Олимпийский траверс. Сидней-2000. Лев Воронин: "Подойди к нам кто посторонний, он сгорел бы дотла"

15 июля 2020

В нашей ретроспективе — рассказ о пока последнем олимпийском золоте мужского российского гандбола. Путь команды к сиднейской победе комментирует ее правый крайний, а ныне гендиректор ФГР.

Состав сборной России: Андрей Лавров, Павел Сукосян; Игорь Лавров, Станислав Кулинченко, Эдуард Кокшаров, Денис Кривошлыков, Лев Воронин, Александр Тучкин, Василий Кудинов, Дмитрий Торгованов, Дмитрий Кузелев, Олег Ходьков, Вячеслав Горпишин, Сергей Погорелов, Дмитрий Филиппов.

Олимпийский траверс. Сидней-2000. Лев Воронин: "Подойди к нам кто посторонний, он сгорел бы дотла", изображение №1

Лев Воронин:

— Подготовка к Сиднею была очень тяжелой. Часть занятий проходила в Германии на территории бывшей американской военной базы. И тот казарменный порядок косвенно накладывался на наш тренировочный режим. Собирались мы и в Новогорске. Хотя почти все игроки сборной России выступали тогда в европейских клубах, времени для подготовки к Олимпиаде, стартовавшей в сентябре, было вполне достаточно. Можно было десять раз умереть и столько же воскреснуть.

Тренеры старой формации до сих пор сетуют, что со спортсменом, воспитанным при советской системе, а затем побывавшим в зарубежных клубах, работать становилось сложнее. Игроки уже по-другому воспринимали тренировки, задавали больше вопросов и ждали иного отношения к себе.

Лев Воронин:

— Не буду обобщать, но в наше время в России чаще всего игроков заставляли пахать тренеры. А когда спортсмен уезжал за границу, он обнаруживал, что никто над ним не стоит и нужно мотивировать себя на труд самому. Насколько это получалось, зависело от характера, амбиций и желания игрока что-либо доказать.

Так вот, почти все тогдашние сборники (наверное, за исключением Павла Сукосяна, Дениса Кривошлыкова и меня) выступали если не в топ-клубах, то уж точно в командах сильнейших европейских лиг. Но даже мне, игроку "Фризенхайма" из второй бундеслиги, хватало мотивации, чтобы работать над собой. Что уж говорить про остальных? Сама обстановка конкуренции, стремление не потерять контракты заставляла по-другому относиться и к режиму, и к тренировкам, и к питанию.

В атаке Лев Воронин
В атаке Лев Воронин

Стало ли легче от этого Владимиру Салмановичу Максимову? Не думаю. Мне кажется, тренеру всегда тяжело. Неважно, кто у него под началом: профессионалы высочайшего класса или игроки скромнее. Наставник в любом случае должен построить ту модель, которая будет успешна на главном старте. Можно привести много примеров, когда, несмотря звездный состав, такая модель большим тренерам не удавалась.

С созданием мужской гандбольной сборной России она стала выделяться на фоне национальных команд из других игровых видов тем, что в ней никогда не было "отказников".

Лев Воронин:

— Честно; не помню ни одного случая отказа играть за нашу сборную. Там и конкуренция значила многое. Представьте: на каждое место в составе было по четыре-пять кандидатов. Если бы при этом кто-либо решил взбрыкнуть, на него посмотрели бы как на ненормального. Ты не хочешь играть? Так ради бога — вон в очереди сразу несколько ребят, которые ничуть не хуже!

Из-за травмы в Сидней не смог поехать Олег Кулешов, который в лучшей форме наверняка был бы железным кандидатом. Были среди тех, кто не попал на Олимпиаду, другие ребята, способные помочь сборной на Играх.

Но состав всегда был и остается прерогативой тренера. Максимов подбирал игроков, исходя из построенной им модели. И она оказалась успешной, а это говорит о ее верности и тренерской правоте.

С какими же мыслями ехала на Олимпийские игры российская сборная? Была ли она настроена на волну реванша и мести соперникам за досадную неудачу (пятое место) в Атланте-96?

Игорь Лавров, Дмитрий Филиппов и Лев Воронин
Игорь Лавров, Дмитрий Филиппов и Лев Воронин

Лев Воронин:

— О реванше не думали — сто процентов. Задача была — выиграть, и все ехали туда ее решать. В Атланте случилось немало просчетов, неверных решений. В Сиднее к турниру был абсолютно другой подход — и у каждого из нас в отдельности, и у команды в целом.

Взять внутренний распорядок. Четырьмя годами ранее многими важными нюансами мы пренебрегли. Здесь же на завтрак, обед и ужин мы приходили строем. Всегда. И все подобные мелочи, на мой взгляд, немало значили для победы.

Нелегко далась акклиматизация. Хотя и в США было что-то похожее — там приходили в столовую на завтрак в четыре утра. Максимов об этом то ли не знал, то ли просто не захотел заострять внимания.

В Австралии в режим тоже втягивались с трудом, но психологически помогало осознание того, зачем мы приехали. Когда находишься на Олимпиаде не в роли участника, а в ранге фаворита или претендента на медали, то поневоле на автомате прислушиваешься к ощущениям. Стараешься, чтобы силы у тебя были и утром, и на вечер хватало. Ведь разброс игрового времени в Сиднее был очень широк — от одиннадцати утра до десяти вечера.

Перед стартом олимпийского турнира провели контрольный матч против французов. Одержали победу, но та встреча была лишь проверкой сил. Главные баталии ждали нас впереди…

Дмитрий Кузелев признается, что был весьма впечатлен церемонией открытия Олимпиады.

Олимпийский траверс. Сидней-2000. Лев Воронин: "Подойди к нам кто посторонний, он сгорел бы дотла", изображение №4

Лев Воронин:

— А мне она не запомнилась мне ровным счетом ничем. Это в Атланте, на первых для меня Играх, испытал чувство восторга. И уже знал, что потом это чувство мешает сконцентрироваться на главной задаче — некоторое время ходишь слегка ошалевшим и аморфным. Так что в Сиднее мои ощущения можно охарактеризовать очень легко: абсолютное безразличие к тяжелой, но обязательной процедуре.

Да еще раздражало, что выдали парадные туфли на размер меньше моего. Еще как-то прошагал в общем строю, а потом снял эту тесную обувку, взял в руки и передвигался по стадиону босиком. Да и выхода на арену пришлось дожидаться четыре часа, что тоже радости не добавляло.

Слева от Льва Воронина менеджер сборной России Вольфганг Гютшоф
Слева от Льва Воронина менеджер сборной России Вольфганг Гютшоф

По сравнению с прошлыми Играми гандбольный регламент в Сиднее содержал новации, действительные по сей день. Дюжину команд все так же разбивали на две группы, однако по итогам предварительного раунда в плей-офф отбирались по квартету сборных, продолжавших спор в четвертьфинале. Календарь у сборной России был "втягивающим": встречи с основными конкурентами в группе намечались на финиш.

16.09. Россия — Египет — 22:21 (15:7)

Россия: А.Лавров (11/29=38%), Сукосян (1/4=25%); И.Лавров (3/4), Кулинченко (0/1), Кокшаров (7/7), Кривошлыков (н.в.), Воронин (4/7), Тучкин (н.в.), Кудинов (1/4), Торгованов (1/2), Кузелев (1/1), Ходьков (1/5), Горпишин (0/1), Погорелов (4/6), Филиппов (н.в.).

18.09. Россия — Куба — 31:26 (15:14)

Россия: А.Лавров (0/9=0%), Сукосян (14/31=45%); И.Лавров (3/6), Кулинченко (1/3), Кокшаров (н.в.), Кривошлыков (5/7), Воронин (н.в.), Тучкин (1/3), Кудинов (н.в.), Торгованов (2/3), Кузелев (5/6), Ходьков (2/4), Горпишин, Погорелов (0/1), Филиппов (12/15).

Олимпийский траверс. Сидней-2000. Лев Воронин: "Подойди к нам кто посторонний, он сгорел бы дотла", изображение №6

Лев Воронин:

— Победы над сборными Египта и Кубы получились непростыми. И после них на телеканале "НТВ-Плюс" прошел очень занимательный и примечательный для нас сюжет. Если кратко, то там было сказано, что зажравшиеся на Западе российские гандболисты не желают выкладываться в играх за страну.

Мы-то, как и большинство спортсменов, выросших в советской системе, были толстокожими и подобные нападки воспринимали спокойно. Да и концентрацию старались не ослаблять. Максимов по этому поводу тоже нам ничего не сказал. Вот только моральный удар по родным и близким на родине получился весьма болезненным…

20.09. Россия — Южная Корея — 26:24 (9:11)

Россия: А.Лавров (12/36=33%), Сукосян (н.в.); И.Лавров (2/5), Кулинченко, Кокшаров (4/7), Кривошлыков (н.в.), Воронин (7/8), Тучкин (0/2), Кудинов (6/7), Торгованов (5/8), Кузелев (0/1), Ходьков (н.в.), Горпишин (1/1), Погорелов (1/2), Филиппов (н.в.).

Лев Воронин:

— Олимпиада — это действительно соревнование особое, не похожее ни на какое другое. Для многих это единственный в жизни шанс чего-то достичь. Олимпийцы приезжают "умирать" — на паркете, беговой дорожке, татами, песке и воде. Поэтому сейчас даже трудно разграничить игры по степени значимости и тяжести. Каждый матч воспринимали как решавший судьбу.

Я не позволил себе сходить ни на какие другие соревнования — настолько заполняла настрой глобальная цель взять золото. Только раз в выходной прогулялись по Сиднею, полюбовались красотами, сделали мелкие покупки, покатались на водном такси. Хотя некоторые ребята выбирались и за соотечественников поболеть — это не воспрещалось.

Олимпийский траверс. Сидней-2000. Лев Воронин: "Подойди к нам кто посторонний, он сгорел бы дотла", изображение №7

22.09. Германия — Россия — 25:23 (11:15)

Россия: А.Лавров (11/36=31%), Сукосян (1/1=100%); И.Лавров (1/3), Кулинченко (1/4), Кокшаров (н.в.), Кривошлыков (3/3), Воронин (н.в.), Тучкин (3/6), Кудинов (н.в.), Торгованов (3/3), Кузелев (1/1), Ходьков (н.в.), Горпишин (0/1), Погорелов (2/2), Филиппов (7/10).

24.09. Россия — Югославия — 27:25 (14:12)

Россия: А.Лавров (15/39=39%), Сукосян (0/1=0%); И.Лавров (1/1), Кулинченко (0/1), Кокшаров (8/13), Кривошлыков (н.в.), Воронин (8/11), Тучкин (2/7), Кудинов (2/4), Торгованов (3/4), Кузелев (н.в.), Ходьков (1/5), Горпишин (1/1), Погорелов (1/4), Филиппов (н.в.).

Итоговое положение. 1.Россия — 8 очков. 2.Германия — 7. 3.Югославия — 6. 4.Египет — 6. 5.Южная Корея — 3. 6.Куба —0.

Лев Воронин:

— Ни тяжелая минимальная победа в группе над египтянами, ни поражение от немцев, не поколебали нашей уверенности в верности курса.

Не скажу, что проигранная встреча со сборной Германии нам не давалась. Но утянули на дно два провальных отрезка. И все же после сирены ни у кого не появилось мыслей о нависшей угрозе. Восприняли результат как подтверждение, что не на прогулку вышли, а приехали на тяжелейший турнир. Понимали, что победа по-прежнему реальна.

Вы не представляете, насколько высоким был в команде бойцовский дух. Помню, мы сидели у автобусной парковки перед выездом на матч, и было ощущение: подойди к нам в тот момент кто-то посторонний, он воспламенился бы и сгорел дотла — вот таким был душевный накал.

Четвертьфинал против словенцев стал для сборной России самым простым матчем турнира. Балканцам очень быстро дали понять, что это не их день.

Четвертьфинал

26.09. Россия — Словения — 33:22 (14:9)

Россия: А.Лавров (10/25=40%), Сукосян (4/11=36%); И.Лавров (2/2), Кулинченко (2/2), Кокшаров (7/11), Кривошлыков (н.в., Воронин (5/7), Тучкин (4/6), Кудинов (1/4), Торгованов (4/6), Кузелев (н.в.), Ходьков (4/4), Горпишин (1/1), Погорелов (3/4), Филиппов (н.в.).

Лев Воронин:

— Сильнее ли нынешняя словенская сборная той, с которой мы играли в Сиднее? Скажу так: неверно сравнивать эпохи. Любой вид спорта прогрессирует. Если раньше человек в возрасте за тридцать считался глубоким ветераном и почти спортивным пенсионером, то сейчас играют до сорока и старше.

Сегодня сборная Словении, конечно, мобильнее, быстрее, выносливее той — но это отражение эпох, а не масштаба личностей. Что же касается того четвертьфинала, то в нем соперники, выражаясь бильярдным языком, киксанули. Мы ожидали сопротивления гораздо серьезнее. Но и сами словенцы перегорели, и у нас в составе были такие бойцы, которым посмотришь в глаза — и иди сушить штаны.

В рамках любого крупного турнира тяжело дважды подряд сладить с одним соперником. Но российским гандболистам такое удалось — югославы были повержены и в группе, и в полуфинале.

Полуфинал

28.09. Россия — Югославия — 29:26 (14:15)

Россия: А.Лавров (15/40=38%), Сукосян (0/1=0%); И.Лавров (3/6), Кулинченко (0/2), Кокшаров (9/11), Кривошлыков (н.в.), Воронин (5/8), Тучкин (1/3), Кудинов (2/3), Торгованов (4/4), Кузелев (н.в.), Ходьков (2/5), Горпишин, Погорелов (3/4), Филиппов (н.в.).

Лев Воронин:

— В первой игре прекрасно отработали тренеры во главе с Владимиром Салмановичем. Соперник был изучен, его козыри нейтрализованы. По ходу матча мы вели "плюс пять", и только в самом конце югославы к нам подобрались.

А при повторном свидании (оно было для нас худшим из раскладов) пришел уже черед штаба Веселина Вуйовича готовить тактические сюрпризы. Короткие парные связки "югов" стали для нас большой неожиданностью — и проходили раз за разом. Было очень тяжело, путевку в финал вытянули на зубах.

Одним из ключей успеха была "физика". Мы могли прибавлять во вторых таймах — и в полуфинале, и затем в финале. Я вообще не помню, чтобы в Сиднее мы хоть раз сдавали функционально. Все как один ребята делились ощущением готовности бегать до победного конца.

Но когда закончился тот матч против "югов", мы полчаса просидели в раздевалке, хотя нужно было вставать и ехать в олимпийскую деревню. В том сидении на лавке сразу почувствовали, как много сил отдали.

Лидерами на площадке, да и вне ее, были Андрей Лавров и Александр Тучкин. Они были носителями многих важных для сборных знаний и традиций. Но при этом никогда не использовали свой авторитет, чтобы кого-то прогнуть, всегда помогали принять верные решения.

Олимпийский траверс. Сидней-2000. Лев Воронин: "Подойди к нам кто посторонний, он сгорел бы дотла", изображение №8

Финал против сборной Швеции был не просто битвой за золото, но и третьим подряд свиданием этих команд в финальных матчах крупнейших турниров. Два предыдущих — на ЧМ-1999 и на ЧЕ-2000 — остались за скандинавами…

Финал

30.09. Россия — Швеция — 28:26 (13:14)

Россия: А.Лавров (17/41=42%), Сукосян (1/3=33%); И.Лавров (н.в.), Кулинченко (0/3), Кокшаров (5/8), Кривошлыков (н.в.), Воронин (4/7), Тучкин (7/12), Кудинов (6/8), Торгованов (5/5), Кузелев (н.в.), Ходьков (1/4), Горпишин, Погорелов (0/3), Филиппов (н.в.).

Лев Воронин:

— Да, та тема поднималась постоянно. И мы ее между собой обсуждали, и тренеры о том же говорили.

Часто вспоминаю речь Максимова перед сиднейским финалом. Мы много работали вместе, знавали его установки в разных сюжетных ракурсах и словесных оформлениях. Но тогда фразы были подобраны исключительно верно.

Мы сидели в отдельном домике на видеопросмотре игры соперника, и Владимир Салманович обратился к нам не по-тренерски даже, а как-то по-житейски. Это меньше всего походило на нотацию или наставление. Основной посыл звучал так: ребята, ну сколько можно, давайте себя уважать, неужели снова им уступим? Слова попали в цель, дошли до души и сердца каждого.

…С одной стороны, помню детали той игры. А с другой — затрудняюсь сказать, когда понял, что победа будет нашей. Наверное, потому что мы сражались без всякой оглядки на табло. А там были серьезные качели: мы повели "плюс пять", но шведы смогли вернуться в игру. В тот их камбэк внес лепту и я — "выбросил" мяч, схлопотал двухминутный штраф.

Все стало ясно, только в последней шведской атаке, когда Андрей Иваныч в очередной раз выдал феноменальный сэйв, а шведы бросили доигрывать эпизод и стали пожимать нам руки. В тот момент я и ощутил что-то вроде сумасшествия.

Что говорил Максимов после победы? А я не услышал. Так получилось, что зашел в раздевалку самым последним, намного позже остальных. То ли затянулось интервью в микст-зоне, тот ли водили на допинг-контроль — уже и не вспомню.

О праздновании гандболистами той победы ходит столько легенд, что и не поймешь уже, какая из них правда, а какая — плод эйфории и фантазии.

Олимпийский траверс. Сидней-2000. Лев Воронин: "Подойди к нам кто посторонний, он сгорел бы дотла", изображение №9

Лев Воронин:

— Признаю, что некоторый ущерб имуществу олимпийской деревни мы нанесли. Но, если начистоту, это делалось сообща всем земным шаром. Там был отдельный домик, вмещавший одновременно около трехсот человек. И на торжества туда ходила вся деревня — одни триумфаторы сменяли других.

В американских фильмах популярен такой сюжет: устраивается большая вечеринка в каком-нибудь студенческом городке. Нечто подобное происходило и у нас, разве что без бассейна — и слава богу! В остальном все было очень похоже.

Что там творилось с участием атлетов разных национальностей и видов спорта, словам передать не возьмусь. А в причинении упомянутого ущерба наряду с гандболистами активно участвовали африканские легкоатлеты и австралийские гребцы.

Помимо командного золота, наш рассказчик был увенчан лаврами и персонально — попал в символическую сборную турнира как лучший правый крайний.

Лев Воронин:

— Эту новость мне сообщил перед финалом не игравший в нем из-за травмы Игорь Лавров. Я такого совершенно не ожидал. Но в мою пользу, видимо, сошлись звезды. Всем номинантам подарили красивые памятные часы от генерального спонсора турнира.

При этом, как ни парадоксально, такие олимпийские успехи никак не повлияли на трансферный статус новоиспеченного чемпиона — его легионерский стаж так и продолжился в скромном "Фризенхайме".

Олимпийский траверс. Сидней-2000. Лев Воронин: "Подойди к нам кто посторонний, он сгорел бы дотла", изображение №10

Лев Воронин:

— К сожалению, встречаются спортивные агенты, которые нечестно работают с клиентами. На ту пору у меня был именно такой агент — немец Вольфганг Гютшов. Он был менеджером сборной России и благодаря этому имел право представлять наши интересы при переговорах с зарубежными клубами. Но в реальности радел прежде всего о собственных интересах. Причем от его нечистоплотности пострадал не один я, но и другие ребята из сборной.

Уже постфактум узнал, что в разное время мне приходило несколько хороших предложений, о которых Гютшоф мне просто не сообщал, а приславшим их клубам отвечал отказами.

Не жалею о том, что было. Десять лет провел в одной команде, и там у меня сейчас много друзей. Но такие действия агентов, которые иногда случаются и сегодня, — это предательство по отношению к спортсменам. Агент обязан быть честным, потому что зарабатывает на здоровье, умениях и славе других.

Главное
Лента новостей
© 2020 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»