Эдуард Борисов. И швец, и жнец. Наука стучаться в закрытые двери

4 октября 2020

В биографии известного энтузиаста ручного мяча из российской столицы немало интересных страниц и всевозможных важных ролей: вратарь, тренер, администратор, арбитр...

Ныне Эдуард Борисов — руководитель спортивного отдела женского ЦСКА. Что привело его в амбициозный клуб?

— Проект интересный, здесь хочется работать. Ведь одна из главных задач — вернуть женский гандбол в Москву. И это получается. Девочки все больше интересуются нашим видом спорта, родители не остаются в стороне.

Замечу, что сегодня хорошо помогают в этом телевидение, социальные сети, печатные и электронные издания. Многие узнают о гандболе благодаря их активности. Важно, что не только о мужском, но и о женском — он, на мой взгляд, зрелищнее.

Эдуард Борисов. И швец, и жнец. Наука стучаться в закрытые двери, изображение №1

— Чем занимаетесь в нынешней роли?

— Необходимо обеспечить клубу крепкий фундамент из собственных воспитанниц. Здесь очень важно сотрудничество с училищем олимпийского резерва номер два, что в Кунцево.

Наши дети там живут, учатся, тренируются, обеспечены питанием. По сути, большую часть времени проводят в стенах училища. Благо, условия — едва ли не лучшие в России.

— Административные навыки у вас богатые: с середины девяностых и до недавнего времени были директором московской спортшколы олимпийского резерва номер 53...

— Пришел туда тренером. Но вышло так, что через некоторое время предложили иную роль. Уже было понимание: чего не хватает, как выстроить процесс. Напомню, что в "пятьдесят третьей" культивируют два вида спорта — гандбол и спортивную акробатику.

Считаю, что оба удалось вывести на престижные позиции. К примеру, у акробатов сборные России всех возрастов процентов на восемьдесят состоят из наших воспитанников.

— Но почему выбор пал именно на вас? Уже был такой административный опыт?

— Такого опыта как раз не было. Но во времена, когда учился в институте, меня в качестве помощника привлекал к работе Валерий Смирнов, начальник команды "Луч".

Валерий Николаевич сделал для команды многое. И не только по гандбольной части. Например, выбивал финансирование у профсоюзов. Благодаря его стараниям команда тогда чувствовала себя обеспеченной.

И меня в числе прочего он научил стучаться в закрытые двери. Уговаривать, объяснять, что финансирование пойдет на благое дело.

Эдуард Борисов. И швец, и жнец. Наука стучаться в закрытые двери, изображение №2

— Довольно долго вы были депутатом муниципального собрания района Вешняки. В народные избранники тоже привела спортивная дорожка?

— Именно. Искать деньги для содержания спортшколы и команды, выступавшей в высшей лиге, всегда было непросто. А депутату легче попасть в нужный кабинет в правительстве Москвы, пообщаться с префектом.

Впрочем, префекты Восточного административного округа помогали нам всегда. Особенно тепло к гандболистам относился Николай Евтихиев. Он много сделал для становления школы и команды. Мы отвечали хорошей игрой, достойно представляли округ.

Например, на равных сражались, с профессионалами из "Луча", причем исключительно собственными силами. В "пятьдесят третьей" была выстроена полноценная пирамида, верхушкой которой были дублирующий состав и команда высшей российской лиги.

У нее менялись имена, но гандбольному люду она запомнилась как "Вешняки".

— В директорские годы вы находили время и для научной работы, написав совместно с Артуром Ратианидзе два методических пособия. Одно из них посвящено подготовке вратарей.

— Хотелось помочь тренерам. В работе с голкиперами много нюансов, а у меня в этом деле большой опыт. Кстати, именно за это получил звание заслуженного тренера России. Сделали хорошую подборку упражнений для вратарей.

Наставник команды не всегда может сосредоточиться на работе со стражами ворот, ведь надо многому научить полевых игроков. Тем более что голкиперы — своеобразные боевые единицы. Скажем так, живут в своем мире.

— Сами играли когда-то на этой позиции?

— Было дело. А когда начинал тренировать, мне очень помог Ратианидзе. В работе с детьми много деталей даже на этапе набора. Артуру Львовичу в сентябре исполнилось 83, по мере сил его поддерживаем.

Несмотря на проблемы со здоровьем, он и сейчас в порядке. Восстанавливается по собственным методикам, наработанным за долгую тренерскую карьеру. Многие талантливые игроки благодаря им смогли остаться в гандболе.

Эдуард Борисов. И швец, и жнец. Наука стучаться в закрытые двери, изображение №3

— Гандболом начали заниматься в той же "пятьдесят третьей"?

— Тогда это была еще ДЮСШ номер один Перовского района столицы. А родился я в Аксае, что в Ростовской области. Отца направили работать за границей, в Африке. Пять лет прожили там. А потом отцовский контракт закончился, его перевели в Москву. Так и начался столичный этап моей жизни, который продолжается до сих пор.

— Гандболистом стали…

…не сразу. Скажу больше: до ручного мяча добрался довольно поздно. Чем только не занимался: бокс, карате, футбол. Но у нас в школе был гандбольный спецкласс. Как-то попал на его тренировку. Подошел тренер: "Присоединишься? Ты вроде парень спортивный". —"Но я от ребят уже сильно отстал". — "Это не беда. Попробуй стать в ворота, а там разберемся". Через какое-то время стало получаться. С реакцией ведь был порядок, да и бесшабашность помогла.

— Так и провели игровую карьеру в воротах?

— Нет. Вроде все шло неплохо, но потянуло в поле. Кстати, вратарский опыт там тоже пригодился. Понимал, что сделает голкипер в той или иной ситуации. И наоборот, знания полевого игрока помогали потом объяснять, как спровоцировать нападающего на бросок в угол, выгодный вратарю.

— Играли вы не так уж долго...

— Случилась операция, неудачная. Еще в школе. Старший тренер "Луча" хотел, чтобы я остался в спорте, предложил попробовать себя в судействе.

— К вершинам карьеры рефери вы двигались постепенно, а параллельно учились в Московском инженерно-строительном институте. Почему выбрали этот, а не спортивный вуз?

— Потому что там была гандбольная команда. Со мной в МИСИ поступили еще несколько парней: рассчитывали выступать за институтский коллектив. Студенческое первенство Москвы тогда было мощным: порядка тридцати команд в разных лигах.

Правда, пришли на занятия 1 сентября и узнали, что тренер гандболистов уволился. Куда деваться? Пришлось учиться, раз уж поступил. А играл я за МИФИ, где работал Роберт Вавилов.

С его подачи стал начальником третьей вузовской команды, выступавшей в третьей же московской лиге. В нее собрали студентов первого и второго курсов. Помимо прочего, тренировал их, выходил на площадку сам. Работали, кстати, во дворце спорта "Динамо" на улице Лавочкина.

Потом был развал, и все заглохло. Да еще и руководство в вузе сменилось. Это раньше институтские начальники свои команды поддерживали — тот же МАИ можно вспомнить.

Эдуард Борисов. И швец, и жнец. Наука стучаться в закрытые двери, изображение №4

— В числе ваших регалий золотой знак экспедиции "Моя родина — СССР", полученный в 1983 году. Это тоже студенческая история?

— Еще школьная. Интересная акция была! Изучали историю страны, посещая разные места Советского Союза. Бывали в музеях и на фабриках. Потом надо было изложить свои знания о том или ином регионе в рефератах. Были определенные нормы, от их соблюдения зависело, какой дадут знак: золотой, серебряный или бронзовый.

К сожалению, сейчас ничего подобного уже нет. А ведь где мы только не побывали! Бородинская панорама. Волгоград с множеством мемориалов. Беларусь. Там заблудились в казематах Брестской крепости, несколько часов блуждали, пока выбрались…

Еще я с седьмого класса был председателем музея боевой славы школы. Работали с ветеранами, старшеклассниками. Ходили в походы по местам сражений 33-й стрелковой дивизии, которая над нами шефствовала.

— Но все же именно судейская карьера в вашем послужном списке идет отдельной строкой. Как она развивалась?

— После травмы, о которой рассказал, стал судить матчи чемпионата Москвы. Это был 1983 год. Турнир был очень сильным. В столице тогда работали 18 спортивных школ, выставляло команды даже посольство ГДР.

Добавлю, что игроки были всех возрастов, мальчики и девочки, молодые и взрослые. От того богатства осталось не так уж и много.

— Немцы могли на равных конкурировать с москвичами?

— Там были неплохие ребята. Игры с ними получались упорными: наши их побеждали с огромным трудом. Правда, не все. Но "Перовка", к примеру, справлялась.

В то время была сильной команда Дворца пионеров на Воробьевых горах. С ней работал Вилен Копейкин. Сборная Москвы для участия в Спартакиадах строилась тогда как раз на базе дворцовской команды. Но и наша спортшкола с ней сражалась. Вспоминаются интересные матчи.

— Молодому арбитру приходилось тяжело?

— Нелегко. В день судили по несколько игр. Приезжали в зал к восьми утра и оставались там до восьми вечера. Матчи проходили по субботам и воскресеньям. Такая богатая практика в сочетании с уровнем турнира и помогли выйти на высокий уровень.

Эдуард Борисов. И швец, и жнец. Наука стучаться в закрытые двери, изображение №5

— Напарников за годы судейской карьеры меняли часто?

— Нет. Начинали работать с товарищем по команде Сергеем Медведевым. С ним и достигли высот, вместе получили звания арбитров международной категории. Напарников обычно и не меняют, с кем сработался — с тем идешь до конца. Но иногда он бывает трагическим.

Сергей умер в 2003-м, на молодежном чемпионате Европы в Македонии, где мы работали. Подвело сердце... Так что поневоле пришлось искать нового партнера.

— Всероссийскую категорию вы получили в 91-м, когда разваливался СССР. Успели поработать на матчах союзного чемпионата?

— Только в турнирах дублеров. Конкуренция среди арбитров в Союзе была очень жесткой. Пары из Украины, Прибалтики, Грузии, знаменитые краснодарцы Кияшко и Киселев, те же москвичи — Данелия, Макаров, Чурилов… Некие эталоны, на которые старались равняться. Многому у них учились.

Снова вспомню чемпионат Москвы. Такие битвы были! Причем за свои команды выступали игроки основных составов ЦСКА, МАИ, "Кунцева" — клубов высшей лиги.

Обычно это были не лидеры, а ребята, получавшие не так много игрового времени в основах. И дублеры там тоже играли. Победить в столичном турнире было очень престижно.

— Опытные игроки молодых арбитров не прессовали?

— По большей части — наоборот, нам помогали. Ведь ничего необычного не было в том, что начинающие судьи немного терялись перед олимпийскими чемпионами, чемпионами мира.

А они вели себя с нами интеллигентно, доброжелательно. Если делали замечания, ты понимал, что сказано это не со зла, а для того, чтобы понял ошибку и сделал выводы.

Больше всего запомнился поведением Олег Кулешов, выступавший тогда за волгоградский "Каустик". Однажды после моего ляпа он только улыбнулся: "Наверное, я что-то сделал не так, раз заставил вас ошибиться".

Это эпизод запомнил на всю жизнь. По сути, игрок взял вину за мою оплошность на себя. Кстати, мне и игра Кулешова импонировала. Техника у него была потрясающей.

Эдуард Борисов. И швец, и жнец. Наука стучаться в закрытые двери, изображение №6

— Чемпионат СССР умер вместе со страной. Арбитры из бывших союзных республик стали судить в своих странах. Российское судейство с их уходом потеряло в качестве?

— Вовсе нет. В России была мощная школа арбитража, много своих соревнований. Просто все россияне в союзные времена не могли пробиться сквозь сито республиканских квот.

А здесь наконец-то получили шанс судить соревнования самого высокого уровня, попасть на Олимпиаду. И все получилось. Делом доказали, что были этого достойны.

— Первый международный матч в качестве арбитра вам запомнился?

— Он случился еще до того, как получил право работать на европейском уровне. В гости к "Лучу" на товарищеские игры приехали француженки. Не вспомню название команды, но какая-то из именитых.

Перед игрой поджилки тряслись — так давила ответственность. А как только вышел на площадку и дал свисток, сразу успокоился. Язык преградой не стал, мы с французскими игроками без труда друг друга понимали. Это только добавило уверенности.

— Доводилось работать на решающих матчах крупных турниров?

— Не знаю, к сожалению или к счастью, но нет. Наши сборные, как правило, играли в финалах, так что мы могли рассчитывать только на "бронзовые" матчи.

Впрочем, с командами себя не разделяли. Мы показывали качественное судейство, сборные России — отличную игру.

Эдуард Борисов. И швец, и жнец. Наука стучаться в закрытые двери, изображение №7

— За границей судить было сложнее, чем на родине?

— Наоборот, гораздо проще. Настолько сильным был в то время наш чемпионат. В России играли профессионалы, в иностранных клубах — любители. Уровень подготовки игроков зарубежных клубов был ниже, чем у наших середняков.

Не зря же в девяностые за границу уехали несколько сотен наших гандболистов. По сути, они и вытягивали европейский гандбол на высокий уровень. За рубежом хотели учиться — и научились.

Правда, пошли путем, отличным от нашего. И обогнали Россию. А тогда у нас был настолько сильный гандбол, мужской и женский, что конкуренции не было и близко. Это касается и судейства, и собственно игры.

— Так почему же нас обогнали?

— Просто европейцы создавали условия для развития, а мы потихоньку катились вниз. Раньше сколько было залов, ориентированных на гандбол! Потом началась перестройка, спорт стал не нужен.

Многие энтузиасты из гандбола ушли — надо было зарабатывать на жизнь, кормить семьи. Стали уезжать тренеры. Тот же Борис Акбашев перебрался в Исландию, развивал тамошний гандбол. Плоды его работы сейчас видит весь мир. Таких специалистов мы потеряли немало. Теперь они учат детей в Европе.

Пытаемся вернуть на родину хоть кого-то, но это не очень получается. Тренерский труд в России сейчас достойно не оплачивается. Да и залов осталось мало. Где работать?

Эдуард Борисов. И швец, и жнец. Наука стучаться в закрытые двери, изображение №8

— Но ведь и сегодня в России гандбольные энтузиасты встречаются.

— Скажу больше — их много. Пускай и работают они в основном на любительском уровне. Взять чемпионат Москвы. Времена другие, а состязания по-прежнему интересные.

Но энтузиастам нужна поддержка. Говорю даже не о деньгах. Им бы время в зале, за которое они готовы сами платить.

Нужно создать некий Дом гандбола. Это пока мечта, но я надеюсь, что благодаря мужскому и женскому ЦСКА она осуществится. Главное, чтобы не разбегались дети. У нас с этого сезона появилась третья команда — отличный шаг!

— В 2016-м вы получили статус технического делегата ФГР. Работа, отличная от судейской?

— Это ее продолжение. Передаю практический опыт молодым ребятам, которые учатся судить. Тем же занимался в роли главного арбитра чемпионатов Москвы. Молодежи нужно дать дорогу. Помочь тем, кто идет за нами, продвинуться вперед.

Многие ведь не попадают в команды Суперлиги, но остаются верны гандболу. Такие парни должны оставаться с нами, Например, в роли судей. Работать техническим делегатом, помогая им, интересно.

Эдуард Борисов. И швец, и жнец. Наука стучаться в закрытые двери, изображение №9

— Сын пошел по вашим стопам, пока — пока как игрок. Выступал за дубль "Спартака"-ЦСКА. Наставляете его?

— Филиппу нужно окрепнуть как игроку. Для этого необходима игровая практика на взрослом уровне. Поэтому в московском клубе приняли решение отправить его в аренду.

Сейчас он в челябинском "Динамо". Насколько знаю, там им пока довольны. Кроме того, у него огромное желание обратить на себя внимание тренеров молодежной сборной. Поэтому рад, что сыну дали такой шанс проявить себя.

Главное
Лента новостей
© 2021 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»