Психолог российской "молодежки" Елена Березина: "У меланхоликов шансы такие же, что и у остальных"

21 мая 2021

Работать с девичьей "молодежкой" нашу героиню пригласила Любовь Сидоричева. Начатое тогда сотрудничество продолжается в штабе Михаила Измайлова. И мы проявляем к нему резонный интерес.

Психолог российской "молодежки" Елена Березина: "У меланхоликов шансы такие же, что и у остальных", изображение №1

— Не секрет, что некоторые тренеры встречают появление в их владениях психологов настороженно и ревниво. Притирка идет порой с трудностями и даже конфликтами…

— Замечу, что отношение тренера к новому специалисту многое значит на этапе знакомства с командой. Заинтересован ли в нас наставник? Считает ли работу психолога важной и нужной? Все это он косвенным образом будет транслировать спортсменам.

В этом смысле тренеров гандбольных молодежных команд могу только поблагодарить — за личную заинтересованность, душевный прием и вовлеченность в мою работу, за доброжелательную атмосферу.

Устойчивая тенденция приглашать психологов в спортивные команды появилась в России относительно недавно. Настороженное отношение к нам объяснимо: спорт — довольно закрытая система, и, чтобы допустить в нее человека со стороны, тренеру нужны веские причины.

— Какие, к примеру?

— Длительные тренировочные плато, хронические проигрыши. Или неспособность спортсменов реализовать очевидный потенциал. В числе причин интереса к сотрудничеству с психологом могут быть и любопытство, амбиции, потребность в новых знаниях, желание развиваться и расти.

Как правило, на такой риск идут тренеры смелые и думающие. Они не воспринимают психолога как конкурента в профессии. Видят в нем соратника и помощника.

Опытные тренеры, разумеется, знакомы с основами психологии и не только. Это мастера на все руки, освоившие целый набор профессий. Им приходится выполнять функции и родителей, и медиков, и менеджеров. Но все же их главная задача — качественно и грамотно построенный тренировочный процесс, необходимый для достижения результата.

В идеале тренер должен сосредоточиться на том, что получается у него лучше всего: готовить профессионалов высокого уровня и выводить их на максимальный результат. Федерация — создавать условия для качественных тренировок. Врачи и массажисты — лечить и восстанавливать спортсменов. А психолог — влиять на ментальные процессы в целях максимальной реализации спортивного потенциала. При верном объединении всех этих усилий цели будут достигаться эффективнее и быстрее.

Психолог российской "молодежки" Елена Березина: "У меланхоликов шансы такие же, что и у остальных", изображение №2

— Что привело вас в сферу психологии именно спортивной?

— В спорте я человек давно не посторонний. Мое первое образование — спортивное: преподаватель физической культуры. В свое время занималась лыжным спортом, легкой атлетикой. А уже позже получила образование по второй специальности: психолог, преподаватель психологии. Работала в системе образования со школьниками и студентами. А в спортивной психологии с 2013 года. Сначала практиковала в индивидуальных видах: тяжелой и легкой атлетике.

— А когда переключились на команды?

— В 2016 году. Меня пригласили участвовать в подготовке к Олимпиаде в Рио женской сборной по водному поло (команда России завоевала на Играх бронзовые награды, попав на подиум второй раз после аналогичного успеха в 2000 году — БЦ).

А взаимодействие с Федерацией гандбола России началось в 2020-м с молодежной сборной, которую возглавляла Любовь Петровна Сидоричева. Сейчас продолжаю работать с молодежной командой, наставник которой Михаил Эльдарович Измайлов.

— Сами девчата-сборницы идут на контакт охотно?

— Вполне. По разным причинам. У кого-то проявляются закономерные любопытство и интерес. У некоторых есть уже конкретные запросы из области спортивной психологии или в вопросах, напрямую со спортом не связанных.

Если возвращаться к прежнему опыту, то замечу, что раньше все было гораздо сложнее. Обращения к нам воспринимались как слабость: мол, хороший спортсмен к психологу не ходит. А иной раз и как наказание: будешь плохо тренироваться — отправлю к психологу.

Кому же охота идти к специалисту с чувством тревоги или страха? В стрессе человек, как правило, не развивается. Психологическое воздействие эффективно только при добровольном и осознанном к нему подходе.

Сейчас благодаря активной и публичной работе моих коллег отношение к этим вопросам меняется. Мы работаем не только в командах. Много онлайн-обращений через социальные сети. Эта тенденция особенно проявилась в недавнюю карантинную пору.

Я, к примеру, не веду специальный блог спортивного психолога. Но работает так называемое "сарафанное радио": подсказывают, советуют, направляют. В последнее время спортсмены стали доверять психологам намного больше. Это радует и обнадеживает.

Психолог российской "молодежки" Елена Березина: "У меланхоликов шансы такие же, что и у остальных", изображение №3

— В чем суть работы спортивного психолога?

— Если говорить упрощенно, то спортивный результат зависит от трех составляющих готовности: физической, технической и психологической. Если что-то упускается, то рассчитывать на многое не приходится.

Приведу цитату очень известного психолога Геннадия Дмитриевича Горбунова: "Спортсмена можно сравнить с машиной, у которой прекрасные колеса и мощный мотор, но которая из-за несовершенной системы управления либо работает с перебоями, либо движется не в том направлении".

Когда я училась, наши преподаватели говорили, что основные инструменты психолога — это его глаз, ручка и здравый смысл. Но мир меняется, а вместе с ним и мы. Так как я взаимодействую в основном со сборными командами, то работа проходит в условиях учебно-тренировочных мероприятий. И здесь есть специфика.

Огромное значение имеет время. Все мероприятия расписаны, подчинены спортивному режиму. Психологу необходимо вписаться в него со своими задачами. Для этого надо быть мобильным, гибким, точечно подстраиваться под работу здесь и сейчас. Использую экспресс-методики в оценке психофизиологического состояния, методы краткосрочной помощи.

Обычно работа на сборах ведется в нескольких направлениях. Помимо мониторинга психофизиологического состояния, это диагностика индивидуально-личностных особенностей, коррекция негативных эмоциональных состояний, психогигиена и профилактика, консультации, групповые и индивидуальные тренинги по отработке необходимых навыков, работа по персональным запросам. И это далеко не полный перечень.

— Очевидно, что для применения всех знаний и умений на сборах вам банально не должно хватать времени.

— Это издержки специфики, о которой упоминалось. Но мы приспосабливаемся.

Психолог российской "молодежки" Елена Березина: "У меланхоликов шансы такие же, что и у остальных", изображение №4

— Какой спортивный возраст оптимален для начала работы со спортивным психологом?

— Правильнее начинать такую работу на уровне детско-юношеского спорта — как психолого-педагогическое сопровождение. Чем раньше спортсмен начнет работать ментально, тем меньше сложностей будет у него на уровне взрослой сборной. Как правило, спортсмены, в юном возрасте освоившие навыки преодоления тревоги, волнения, страха, научившиеся самоконтролю и саморегуляции, успешнее сверстников, которые подобного не познали.

— Гандболистки могут позвонить или написать вам в то время, когда работают вне сборной?

— Да, и все они об этом знают. При теперешнем техническом прогрессе с этим нет никаких проблем. Мы, психологи, — как спасатели: всегда на связи и готовы помочь в любой трудной ситуации.

— А как может повлиять на результат темперамент гандболистки? Способен ли психолог его изменить? И, наконец, правдиво ли суждение, что меланхоликам трудно добиться успеха в спорте?

— Это интересный и сложный вопрос. Сразу скажу: в спорте нет хорошего или плохого темперамента. Есть индивидуальные особенности, которые либо помогают, либо мешают на пути к цели.

Темперамент — это совокупность устойчивых характеристик личности, которые заложены на уровне физиологии. Он определяет реакцию человека на события. Тип темперамента передается по наследству и не зависит от воспитания или жизненного опыта. И неверно ставить знак равенства между темпераментом и характером. Но и отрицать их связь не следует. Если говорить образно, то темперамент — это как скелет, на котором нарастают мышцы, черты характера.

Знаменитый физиолог Иван Петрович Павлов писал, что в основе темперамента лежит тип высшей нервной деятельности, зависящий от соотношения таких факторов, как сила, скорость, уравновешенность и подвижность нервных процессов. Темперамент неизменен, он остается на всю жизнь, а вот черты характера меняются, и психологи способны в этом помочь.

Успеха в спорте может достичь атлет с любым типом темперамента. Меланхолики — не исключение. У них такие же шансы, что и у всех остальных. А вот если говорить о команде в целом, то для эффективного взаимодействия в ней необходима сбалансированность. Для этого в составе должны быть представлены все типы темперамента.

Психолог российской "молодежки" Елена Березина: "У меланхоликов шансы такие же, что и у остальных", изображение №5

— То есть, если на площадке одновременно окажутся семь флегматиков или сангвиников, им ничего не светит?

— Конечно, тогда тренеру будет сложно добиться оптимального результата. У каждого темперамента свои особенности. И нахождение на площадке игроков с разными типами темперамента позволит им лучше дополнять один другого.

— Что значит с точки зрения спортивной психологии так называемая "звездная болезнь"?

— Это бессознательная защитная реакция взрослого спортсмена, который оценивает себя положительно только через достижения и успехи. И это не его вина, а беда. Ведь жизнь такова, что слава и успех имеют свойство быстро завершаться. И тогда спортсмен остается наедине со своими тараканами.

Профилактика таких явлений необходима в детско-юношеском спорте. В первую очередь важно обращать внимание на воспитание уважения к людям, достоинства, скромности, вежливости. Эта база закладывается в семье, а потом должна развиваться на уровне секции, школы, сборной. Причем всегда нужно хвалить и поддерживать спортсмена. Это то, без чего невозможно сформировать у него адекватную самооценку.

Многие тренеры скупы на похвалы. Они опасаются, что спортсмена можно перехвалить и тогда он расслабится, зазнается. Но в действительности все обстоит ровно наоборот. Проблемы возникают как раз тогда, когда спортсмены не видят отдачи и оценки их труда, а знают только тяжелую работу, напряжение, негатив и давление. Многие карьеры гаснут именно из-за этого.

— Из сказанного следует, что психологу порой полезно поработать и с командным персоналом…

— Обязательно. Контакт с тренерами должен быть тесным. Они нуждаются в поддержке и помощи психолога не меньше, чем девчата.

Психолог российской "молодежки" Елена Березина: "У меланхоликов шансы такие же, что и у остальных", изображение №6

— Доводилось слышать утверждение: предрасположенность отдельных игроков к травмам может быть связана не только с их "физикой", но и с психологией. Насколько это верно?

— От травм в спорте никуда не деться. Тем более в таких контактных видах, как гандбол. Но их связь с психологией нужно в каждом случае рассматривать отдельно.

Если говорить о психосоматике вообще, то наш организм — это единое целое, где все взаимосвязано. Нарушения на ментальном уровне обязательно отразятся на уровне телесном, и наоборот. Травмы оказывают сильное влияние на моральное состояние спортсмена. Они снижают мотивацию.

Выученная беспомощность — как раз то, о чем вы говорите. Это то, что может работать как механизм бессознательной психологической защиты и, конечно же, ограничивать возможности спортсмена. И с этим обязательно необходимо разбираться индивидуально.

Фото: личный архив Елены Березиной; w19euro2019.com, Андрей Кальной.

Главное
Лента новостей
© 2021 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»