Он учился у Зайцева, Шияна, Максимова и Полонского, играл в Польше и Израиле, а сейчас тренирует на Урале

29 ноября 2020

Карьера воспитанника омского гандбола Олега Акуленко богата на события — игровые и тренерские. Рулевой мужской команды УрФУ из Екатеринбурга вспомнил былое в интервью БЦ.

Политехнический институт, колыбель свердловского гандбола, сейчас зовется Уральским федеральным университетом, но о традициях в Екатеринбурге не забывают. Правда, сегодня в игре только парни.

Мужская команда УрФУ выступает в первой российской лиге. В 2019-м, под занавес последнего пока полноценного сезона, уральцы поучаствовали финальном раунде и стали в итоге восьмыми. А в 2016-м, например, брали бронзу.

Этой осенью команда вступила в борьбу со второго тура (игры с "Медведями"-ГГПИ из Глазова перенесены на январь). В Ижевске екатеринбуржцы разделили очки с местным "Бастионом"-СШОР-5 (24:24) в первом матче, а назавтра победили — 25:21.

Много лет гандболистов УрФУ тренирует Олег Акуленко. На гостевые матчи с парнями, правда, теперь не ездит. Да и вообще к нынешней первой лиге относится скептически, вспоминая времена, когда турнир только создавался и команд было больше. Тогда, мол, и энтузиазм имелся.

Он учился у Зайцева, Шияна, Максимова и Полонского, играл в Польше и Израиле, а сейчас тренирует на Урале, изображение №1

А сейчас не видит перспектив: можно и золото взять, но к "вышке" оно не приблизит, если денег нет. Уральцы, как и многие другие в любительском турнире, отправляются на выездные игры за свой счет.

Гандболом Олег Геннадьевич, чья судьба прочно связана со Свердловском-Екатеринбургом, начал заниматься в родном Омске.

— По сути, все вышло случайно. Физрук заставлял выступать за нашу школу в разных видах спорта. Поиграл в футбол, баскетбол, волейбол... А в гандбольных соревнованиях три года подряд становился лучшим бомбардиром.

Тренер Михаил Кулешов за мной долго ходил, но все же уговорил заняться гандболом серьезно. Дети в Советском Союзе выезжали на соревнования дважды в год, так что был некий стимул — меньше в школу ходить.

— Спортивная мотивация тоже была?

— Постепенно втянулся, понравилось. Занимался поначалу, кстати, с парнями на два года старше, 1960 года рождения. Тренировал нас первое время Анатолий Иванов, впоследствии перебравшийся в Волгоград. После этого уже перешли к Кулешову.

— В челябинский "Полет" отправились еще в школьные годы?

— Нет. Сначала был Краснодар. Тогда спартакиады разного уровня обычно выигрывала украинская сборная. Там ведь юные таланты занимались в специализированном интернате.

Владимир Максимов решил создать подобный и в России. Из парней моего возраста там занимались, к примеру, Андрей Лавров и Виктор Орлов, который сейчас работает в астраханском "Динамо".

Причем где мы только тогда не учились: по три месяца провели в Волгограде, Астрахани, Ахтубинске, потом вернулись в Краснодар... Но уже набор ребят 1964 года рождения жил и ходил в школу в краснодарском районе Гидрострой.

А мы обитали в подтрибунных помещениях стадиона "Кубань", откуда ездили тренироваться в краевую ДЮСШ. Там и готовились к Спартакиаде. С нами занималась знаменитые наставники: Юрий Зайцев, Валентин Шиян...

Он учился у Зайцева, Шияна, Максимова и Полонского, играл в Польше и Израиле, а сейчас тренирует на Урале, изображение №2

Юрий Зайцев: "Меня с площадки на носилках унесут"

В конце нас подхватил Максимов. Он внушал всем главную мысль: после окончания интерната игроки должны оставаться в России, а не выбирать для продолжения карьеры условное Запорожье.

А на Спартакиаде даже в финал не попали. С украинцами сыграли вничью в первом матче, а в итоге стали седьмыми.

— Получается, колесили по стране еще в юности...

— Сначала нас просто вызывали на месячные сборы. Девять человек из Краснодара, из Красноярска много ребят... С учебой было немало проблем: в одной школе нет преподавателя французского языка, в другой — еще кого-нибудь.

В Ахтубинске постоянно сбегали в "самоволку", так что Владимир Гладченко договаривался с военными: когда отправлялись куда-то, впереди и сзади шли солдаты с автоматами. Весело было.

В Волгограде жили в гостинице "Дон", что в Заканалье. Пришли в школу, а там "юные друзья милиции", "юные пожарные"... Забавно. Из местных в нашей сборной был Сергей Топилин, который сейчас работает в родном "Каустике". Он, правда, на год старше. Еще Толик Ягодкин, хороший парень.

А идея создания интерната себя оправдала. Ребята 1964 и 1966 годов рождения потом выступали успешно. Но они, повторюсь, занимались, когда все наладилось. В Краснодаре, кажется, и школу окончили.

Нас же через некоторое время отправили по домам. Я уехал в Омск, отучился в десятом, выпускном, классе. Предложения были. Звал, например, Семен Полонский. Но я как-то по-детски решил: Челябинск рядом, еду туда.

— "Полет" в то время выступал в высшей союзной лиге...

— Приехал в 1978-м. Челябинцы тогда сражались за право выступать в элите и в итоге добились своего. До финиша оставалось два тура, дело было в мае. Пожил там, потренировался, потом отправился домой сдавать выпускные экзамены. А высшее образование получал уже в Челябинске.

— Команда была серьезная, подарила гандбольному миру немало известных имен. Сложно было освоиться?

— Не сказал бы. Конечно, существовало разделение на "стариков" и "молодых", но коллектив у нас был хороший. Руководил "Полетом" бывший военный Владимир Тюрин. Поддерживал дисциплину в команде.

Он учился у Зайцева, Шияна, Максимова и Полонского, играл в Польше и Израиле, а сейчас тренирует на Урале, изображение №3

— В 1991-м из страны уехало много талантливых гандболистов. Вы тоже пошли по этому пути, отправившись в Польшу — в "Сталь" из Мелеца.

— Играли тур в Киеве, куда приехал и Полонский. Подходит и спрашивает: есть желание отправиться за рубеж?

А я тогда понимал, что пора бы задуматься над продолжением карьеры. В "Полете" на позиции разыгрывающего меня подпирал Станислав Кулинченко, тренеры предпочитали его. Да и в целом делали ставку на молодежь.

За сборную не играл, так что... Посидел бы в Челябинске на лавке еще год, а дальше? Либо искать новый клуб, либо идти на завод.

Так что мой ответ был очевиден. Приехали в Челябинск, поговорил с руководством. Отпустили без возражений, что интересно — бесплатно.

— Чем удивил чемпионат Польши?

— В диковинку оказались польские правила: во втором тайме игру после гола начинали от своих ворот. Так что после перерыва на площадку обычно выходили мелкие "тараканы". Играли по принципу "бей-беги". Но это было зрелищно.

Еще игроки сдавали спортивные нормативы. Правда, они были проще, чем в Советском Союзе. Не сдал — за свой счет едешь в учебный центр и сдаешь там.

После того как приехал, "Сталь" вышла в элитный дивизион. В Познани, Кельце и Гданьске тогда были серьезные клубы, с солидными составами. За гданьский "Выбжеже" выступал Богдан Вента.

Соперники из второй части таблицы были нам по силам, но с первой тройкой бороться, разумеется, тяжело. Впрочем, с союзным чемпионат в любом случае не сравнишь — в СССР турнир был намного сильнее.

В то время в чемпионате Польши хватало игроков из Союза. Много украинцев — они первыми туда рванули, белорусы, россияне. Из наших вспомню Колю Жукова, знаменитого голкипера. Поиграл с ним.

Он учился у Зайцева, Шияна, Максимова и Полонского, играл в Польше и Израиле, а сейчас тренирует на Урале, изображение №4

— В России принято считать, что поляки нас не любят. Сталкивались с негативом в свой адрес?

— Ничего подобного не случалось. Да и поводов не было. Наоборот, они возникали порой, когда друг с другом встречались русскоязычные... Мелец — такая большая деревня. Жукова там вообще на руках носили. Это не удивляло, играл он прилично.

— Спустя пару лет началась израильская страница вашей карьеры.

— И к этому приложил руку Семен Полонский, который туда эмигрировал. Звонит: как смотришь на то, чтобы поиграть у нас? Я тогда уже понимал, что надо зарабатывать на будущую жизнь. Задал встречный вопрос: сколько будут платить?

Вопрос этот решили без проблем, но поляки вовсе не горели желанием меня отпускать. Пришлось израильтянам раскошелиться, хотя подозреваю, что изначально они не хотели платить за меня. Так и оказался в "Маккаби" из Натании.

— В Израиле, как и в Польше, было немало легионеров из бывших советских республик.

— Точно. Леонид Беренштейн там играл, Вадим Валейшо из московского "Кунцево", другие парни подъехали. Половину фамилий уже не помню. Тренировал "Маккаби" сам Полонский.

Семен Полонский: "У меня один серьезный недостаток. Я слишком честный. Не давал воровать"

Да и позже там многие наши поиграли. В основном, конечно, возрастные гандболисты. Не скажу, что чемпионат Израиля высокого уровня, но играть было можно. Выделялись всего две команды, обе из Ришон-ле-Циона, пригорода Тель-Авива — "Маккаби" и "Хапоэль". За одну выступали "русские", за другую, по сути, сборная страны.

Наш "Маккаби" лишь раз взял Кубок, в чемпионате больших успехов не добились.

Понятно, что там было много эмигрантов из бывшего СССР. Израильтяне и равнялись на нас в развитии гандбола. Максимов туда приезжал, читал лекции.

— На позиции разыгрывающего провели всю карьеру?

— Сзади мог сыграть где угодно, спокойно выходил на месте правого полусреднего. Это сейчас четкое разделение по амплуа, в Советском Союзе такого не было. Стремились к универсализму.

Он учился у Зайцева, Шияна, Максимова и Полонского, играл в Польше и Израиле, а сейчас тренирует на Урале, изображение №5

— Этого, кажется, нынче не хватает российским гандболистам.

— Естественно. Сейчас тренируешь молодежь, только и слышишь: я там не могу сыграть, а я — вот там. Что значит — не могу? Тренер поставил, значит, играй. Менталитет меняется, к сожалению...

— Попробуй вы сказать такое своему тренеру...

— Просто не поставили бы в состав. Как иначе?

— После пяти лет в Израиле вы вернулись домой. Почему в Екатеринбург?

— Хотел на родину, в Омск. Но первая жена была родом из Екатеринбурга, настояла. Приехав в Россию, пару недель отдыхал. Здесь звонок: есть вариант поиграть в Венгрии. Израильтяне тоже звонили, хотя сами и отказались продлевать контракт.

Надо набирать форму, думаю. Пошел в областной спорткомитет, узнал, где тренируются гандболисты. Так и попал в УПИ. Прихожу — а там знакомые по Челябинску парни. Вот и хорошо, думаю.

Поиграл, втянулся. За границу уже не хотелось, решил остаться здесь. Так вышло, что тренер Бовыкин, который тогда вел команду, вдруг исчез, не сказав никому ни слова. Мне предложили стать играющим тренером.

Так и пошло. В российской высшей лиге запомнилось соперничество с командой "Самара-Агро". В Суперлигу она вышла, кажется, чуть позже нас.

В то время бюджетные деньги в Екатеринбурге выделяли только под женскую команду, но были люди, которые старались содержать обе. В 1999-м мы все же пробились в Суперлигу.

— И провели там всего сезон...

— Опять же все упиралось в деньги. Средств ведь требовалось больше. За УПИ-"Патру", к слову, выступали не только местные: была группа игроков из Воронежа, ярославцы. А я спустя полгода уехал в Исландию.

Он учился у Зайцева, Шияна, Максимова и Полонского, играл в Польше и Израиле, а сейчас тренирует на Урале, изображение №6

— Каким был уровень тогдашней российской высшей лиги?

— Играли неплохие команды. Назову краснодарцев под руководством Александра Фролова и волгоградцев, которых тренировал Александр Алексеев. Но это были, по сути, молодежные составы СКИФа и "Каустика". Турнира дублеров тогда не существовало.

Конечно, они бились с нами всерьез, играли нормально. Понятно, что главной задачей для них было обкатать молодежь, но это ведь не повод сдаваться просто так.

Кое-кто из краснодарской молодежи спустя несколько лет играл у Максимова в "Чеховских Медведях". Волгоградцы тоже выступали на приличном уровне. У астраханцев была хорошая команда.

Однако больше всего в Суперлигу хотели мы и казанский "Тацит", с которым рубились за малое золото в 1999-м.

— Как оказались в Исландии?

— Туда поехала играть моя вторая жена Ольга Прохорова. Провели там около четырех лет. Она выступала, я устроился на работу. Предлагали место и в клубе супруги, но в Исландии только в мужских командах были нормальные зарплаты.

Девчата получали копейки, им приходилось подрабатывать где-то еще. Да и тренировки там были четыре раза в неделю по вечерам. Не сравнить с советскими, когда занимались два раза в день. Постоянно дома сидеть тоже мало кому понравится.

Он учился у Зайцева, Шияна, Максимова и Полонского, играл в Польше и Израиле, а сейчас тренирует на Урале, изображение №7

— Вернувшись в Екатеринбург, вы продолжили тренировать студентов.

— Тепло вспоминаю тогдашнего ректора УПИ Станислава Набойченко. Он к спортивной тематике относился очень хорошо. В вузе были команды по нескольким видам спорта. Сейчас ситуация иная, но и времена другие.

Нынешний студенческий спорт с советским не сравнить. Теперь у молодежи нет стимула пробиваться. До второго курса ходят на занятия, пока в расписании есть физкультура, а потом находят работу, и уже не до гандбола. И ведь спустя много лет возвращаются в зал, тянет играть.

Раньше были очень интересные турниры на призы спортобщества "Буревестник". Студенческие чемпионаты мира. Дело прошлое...

Сейчас тоже проводят студенческие турниры, но почему не сделать, как в баскетболе? Зачем возить на Универсиаду тех, кто на контрактах в профессиональных клубах?

Он учился у Зайцева, Шияна, Максимова и Полонского, играл в Польше и Израиле, а сейчас тренирует на Урале, изображение №8

В октябре мужской турнир Универсиады принимал Екатеринбург. Из шести команд-участниц две, по сути, представляли клубы Суперлиги и две — "вышки". А у нас в заявке простые студенты. В чем интерес?

Его можно усилить и иначе — если присуждать за победу звание мастеров спорта. Так было, например, в союзные времена в чемпионате дублеров.

Когда играл в Челябинске, мы взяли золото турнира и получили звания мастеров спорта. Мужики из основы, которым было по 30-35 лет, удостоились этого только спустя полгода. Представляете, как они тогда на нас смотрели?

"Убивали" на тренировке одним взглядом. Столько лет играли, а здесь пацаны в 18 уже мастера. Было весело. Так что стимул нужен.

— В 2007-м вы снова приехали в Челябинск — тренировать команду Суперлиги, а три года спустя стали с "Локомотивом-Полетом" третьими в Кубке России.

— После того как принял команду, полгода шли третьими в Суперлиге. Состав был хороший, существовали стимулы работать. Еще раз скажу: молодому игроку они необходимы. Правда, времена меняются. Сейчас все закручено на деньгах, а у меня, как говорил в начале интервью, был свой стимул — поехать на соревнования вместо школы.

Он учился у Зайцева, Шияна, Максимова и Полонского, играл в Польше и Израиле, а сейчас тренирует на Урале, изображение №9

— Теперь вы снова в Екатеринбурге. Нет желания вернуться в родной Омск?

— Друзья зовут, до сих пор регулярно собираются. И я бы с удовольствием, но встречи проходят в сентябре. А вернуться туда насовсем... Поздно уже, у меня здесь семья, дети.

— В ветеранских турнирах участвуете?

— Было дело. Участвовал, еще когда ветеранское движение только зарождалось. Желающих нашлось много: Челябинск, Снежинск, Омск, Уфа, потом пермяки присоединились. Ну и Екатеринбург. Плюс здесь было и пару областных команд.

Когда мне под полтинник было, участвовал. А теперь, как в старой поговорке: хорошо играть уже не могу, а плохо — не хочу.

Главное
Лента новостей
© 2021 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»