаосом". Согласен?

— Возможно, что-то в этом есть. Мы подолгу держим мяч, много перемещаемся по площадке, меняемся местами.

— Сколько раз за последнее время услышал, что ты первый литовский игрок в "финале четырех" Лиги чемпионов?

— Много. Это отличное достижение, и даже в литовской прессе писали о нем. На сайте ЕГФ тоже отметили этот факт. Но пока мы только пробились в "финал четырех", трофей не выиграли. Так что не могу сказать, главное ли это событие в моей карьере.

— Если вдруг упустите первое место в чемпионате Франции, это будет огромным разочарованием?

— Конечно. Учитывая, как мы играем в этом сезоне, действительно заслуживаем чемпионства. Но все в наших руках, все зависит от нас самих.

— Чемпионат Франции уже сильнее немецкой бундеслиги?

— На мой взгляд, да. Французская лига действительно растет с каждым годом. И мне это очень нравится.

— Сейчас у тебя, наверное, полно предложений от самых разных клубов…

— Мой контракт с "Монпелье" действует до 2020 года. В прошлом году продлил его на такой срок. А о предложениях ничего не слышал, честно. Не думаю об этом, фокусируюсь на "Монпелье".

— Вопрос от одного из читателей: почему ты выбрал гандбол, а не баскет, так популярный в Литве?

— Хороший вопрос. Гандболом начал заниматься еще в детстве, и для меня именно он всегда был спортом номер один. Хотя лет в 14-16 попытался заняться и баскетболом. Получалось неплохо, но в итоге я вернулся в гандбол и совершенно не жалею.

— По популярности в Литве ты сильно уступаешь баскетболистам?

— Конечно. Это как земля и небо. Огромная разница. Баскетболисты хорошо известны в стране. Пресса о них постоянно пишет, а о гандболистах — не особо. Иногда появляются публикации, но они не слишком популярны. И на телевидении о нас говорят очень-очень редко, если только о сборной. О клубных соревнованиях — вообще нет. Наверное, в Литве о моем существовании знает только гандбольная тусовка. Узнают разве что в залах. А так часто видят меня — человека за два метра ростом — и думают, что я баскетболист. А вот в Монпелье, бывает, и узнают. Где-нибудь в магазине подходят и говорят: удачи в следующем матче. Возникает странное, но приятное ощущение!

— Еще три года назад ты играл за "Драгунас" в чемпионате Литвы и Балтийской лиге, а сейчас — в "финале четырех" Лиги чемпионов… Расскажи подробно, как ты проделал этот путь.

— Работа, работа, работа… И вера в то, что делаешь. У меня были две серьезные травмы плеча. Даже думал, что больше не смогу играть. Но как-то преодолел эти сложности. В чем-то то и повезло.

— Попал в нужное время в нужное место?

— Да, когда меня позвали в "Монпелье". Именно это стало началом сказки. Два главных события в моей жизни — рождение сына и переход в этот клуб.

— Один из ключевых вопросов: как тебя заметил "Монпелье" в скромном австрийском клубе "Леобен"?

— Это заслуга агента. Он предложил меня французскому клубу. "Монпелье" заинтересовался, там увидели во мне большой потенциал. В клубе верили в меня. Взяли, когда я еще был травмирован. Вылечили. Очень за это благодарен.

— В Литве ты только играл в гандбол или где-то еще подрабатывал?

— Одно время мыл полы. Гандбол приносил мало денег, поэтому приходилось подрабатывать, чтобы совершать какие-то покупки и наслаждаться жизнью. Трудился уборщиком на полставки примерно полгода, а потом отдал нагрузку напарнику.

— Где получал больше: в клининге или гандболе?

— В литовском гандболе платят так, что денег хватает лишь для выживания, на базовые потребности. Гандбол у нас не полностью профессионален. Хотя "Драгунас" пытается что-то делать, берет молодых ребят, таких, как я, воспитывает.

— Если бы не смог продолжить гандбольную карьеру, где работал бы?

— Не знаю, это очень хороший вопрос. Где-то трудился бы… Попытался бы найти работу, которую мог бы выполнять… Но я всегда верил, что иду правильным путем. В гандболе выкладывался на сто десять процентов. Может, я не самый уверенный в себе человек на свете, но в спорте старался быть именно таким.

— Когда в белорусском БГК имени Мешкова работали литовцы Гинтарас Савукинас, Вальдемарас Новицкий, Миглюс Астраускас, мог оказаться в Бресте?

— Нет, ничего такого не слышал. Я тогда перенес две тяжелые травмы. Это было сложное время. Единственное хорошее предложение поступало из плоцкой "Вислы". Ее тренировал Маноло Каденас, и испанец был очень заинтересован в моем приобретении. Мы до сих пор общаемся, он здорово помог мне в карьере.

— Почему же не перешел в "Вислу"?

— Потому что у меня действовал контракт с "Драгунасом". Клуб не захотел меня отпускать, и я на какое-то время еще задержался на родине.

— А вообще предложения от клубов из России, Беларуси, Украины когда-нибудь поступали?

— Нет. Ха, может, кто-то мной и интересовался, но мне об этом ничего не известно. Напрямую со мной никто не контактировал. Наверное, тогда они не разглядели мой потенциал. В Россию я вообще впервые приехал в прошлом сезоне, когда "Монпелье" встречался с "Чеховскими Медведями". Мне очень понравилась Москва. Даже удивился, насколько она хороша. В Беларуси как-то бывал со сборной Литвы. Года три или четыре назад. Минск тоже оставил приятное впечатление.

— Во Франции многие знают о Литве? Или спрашивают: где это вообще?

— Ха, бывает и такое. Некоторые вовсе думают, что я русский. Но в основном у людей все-таки есть представление о моей родине. Правда, они знают лишь столицу и больше ничего.

— А литовцев во Франции встречал?

— Бывало. Интересная история: когда жена рожала, в соседней палате лежала еще одна девушка из Литвы. Это стало для нас огромным сюрпризом! Они с мужем просто переехали в Монпелье в поисках лучшей жизни. Многие, очень многие литовцы отправляются в Западную Европу. Смотрю даже по своим друзьям: хватает тех, кто эмигрировал.

— За сборную в последние годы ты выступал не так уж часто. Все из-за травм?

— В основном. Не знаю, что за невезение меня преследует, но постоянно травмируюсь именно перед матчами сборной. Как и в этом сезоне. Сыграл последний матч перед Рождеством против "ПСЖ", мы победили, но я получил повреждение и не сумел приехать в национальную команду. И так постоянно.

 На наш взгляд, у сборной Литвы хорошие шансы пройти исландцев в июньском нокаут-раунде и пробиться на чемпионат мира…

— Не сказал бы, что хорошие, но они есть. Шансы всегда есть. Я просто верю в это. Но уважаю сборную Исландии — в этой стране богатая гандбольная культура. На мой взгляд, перед нами стоит непростая задача.

— Французы не предлагали играть за их сборную?

— Ха, нет. Это нереально. У них и так отличный выбор — страна готовит лучших игроков мира.

— Мы говорим на английском. Ты не изучал русский в школе?

— Изучал. Могу читать и писать на кириллице, но говорю плохо. Никогда не владел языком свободно, да и давно им не пользовался. Понять что-то еще могу, но самому сказать трудно.

— Литовская молодежь в большинстве своем уже не знает русский?

— Кто как. Более или менее понимаем, но в целом говорим на нем все меньше. И все больше — на английском. Я изучал его лет с пяти. Смотрел телепередачи и мультфильмы, играл в компьютерные игры. Так и выучил.

— Английский у тебя хороший... А чем занимаются твои родители?

— Моя мама — медсестра в гинекологии, а отец — инженер. Они живут в Шяуляе, где я и родился.

— Родители высокие?

— Не такие, как я. Рост отца — 187 сантиметров, мамы — 170. Но мамины братья, мои дядья, почти двухметровые.

— Что бы ты посоветовал молодым игрокам из России, Беларуси, Украины?

— Опять же много работать и всегда верить в себя. Смотреть классный гандбол и анализировать его. Стараться понять игру как можно лучше. Быть открытым для нового, прислушиваться к более опытным коллегам. На самом деле гандбол — простая игра. Научиться ей легко.

— Лучше оставаться на родине или ехать на Запад?

— Если говорить о россиянах, белорусах, украинцах, я мало знаю об их гандбольных школах. Но там тоже готовят много сильных мастеров — таких, как Дибиров, Горбок, Игропуло... Насколько знаю, некоторые игроки всю жизнь выступают на родине. Если же говорить о литовцах, то им лучше все же отправляться в западный мир.

— Хотел бы, чтобы сейчас существовала сборная СССР? В ее составе ты мог бы претендовать на медали топ-турниров…

— Было бы интересно. Но мы предпочитаем не оглядываться в прошлое. Играем за свою страну.

Главное
Лента новостей
© 2021 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»