Комментаторские байки. Олимпийские приключения дуэта "хрен да лапоть"

29 апреля 2020

Во второй части воспоминаний Артема Шмелькова — дебютный выезд на большой турнир (шикарно организованный ЧМ-2007 в Германии) и золотом увенчанная Олимпиада-2016 в Рио.

Мужской чемпионат мира-2007

К началу 2007-го мой стаж работы на гандболе на каналах "НТВ-Плюс" составлял лишь год. В качестве самостоятельного комментатора — и того меньше. Вот и представьте мое изумление, когда позвонили из международного отдела и сказали готовиться к поездке на чемпионат мира. Вау! Бинго! Германия, планетарный форум, сказка… Только спустя время узнал, что на мундиаль должны были ехать Сергей Наумов и Юрий Розанов. Но мой крестный отец (если не в профессии, то у комментаторского микрофона) Розанов, а для всех нас в редакции Дяденька, сходил к руководителю спортивных каналов "НТВ-Плюс" Анне Владимировне Дмитриевой и попросил отправить меня вместо себя. Дяденька — необъятной души человек. Спасибо тебе большое!

Комментаторские байки. Олимпийские приключения дуэта "хрен да лапоть", изображение №1



То были еще тучные, докризисные времена "НТВ-Плюс". Компания могла себе позволить отправить на топ-турнир сразу двух комментаторов. Причем логистика была рассчитана таким образом, что мы с коллегой Наумовым должны были работать параллельными курсами и объединиться только к решающему раунду в Кельне.

Свой маршрут я знал заранее: Киль — Халле Вестфален — Гамбург — Кельн. Но все последующие места временной комментаторской прописки меркли на фоне первого из них. Еще бы: дебютный в карьере чемпионат мира, да еще и в колыбели самого титулованного клуба Германии — что может быть круче?!

И вот я на месте. Самый север Германии, берег Балтийского моря в середине зимы, типичный город-порт. В общем, тоска смертная, если бы не гандбол. "Остзеехалле" (историческое название арены в Киле) — зал на десять с лишним тысяч зрителей, намоленный не только местными, но и приезжими со всего севера Германии. Он располагается буквально в двух шагах от главной транспортной артерии Киля, местного порта.

И вот в день приезда я отправился на арену получать аккредитацию, а следом решил прогуляться до гавани. Впечатлениями был немедленно обеспечен на все три дня группового этапа. Оцените состав группы "Е": Дания, Норвегия, Венгрия, Ангола. И вот на моих глазах в кильском порту один за другим швартовались паромы, битком набитые болельщиками из соседних Дании и Норвегии. У меня лезли на лоб глаза, я предвкушал все это рогато-скандинавское безумие на трибунах "Остзеехалле".

Ожидания вполне оправдались, и в своих репортажах я слишком много внимания уделял антуражу чемпионата мира, всему тому, что творилось среди зрителей, в подтрибунье и на подступах к местной гандбольной Мекке. Тогда у подписчиков "НТВ-Плюс" в почете был форум абонентов, и там многие жарко возмущались: мол, зачем нам все эти антуражные подробности от комментатора? Наверняка в большинстве своем аудитория была права, но я не мог сконцентрироваться только на игре. Потому что вокруг творилось в лучшем смысле слова помешательство на гандболе.

Комментаторские байки. Олимпийские приключения дуэта "хрен да лапоть", изображение №2



Дальше была настоящая зимняя немецкая сказка — крошечный Халле Вестфален с его не то двенадцатью, не то пятнадцатью тысячами жителей. Классический фахверк с еще оставшимися после Рождества и Нового года украшениями и иллюминацией. Единственная достопримечательность города — "Герри Вебер Штадион", махина на 12 тысяч зрителей (то есть способная вместить весь город). Она была заполнена каждый игровой день основного этапа. Секрет постройки в деревне такого грандиозного здания — в ее местоположении. Халле Вестфален стоит на пересечении автобанов, связывающих крупные соседние города — Дортмунд, Ганновер, Билефельд, Оснабрюк. Оттуда и приезжал гандбольный люд, забивавший трибуны под завязку.

В группе основного раунда играли немцы и французы, поляки и исландцы, словенцы и тунисцы. Но больше других запомнились мне замечательные исландские болельщики. Вечерами после матчей они устраивали в ресторанах и кабачках крошечного Халле настоящий фестиваль молодежи и студентов с песнями и плясками. Все исключительно доброжелательно и дружелюбно к окружающим. И буквально на каждом из этих потомков викингов была майка с исландским флагом на груди и надписью на спине "Население нашей страны 330 тысяч человек, а мы по-прежнему … (обыгрываем) вас в гандбол".

Следующий пункт назначения — Гамбург. И первое и, увы, последнее мое свидание на турнире со сборной России. Зато какое — матч плей-офф с поляками, которые выиграли свою группу основного раунда. Наши ребята под началом Владимира Максимова буквально протиснулись в четвертьфинал с четвертого места — благодаря минимальной победе над венграми с решающим голом Эдуарда Кокшарова на последних секундах. Так хотелось верить в повторение сюжета Олимпиады-2004, когда вышедшая с такого же четвертого места в группе сборная Россия грохнула в четвертьфинале разогнавшихся французов. Тем более что в чемпионате мира принимали участие сразу шесть бронзовых медалистов Игр в Афинах.

Помню, перед матчем бродил по периметру площадки, чтобы унять волнение. Переживал за ребят да и за предстоящий репортаж жутко. В самом начале разминки Кокшаров в шутку и с подкрутками бросал пенальти нашим вратарям: Костыгову и Титову. И надо же было такому случиться: в игре капитан команды, олимпийский чемпион четыре раза (!) не забросил с семи метров польскому киперу Славомиру Шмалю...

Комментаторских эмоций я не контролировал и в какой-то момент выдавил из себя: "Сил нет болеть за такую команду!" Наши парни проиграли с разницей в один-единственный мяч, а я следом на автомате отработал другой феноменально валидольный четвертьфинал Дания — Исландия. Едва закончил работу и включил телефон, как получил смс-разнос от Розанова: "Такие фразы комментатор не имеет права себе позволять""испортил все впечатление от игры и репортажа" и так далее в том же духе. Сборная России завершила турнирный путь на шестом месте, и вот уже 13 лет последователи даже повторить тот результат не могут.

Комментаторские байки. Олимпийские приключения дуэта "хрен да лапоть", изображение №3



За день до того эпичного матча у меня была нетипичная для комментатора репортерская миссия. В то время я работал в замечательной команде программы "Футбольный клуб". Зная о длительной командировке в Германию, коллеги во главе с ведущим Василием Уткиным решили нагрузить меня камерой и двумя заданиями.

Первое стало разминкой в формате "сам себе оператор и режиссер": я снимал от кромки поля дебют в "Гамбурге" экс-форварда ЦСКА хорвата Ивицы Олича. Второе задание было настоящим вызовом — и как репортеру, и как оператору. Мне предстояло отправиться через пол-Германии из Гамбурга в Нюрнберг (а это 600 километров и как минимум пять часов в поездах), чтобы пообщаться с Иваном Саенко, проводившим свой лучший отрезок в футбольной бундеслиге.

Я сильно волновался, но все прошло как нельзя лучше. Помимо съемок у Ивана дома, мы заехали на стадион, где в клубном магазине вмиг разлетались игровые майки с фамилией Saenko, а один из фанатов даже попросил Ивана расписаться на загипсованной ноге. Ролик получился неплохим и даже был признан лучшим сюжетом месяца в "Футбольном клубе". Жаль только, мало кто помнит сегодня бронзового призера ЧЕ-2008 футболиста Саенко, давно и бестолково завершившего карьеру.

Олимпийские игры-2016 в Рио-де-Жанейро

Сегодня кажется, что в паре с Сергеем Николаевичем Приголовкиным мы комментируем уже целую вечность. У меня самого такое впечатление. Но на самом деле Олимпиада в Рио — первая, на которой мы работали в тандеме. Познакомились мы в первые дни Игр в Пекине-2008, но трудились в параллель: он — на ВГТРК, я — на "НТВ-Плюс". Та же расстановка комментаторских сил сохранилась и к Лондону-2012. Помню, как вся работа закончилась для Николаича с вылетом сборной России в четвертьфинале. И только в Рио-де-Жанейро наш комментаторский дуэт, который Николаич любит называть "хрен да лапоть" (если бы я приписал авторство этого прозвища Трефилову, вы наверняка поверили бы, ведь правда?), звучал под вывеской " Матч ТВ".

Комментаторские байки. Олимпийские приключения дуэта "хрен да лапоть", изображение №4



И вот первая бразильская заковыка. Дело в том, что я летел в Рио с большой командой "Матч ТВ", а Приголовкин отправился отдельно — в составе делегации ФГР. Соответственно, и аккредитации на Игры делали нам совершенно разными путями. Надо сразу пояснить, что аккредитационный вопрос на Олимпиадах — один из ключевых. Потому что службы безопасности и волонтеры работают там очень четко и бдительно.

Например, в отличие от мировых и европейских чемпионатов пересечься со спортсменами представители СМИ имеют возможность исключительно в так называемой "смешанной зоне" сразу после матчей. Все входы и выходы журналистов и атлетов разделены и не пересекаются, а пропуском в дозволенные локации является аккредитация. Когда мы встретились в первый олимпийский день, первое, что я подумал: вместе можем и не поработать. На шее Сергея Николаевича висела аккредитация для пишущих журналистов, а значит, он должен был сидеть на трибуне вдали от комментаторских позиций и даже в той самой "микст-зоне" мы с ним не могли пересекаться.

Комментаторские байки. Олимпийские приключения дуэта "хрен да лапоть", изображение №5



Что оставалось? Включать способности парламентария и договариваться с "властями". Я не представлял, как мы будем это делать, но все получилось. Главным по работе с журналистами на арене "Future" был американец Майкл, совершенно очаровательный дядька, что становилось понятно с первого взгляда. Он как-то сразу проникся к нашему дуэту и дал понять персоналу, что этого большого русского с "пишущей" аккредитацией можно пропускать к комментаторским позициям. Помогло, возможно, и то, что с Сергеем Николаичем часто был Ваня Шишкарев, один из сыновей президента ФГР. А в Ване чувствительный Майкл увидел копию своего сына Кевина.

Майкл и Сергей Приголовкин



Майкл и Сергей Приголовкин

Отдельное воспоминание — это условия, в которых мы жили в Рио. Место, куда нас поселили, наверное, в дальнейшем предполагалось использовать как апартаменты, но все возводилось с нуля, и строители явно не успевали. Вот, например, типичная картина из наших номеров: сенсорный замок на входной двери… и отсутствие одной из стен.

Кстати, жил я в двухместном номере с давним и проверенным другом, тоже комментатором Денисом Казанским. На Играх он уже традиционно "окучивал" фехтование. Постепенно и все с большей уверенностью наш с ним номер коллеги называли "золотым". Судите сами: российские фехтовальщики под комментарии Казанского насобирали в Рио четыре золота — и это помимо других наград. Ну а мне посчастливилось присоединиться к многократно "позолоченному" соседу в предпоследний день Игр, когда наши красотки не оставили шансов француженкам в финале.

Комментаторские байки. Олимпийские приключения дуэта "хрен да лапоть", изображение №7



Скажу честно, отмечали мы в журналистском кругу нашу гандбольную победу красиво. Помните кайпиринью из первой части комментаторских баек? Была она и там: я проставлялся за гандболисток, Денис — за своих чемпионов, не отставали от концессии и не столь удачливые на этих Играх коллеги, работавшие на волейболе, — Владимир Стецко и Александр Аксенов. Нетрудно догадаться, что следующий — он же последний и финальный для мужчин-гандболистов — день Олимпиады был для счастливого комментатора Шмелькова самым тяжелым.

Особым событием в победоносной саге наших девушек стал нашумевший выходной на океане. График Игр прост: матчи строго через день в течение всей Олимпиады. И вот после третьей подряд сложной победы на групповом этапе президент Шишкарев решил игроков сборной побаловать. Знаю, что главнокомандующий Трефилов был категорически против, но на людях сдерживался и всего неудовольствия не показывал.

Комментаторские байки. Олимпийские приключения дуэта "хрен да лапоть", изображение №8



Сначала автобус сборной проехал короткой экскурсией по некоторым знаковым точкам побережья Рио, а затем зарулил в так называемый "Русский дом". На просторной территории игроки и тренеры сборной на некоторое время попали в распоряжение журналистов, что в суровых олимпийских условиях стало для тех настоящим профессиональным пиршеством.

Комментаторские байки. Олимпийские приключения дуэта "хрен да лапоть", изображение №9



Пиршество для игроков сборной наступило чуть позже. Сначала девушки прогулялись по знаменитому песку Копакабаны, а затем были приглашены в шикарный ресторан морепродуктов с видом на океан. Выходной получился на славу, вот только на следующий день в матче со слабейшей командой группы, сборной Аргентины, наши сборницы больше пятидесяти минут не могли сломить соперниц. В раздевалке после матча, говорят, стены ходили ходуном от криков Евгения Васильевича, который неоднократно помянул крепким словом вчерашние "пляжные каникулы" сборной. Ну а чем все в итоге закончилось, вы прекрасно знаете.

Еще одним неотделимым от олимпийской победы в Рио журналистским воспоминанием стал выпуск книги "Золото ручной работы", посвященной творцам той монументальной победы. Насколько знаю, искра-задумка фолианта пришла в голову Сергею Шишкареву. Коллега Приголовкин идею поддержал, и очень скоро работа закипела. Причем стахановская — сроки поджимали. Тексты об игроках, участвовавших в Олимпиаде и до Рио не доехавших, о тренерах, воспитавших олимпиоников, о событиях Игр разделили поровну между четырьмя-пятью авторами.

Комментаторские байки. Олимпийские приключения дуэта "хрен да лапоть", изображение №10



Но самое сложное взял на себя мой коллега по репортажам. Николаич много раз связывался с каждой из наших олимпийских чемпионок, чтобы раздобыть детские и девичьи фотографии, разузнать ранее неизвестные детали биографий девушек. "Золото ручной работы" вышло в свет, было переведено на английский язык и даже удостоилось отдельной презентации. Спасибо, девчонки, и за эту часть незабываемой олимпийской истории Рио-де-Жанейро!

Главное
Лента новостей
© 2020 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»