Звонок звезде. Кристиан Диссингер: "Учил русский и получал "двойки". В Германии это хорошая оценка"

27 июня 2020

Еще несколько месяцев назад этот парень утверждал, что летом наверняка покинет "Вардар". Но недавно стало известно, что он решил остаться в команде.

Ведущие немецкие гандболисты обычно предпочитают выступать в бундеслиге, но Кристиана Диссингера всегда отличала охота к перемене мест. В неполные 20 лет перспективный левый полусредний "Фризенхайма" неожиданно подался в швейцарский "Шаффхаузен". Затем подписал контракт с испанским "Атлетико", но так за него и не сыграл — клуб обанкротился. Дальше были несколько сезонов в "Люббекке" и "Киле" и неожиданный переход в "Вардар" в 2018-м. О зигзагах карьеры Диссингер рассказал в интервью БЦ.

— Как ваше здоровье? Помогла ли пандемическая пауза привести в порядок организм после частых повреждений двух последних сезонов?

— Вроде все нормально. Думаю, пауза помогла. Хотя тренироваться дома в течение трех месяцев было очень скучно. Сложно в такой ситуации мотивировать себя. Но сейчас я вернулся в Германию, и здесь гораздо легче. Езжу на велосипеде, плаваю. Кажется, я в порядке. Хотя уже семь месяцев не держал в руках мяч.

Звонок звезде. Кристиан Диссингер: "В школе учил русский и получал "двойки". В Германии это хорошая оценка", изображение №1

— На родину добрались без приключений?

— Да, ехал на машине. Дорога заняла 18 часов. На границе проблем не возникло — перед отъездом я сдал тест на коронавирус. Правда, в Германии пришлось отбывать карантин. По идее он длится две недели, но через десять дней я сделал еще один анализ, все было в порядке, и карантин закончился. Правда, скоро надо возвращаться в Скопье.

— В феврале вы сказали, что должно случаться чудо, чтобы вы остались в "Вардаре". Но недавно решили продолжить карьеру в этом клубе…

— В начале года никто не знал, что в Европе возникнет такая ситуация с коронавирусом. И не было известно, что будет с "Вардаром". Да, ходили слухи о новом владельце. Но в той ситуации оставаться не было никакого смысла. Денег не платили, атмосфера в коллективе испортилась. Однако новый босс Михайло Михайловски дает ощущение, что все будет хорошо. Его слова и обещания звучат серьезно. Так что чудо все-таки произошло.

— У вас были хорошие варианты на стороне?

— Да, мог уйти еще в феврале. Были серьезные предложения. Но после травмы не хотел менять команду. Не чувствовал себя здоровым на сто процентов. А потом началась пандемия…

— На что "Вардар" может рассчитывать в новом сезоне?

— У нас по-прежнему будет солидный состав. Михайловски — серьезный бизнесмен, и он хочет, чтобы команда удержалась в европейском топе. Может, Лигу чемпионов мы уже не выиграем, но потенциал у этого состава есть. В клуб пришли спонсоры, складывается новая структура. Не то, что раньше, когда на 90-95 процентов все зависело от одного Сергея Самсоненко.

— Принято считать, что менталитеты немцев и балканцев сильно разнятся. Как чувствуете себя в славянском окружении?

— Иногда бывает тяжело, когда тебе обещают позвонить в одиннадцать, а звонят в час. А в остальном проблем нет. Адаптировался уже через месяц после приезда. Пожалуй, даже через две недели. В Скопье чувствую себя комфортно.

— Общаетесь на английском?

— Процентов на 90. Хотя македонский тоже хорошо понимаю. Но говорить сложно.

— В "Вардаре" хватает россиян. Что скажете о них?

— Хорошие ребята. Всегда помогают, все умные и опытные, выиграли за карьеру много титулов. Ха, только некоторым не помешало бы лучше выучить "инглиш". В этом плане хорош Горбок. Ну и Горпишин, который вырос в Германии. Но с последним, понятно, мы общались на немецком. Хорошо с ним сдружились, жили по соседству и часто проводили время вместе. Кстати, я немного понимаю и русский. Когда-то учил в школе.

Звонок звезде. Кристиан Диссингер: "В школе учил русский и получал "двойки". В Германии это хорошая оценка", изображение №2

— Серьезно?

— Да, один год. Он не был обязательным предметом, но я всегда интересовался языками и прошел курс. Моей оценкой по русскому была "двойка". Вы же знаете, в Германии лучшей отметкой является "единица", а худшей — "шестерка". Ваш алфавит запомнил на всю жизнь. Это помогло и в Македонии, где тоже в ходу кириллица.

— Легко ли проходила ваша адаптация к знаменитой испанской системе?

— Сложнее, чем я думал. Ведь когда-то я готовился играть за мадридский "Атлетико" и вроде бы много знал об этой системе. Но оказалось, что человеку, который всю жизнь выступал в Германии и Швейцарии, не так-то легко встроиться в нее. Впрочем, через два-три месяца уже все понимал. На самом деле это очень грамотная система.

— Карьеру вы начинали во "Фризенхайме". Пересеклись там со Львом Ворониным?

— Только на тренировках. В 15-16 лет я иногда занимался с основой. Когда же сам стал за нее выступать, Воронин уже ушел.

— В 2011 году, став чемпионом и MVP юниорского первенства мира, вы отправились в швейцарский "Шаффхаузен". Что заставило сделать столь неочевидный выбор?

— Это была возможность играть в Лиге чемпионов против лучших гандболистов Европы. Кроме того, я хотел развиваться не только как игрок, но и как личность. Поэтому уехал в другую страну, чтобы сделать шаг или два вперед. В Швейцарии обо мне отлично заботились с первого дня.

— Но там вы дважды рвали "кресты". Ощущаете ли последствия тех травм?

— В принципе нет. Но повреждений в моей карьере действительно хватало. В чем причина? Приходится проводить много матчей за год, а времени на восстановление не хватает. Плюс в 14-15 лет я очень много тренировался. В том возрасте высокие нагрузки вроде бы не доставляли проблем, но через какое-то время, очевидно, они сказались…

Звонок звезде. Кристиан Диссингер: "В школе учил русский и получал "двойки". В Германии это хорошая оценка", изображение №3

— Из-за травм никогда не было мыслей завершить карьеру?

— Иногда так расстраивался, что они возникали. Думал: ай, все, надо заканчивать. Но потом продолжал работать. Мотивация всегда находилась.

— Расскажите о неосуществившемся переходе в "Атлетико". Чем диктовался тот выбор?

— Еще в 2011 году на юниорском чемпионате мира я познакомился с Раулем Гонсалесом и Талантом Дуйшебаевым. Они звали меня в Испанию еще тогда, но я подписал контракт с "Шаффхаузеном". Однако "Атлетико" не сдавался и два года вел со мной переговоры. В конце концов, я решил перебраться в Мадрид. Выбор казался хорошим — состав у команды был сильным, много опытных мастеров. Казалось, мы даже можем победить в Лиге чемпионов. Но в итоге клуб обанкротился, и в Мадрид я даже не успел приехать. Остался в Германии.

— С Дуйшебаевым общаетесь и сейчас?

— Когда пересекаемся на матчах, то обязательно разговариваем. У нас хорошие отношения. Правда, в "Виве" он никогда не звал. Так получилось, что у меня всегда были контракты с другими клубами.

— Если бы "Атлетико" не развалился, как могла бы сложиться ваша карьера?

— Трудно сказать. Не исключено, что до сих пор играл бы в Испании. Хотя, наверное, мне захотелось бы в другие страны. Финансовые проблемы испанских команд вообще помогли таким клубам, как "Вардар", "Виве", "Веспрем". Они переманили многих гандболистов с Пиренеев.

— Какие воспоминания оставила работа с Дагуром Сигурдссоном в сборной Германии?

— Самый спокойный тренер в моей карьере. Он мало говорил, зато знал, что делать. У Дагура всегда был план. Он умел выбирать состав и тактику, проводить замены. При нем сборная достигла хороших результатов — мы взяли золото чемпионата Европы-2016 и олимпийскую бронзу в Рио в том же году.

— А что скажете о времени, проведенном в "Киле"?

— Ну, это самый большой клуб в Германии — да и, наверное, во всей Европе. Весь город буквально живет гандболом. Трибуны всегда полны, с кем бы мы ни играли — с европейским грандом в Лиге чемпионом или с аутсайдером в бундеслиге. Это что-то особенное. "Киль" можно сравнить с футбольной "Баварией".

Звонок звезде. Кристиан Диссингер: "В школе учил русский и получал "двойки". В Германии это хорошая оценка", изображение №4

— "Зебр" вы покинули как-то поспешно — уже после начала сезона-2018/19. Причиной стал конфликт с Альфредом Гисласоном?

— Проблем с тренером у меня никогда не возникало. Просто на моей позиции была серьезная конкуренция, и я выходил на площадку не так часто. Мы поговорили с Альфредом и решили, что лучше расстаться. С обеих сторон все было честно.

— Теперь Гисласон тренирует сборную Германии. Как вы отнеслись к его назначению?

— Это специалист, который в немецком гандболе добился наилучших результатов. Если и есть идеальный кандидат на пост рулевого "бундестим", то это именно он.

— Как оцените свои перспективы вернуться в команду?

— Честно говоря, об этом не думаю. Конечно, всегда хочется выступать за страну. Но сначала мне надо заиграть как следует в клубе. Все будет зависеть от моих выступлений в сезоне, а также от настроения тренера и федерации.

— По бундеслиге не скучаете?

— Это мощный турнир. Но я счастлив в "Вардаре" и не могу ни на что жаловаться.

— Правда, что вы начали заниматься гандболом в четыре года?

— Да. Мои родители любили этот спорт и рано начали брать меня в зал. Профессионалами ни папа, ни мама не были — у них другая работа. Но для удовольствия играли.

Звонок звезде. Кристиан Диссингер: "В школе учил русский и получал "двойки". В Германии это хорошая оценка", изображение №5

— А у вас какое хобби?

— Путешествия. Посетил уже стран пятьдесят, в том числе практически всю Европу. А больше всего впечатлила Мексика. Удивился, насколько она красива, как разнообразна там природа, какие замечательные люди и какая вкусная еда. После Европы это что-то новое!

— Как известно, вы с Игором Карачичем встречаетесь с сестрами-близнецами из Македонии...

— Да. Игор познакомился со своей девушкой раньше, а я начал встречаться с ее сестрой в начале минувшего сезона. Хотя и прежде иногда виделись, но отношений еще не было.

— Может, поэтому вы и не хотите уезжать из Скопье?

— Нет. Я был готов уйти, и подруга не возражала против нашего переезда. Но так получилось, что мы остаемся в Македонии.

Фото: ehfcl.com, seha-liga.com.

Главное
Лента новостей
© 2020 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»