Таня Логвин: "В 2000-м перед финалом Лиги чемпионов нас пытались подкупить"

10 ноября 2018

Если вам понравилась первая часть интервью со звездной уроженкой Запорожья, налетайте на вторую. В ней Таня расскажет об игровой карьере. Спойлер: будет еще интереснее!

— Белоруска Татьяна Рыжевич вспоминала, что в молодежной сборной СССР вы выглядели "неприметной девочкой, которая пылила где-то на углу", а потом стали "европейской звездой". Как происходило это превращение?

— Очень тяжело. Скажем, неприметной я не была. Я просто была слишком худой. Кстати, с той "молодежкой" работал прекрасный тренер Виталий Барсуков, мы друг друга обожали. Ну и Левон Оганесович Акопян мне всегда очень нравился.

На всякий случай: я уже в 15 лет подписала контракт с запорожским ЗИИ. Но в сборной Союза выбор был неимоверный. Если честно, никогда не подумала бы тогда, что люди, которые выступали со мной рядом, не достигнут того, чего достигну я. Наоборот, сказала бы: я не буду играть нигде, а девочки станут звездами.

Знаете, я ведь на два года уходила из гандбола. В 19 лет благополучно закончила карьеру, вышла замуж, в 21 родила ребенка, наслаждалась жизнью в Киеве… Моя подруга Лера Тищенко, выступавшая в "Спартаке", однажды гостила у меня дома и предложила: Таня, приходи сегодня в зал, мы играем в еврокубке против "Будучности"… Хорошо.

Пришла, а там Александр Панов, тренировавший этот клуб. Увидел меня и говорит: есть для тебя билет до Подгорицы, ты собираешь сумку, и завтра в 6 часов утра мы ждем тебя в аэропорту. А "Будучност" приметила меня еще на одном из турниров в Скопье, когда я, "неприметная девочка", бегала на углу.

Но я была упертой, сказала: не собираюсь возвращаться в гандбол, мне очень нравится семейная жизнь, и это вообще не нужно. Он: нет, ты вернешься. Слава богу, мой будущий муж сказал: решай сама. До шести часов утра не спала. Сумку не собрала. Но заглянула к "Будучности" в гостиницу, сообщила, что чуть позже приеду сама.

Так и получилось. Позанималась неделю и в первой игре забросила семь мячей знаменитому "Виборгу". После того тренировалась с женщинами, мужчинами, с кем только можно. Панов дал мне большой толчок. Спустя время решила прервать контракт с клубом. Страна была после войны. Хотя мне там было очень хорошо. Вернулась домой, и вскоре меня пригласили на просмотр в "Хипо".

— Сейчас после декрета гандболистки, как правило, возвращаются на площадку. Почему вы в свое время хотели завязать с гандболом?

— В прошлом я была страшной лентяйкой. Тем игроком, которого нужно было постоянно подстегивать: Таня, давай, Таня, давай. Есть игроки, кому не дано, но они хотят. А есть те, кому дано, а они не хотят. Ха, я относилась ко второй категории. Поэтому и не хотела возвращаться.

Если сейчас как ошалелая бегаю утром кроссы по 40 минут, по часу, то раньше преодолеть сто метров было для меня проблемой… Хотя в Запорожье меня тренировал Леонид Ратнер. И он очень многому меня научил.

Но уехала за рубеж, и лень прошла. Когда тебе платят, когда от тебя требуют… Первый год в "Хипо" был как в казарме. Две тренировки в день. И мало того, я еще оставалась заниматься после них. Было так страшно — ведь попала в лучшую команду мира… Когда меня увидел Гуннар Прокоп, то сказал: девочка, со своими данными ты можешь играть до 38 лет и на очень высоком уровне. И добавил: если станешь работать так, как я скажу, равных тебе не будет. Так и произошло. Это были его первые слова в мой адрес.

 С Прокопом у вас случались конфликты?

— Гуннар для меня — гуру гандбола. Просто бог. Для игроков "Хипо" он был психологом, тренером, папой, братом, сватом… Он сам гимнаст. Потом работал в легкой атлетике. Тренировал будущую жену, которая выиграла серебро в пятиборье на Олимпиаде 1968 года, а впоследствии стала министром внутренних дел Австрии, а также сестру супруги.

Если ты жила гандболом, Гуннар лепил из тебя серьезного игрока. Сколько гандболисток вышли из нашего "Хипо": Станка Божович, Аушра Фридрикас, Рима Шипкус, Таня Шалимова-Джанджгава — таких вратарей, как Таня, мне кажется, вообще больше не будет…

Как говорят у нас: Прокоп делал из кое-чего конфетку. Без него в Австрии вообще не было бы гандбола. И сейчас, по большому счету, нет, потому что он ушел. К сожалению, все, что он создавал, развалили. Я многим ему обязана.

— Когда узнали, что Гуннар выбежал на площадку в том знаменитом матче с "Мецем" и прервал контратаку, о чем подумали?

— Что человек для победы делает все. Я понимаю, что это не по-спортивному. Но Гуннар есть Гуннар. Он всегда отличался креативностью. Прокоп страшно не любил проигрывать. Но, отдам должное, как бы плохо мы ни играли, он никогда нас не обижал перед прессой, болельщиками. А уже в раздевалке мог дать каждой нагоняй.



Уважаю его за то, что он ничего не говорил за спиной. Есть менеджеры, которые в лицо улыбаются, но никогда не заступятся за тебя, к примеру, перед спонсорами. Гуннар не позволял никому вмешиваться в дела команды. Так, как он, не тренировал никто. Однажды я забросила семь мячей, а он подошел и говорит: Таня, ты сыграла отвратительно. И начинает объяснять почему.

На моей памяти Гуннар был по-настоящему зол и кричал лишь однажды. Мы проиграли "Ларвику" два мяча. Он завел нас в физиотерапевтическую комнату (на площадку мы всегда выбегали оттуда). Схватил макет и начал бросать в нас фишки. А мы уклонялись от этих "бомбочек".

Но была у него и другая "фишка". Перед играми любил ходить в сауну. Потом возвращался в отель, обедал, ложился спать, вставал и устраивал предматчевое собрание. На него Гуннар приходил с собакой. Объяснял тактику — и мы ехали в зал. А еще Прокоп носил своеобразные галстуки, пиджаки кремового, синего, красного цветов. Это Гуннар.

— Сборная Украины конца девяностых, в отличие от нынешней, боролась за самые высокие места. Почему тогда приняли решение представлять на международной арене Австрию?

— Тогда в сборной Австрии играл тот же состав, что и в "Хипо". Там была очень хорошая национальная команда. В 1996-м она выиграла бронзу чемпионата Европы. Многие игроки из бывшего СССР приняли австрийское гражданство. В моем подсознании наверняка сидели мысли о семье, о том, что дети должны расти в Европе.

На Украину возвращаться не собиралась. Но это я сейчас так говорю. А тогда думала лишь о том, что в сборной Австрии звезды, и мне хотелось играть вместе с ними. Помню, фотографию для австрийского паспорта делала в тренировочном лагере. Я была в желтой спортивной майке, а снимал меня Гуннар. Это было смешно.

 Когда выходили играть против сборной Украины, приходилось бороться с чувствами?

— Расскажу. Первый топ-турнир в составе австрийской команды. Матч против украинок. Естественно, было много спекуляций. Когда играл украинский гимн, я опустила голову. Но подошел Гуннар и сказал: подними голову и расправь грудь. Ты австрийка.

После этих слов у меня из глаз потекли слезы. Я выпрямила голову, а девочки пели австрийский гимн. Я тогда на немецком еще не говорила. Выучить язык за два-три месяца было невозможно.

— Довольны тем, как развивается карьера вашей Кристины?

— Довольна. Моя дочь хороша. Это такая же креативная гандболистка, какой была я. Несмотря на рост, у нее хороший бросок. Но! Есть аспекты, которые, наверное, не могу ей внушить, потому что она выросла за границей.

У нее есть цель — играть выше. Она развивается. Я ей советую, но принимает решения она сама. Так вот, думаю, к этой цели она идет более легким путем, чем я. Молодые европейские гандболистки хотят сначала наиграться, а потом — выстрелить. А у нас было так. Ты идешь в большую команду и пытаешься себя проявить.

Почему Кристина уехала из Норвегии? Тренер сборной Австрии Херберт Мюллер сказал, что ей нужно расти. Перешла в немецкий "Ольденбург", потому что в прошлом году клуб выиграл Кубок Германии, и все думали, что он будет выступать в Европе. К сожалению, не получилось. У Кристины была операция. Рада, что она быстро восстановилась. Теперь ей зеленый свет, никаких преград.

Кристина Логвин

Она ведь 1995 года рождения. Можно услышать: вот, уже 24-25… Посмотрите: у той же Полины Кузнецовой сейчас лучшие годы. Человек начинает играть в гандбол с 27 лет. Золотой возраст — до 32. Ты выступаешь за счет опыта.

Как говорил Гуннар, гандбол — игра для опытных. Как играли, будучи уже в возрасте, Левгрен, Шпренгер, Висландер, Йиха, с которым мы, кстати, вместе получаем тренерскую лицензию. А у нас игрок, если ничего не показывает, может закончить уже в 25.

— Почему во всех источниках вы фигурируете как Таня, а не Татьяна?

— В свидетельстве о рождении у меня стоит Татьяна. Когда я получала австрийский паспорт, там написали Татьяна, а в скобках — Таня. Да еще и добавили — Васильевна. Поэтому и Таня Логвин. Здесь не принято говорить полное имя.

— Какой из двух лигочемпионских титулов было труднее добывать?

— Наверное, первый, в 1998-м. Большая ответственность, 24 года, финал… Годом ранее "Валенсия" выиграла у "Хипо" в полуфинале. А в этот раз дома мы победили с разницей в семь голов, и я, точно помню, забросила десять. А на выезде выиграли два мяча. Сильнее всего нас приветствовали в сезоне-1999/2000. Одним и тем же составом из девяти человек мы выиграли бронзу чемпионата мира и Кубок чемпионов.

В Испании тогда выступали знаменитые Наташа Морскова и Света Богданова. Да, я еще успела поиграть против них. Гандболистки невероятного уровня. Вообще конкуренция тогда была очень высокая. Наверное, не такая, как сейчас. Не говорю, что нынче игроки плохие. Просто произошла смена поколений, и разница видна. Возможно, рассуждаю как бабушка. Но, мне кажется, теперь почему-то нет таких игроков, как Наташа Морскова, Аушра Фридрикас, Люда Бодниева, Таня Джанджгава, Сесиль Легангер, Аня Андерсен…

Своему времени — свои игроки. Из современных гандболисток выделила бы Нуру Мерк, Стине Офтедал, Дашу Дмитриеву и Тоню Скоробогатченко, хотя это и молодой игрок, ей еще работать и работать. Мое мнение: Даше и Тоне все равно нужно уезжать. Есть закономерность: российские игроки, которые отправляются за границу, возвращаются редко. Андрюшина, Поленова…

— Поведайте пару интересных историй о Прокопе.

— У нас была традиция. На тренировочном сборе мы поднимались на гору (2800 метров), потом спускались. Внизу — домик, где мы отдыхали, пили шнапс и возвращались в лагерь. Моя дочь пошла с нами, она тогда была еще маленькой. Во время банкета Кристина села к тренеру на руки. Гуннар очень, очень любит детей. А у него, как известно, такие густые, огромные брови. Как у горца. Тишина в зале, и моя четырехлетняя дочь выдает: Гуннар, может, тебе брови постричь? Почему у тебя волосы растут? Всем было смешно, а мне — стыдно.

Гуннар Прокоп

Однажды мы возвращались из Волгограда. К нам почему-то прилепились "Динамо", "Виборг" и "Икаст", постоянно попадались в соперники. Из-за плохой погоды улететь не смогли, ехали на поезде. Гуннар познакомился с русским офицером. Тот пригласил тренера к себе в купе. Открыл икру, достал пол-ящика водки. На следующий день мы Гуннара из вагона выносили.

А тогда, помню, он зашел к нам в купе. Мы с девочками сидели, смеялись, победили ведь. А он говорит мне: Таня, ты знаешь, вот есть шкаф, там шторки открываются и закрываются. Открываются и закрываются. До сих пор не могу понять, что он имел в виду…

Не так давно мы с другом были у Гуннара. Он ведь уже отошел от гандбола. В прошлом году упал на лыжах и сломал обе ноги. Стало страшно, когда увидела его на инвалидной коляске. Но сейчас все хорошо. Герард спрашивает у Прокопа в шутку: Гуннар, а Таня хорошо играла? Он отвечает: Герард, если бы она играла плохо, она здесь не сидела бы…

Еще вспоминается матч с одной из венгерских команд. В перерыве в проходе между раздевалками президент этого клуба ударил Гуннара ногой в челюсть, и у него "провалился" глаз. Тогда там была безобразная публика. Сейчас в Венгрии иначе.

 К вам зрители часто цеплялись?

— Было дело. Проблемы в основном случались в Скопье. "Кометал" был нашим самым серьезным противником. Там нам завидовали. В клубе очень хотели, чтобы я перешла к ним. В финале Лиги чемпионов в 2000-м играли, можно сказать, на десяти квадратных метрах. 130 солдат охраняли зал в Скопье.

У меня даже есть фотография, где журналист прикрывает меня руками. С трибун в нас бросали копейки, зажигалки, бритвы... Ужас, кошмар! Ощущение, будто в тебя плюют миллион человек. Я, левая полусредняя, стояла в центре, чтобы в меня не попадали эти плевки. Так и остальные. Зрители вывесили плакат, где написали, что наша черногорка Станка Божович, также сменившая гражданство, девушка легкого поведения.

Когда выиграли финал, даже не остались на площадке, чтобы люди нас поприветствовали. Сразу забежали с кубком в раздевалку. Трибуны были злы на нас. Потом клуб оштрафовали.

А перед тем финалом нам начали звонить незнакомые люди. Пришлось даже отключить домашний телефон, поменять номер. Могли побеспокоить в час-два ночи, дышали в трубку, задавали ребенку странные вопросы. Например: в чем спит твоя мама? Или: каким лаком она ногти красит? Такой телефонный террор. А еще нас пытались подкупить. Звонили мне, Аушре, нашим мужьям, предлагали деньги, чтобы мы отказались ехать или сыграли плохо. Сейчас уже спокойно все вспоминается.

А Гуннару вообще угрожали. Он отправлялся в Скопье в сопровождении двух бодигардов. Ему звонили и говорили: если ты приедешь, то уже можешь не уехать. Мы еще смеялись: Гуннар, может, ты останешься дома? А он: нет, вы что? Профи до мозга костей.

— Такие звонки с предложением проиграть часто раздавались?

— Расскажу еще историю. Контракт с "Ольборгом" подписала заранее, еще когда выступала в "Хипо". Все об этом знали. И начали говорить, что я не только лучшая гандболистка в мире, но и самая высокооплачиваемая. И так получилось, что в Лиге чемпионов "Хипо" проиграл тогда "Ольборгу" по сумме двух матчей. Кто-то из журналистов написал, что вроде как я продала игру, потому что ухожу в этот клуб. Но если забросить 13 мячей за матч — это продать, то…

Гуннар тогда говорил в интервью: мол, могу дать голову на отсечение, что Таня этого никогда не сделала бы, пускай человек, который написал подобное, обратится к доктору. За это ему большое спасибо.

Вообще люди пытаются прийти к успеху абсолютно разными путями. Раньше все это воспринималось как само собой разумеющееся. Говорят, что сейчас ничего такого нет. Но все происходит точно так же.

— А обратные примеры были? Когда болельщики необычно проявляли внимание, делали, например, дорогие подарки?

— Конечно. У нас был один болельщик, дедушка. Ко мне он относился по-особому. Может, потому, что у меня была семья, и он часто гостил у нас дома. Он постоянно ходил на матчи "Хипо", ездил с командой, дышал гандболом. Дарил всем девочкам брендовые часы, оплатил нам тренировочный лагерь в Бразилии. Он был миллионером, имел свою гостиницу, где и жил.

Его мама и папа рано умерли, и в 16 лет он принял этот отель. В свое время играл в футбол, потом был спонсором и президентом, кажется, ЛАСКа из Линца. Но потом закончил, перешел в гандбол. Выбрасывал баснословные деньги на нас. На день мамы подарил мне путешествие на Кипр с семьей, потом в Барселону, на Рождество принес бриллиантовое кольцо … Мне было настолько не по себе, что даже не знала, как на это реагировать.

Он умер, кажется, в 2012 году. Ему нравилась Бразилия, все рассказывал, какая там дешевая еда, любил танцевать… Очень хороший человек. Но у него не было семьи. А это самое страшное. Только сестра. Почти все свои деньги отдавал в церковь. Очень приятно, что в моей семье он нашел для себя что-то доброе. Хотя многие люди его использовали, что мне было непонятно.

Кстати, как-то на дне рождения моей дочери присутствовал знаменитый Алексей Баталов. Один из наших спонсоров был женат на русской актрисе. Они очень хорошо дружили с Баталовым. Так вот, он приезжал к нам вместе с дочерью. У меня даже есть фотография, где Алексей Владимирович сидит и рисует с моей Кристиной. Это особое впечатление и самый большой подарок. Все-таки Баталов — икона российского кинематографа.

Главное
Лента новостей
© 2020 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»