Полина Ведехина: "А море-то оказалось соленым! Я так этому удивилась..."

24 октября 2019

Она долго лечила непростую травму и пропустила весь прошлый сезон. Но сегодня уже выходит в "старте" ЦСКА, работает в сборной России с Амбросом Мартином и дает интервью БЦ.

— Помнишь, когда первый раз к тебе проявили интерес журналисты?

— Да, хорошо запомнила. Потому что это был мой первый матч за волгоградское "Динамо". Я тогда неплохо сыграла, сразу почувствовала уверенность. Так обычно и происходит, если с самого начала все идет удачно. После той игры у меня взяли интервью.

Но бывали, конечно, и матчи совсем неудачные. Без этого никак — мы же не роботы, чтобы всегда играть одинаково успешно. Важно, чтобы даже провалы делали нас лучше и упорнее при подготовке к следующей игре.

— А какая из игр самая памятная?

— Она случилась еще в детстве — на турнире в день моего рождения. Мне исполнилось одиннадцать лет, и поддержать меня пришли все волгоградские родственники. Они очень громко болели. А меня переполняли эмоции, было весело и приятно отмечать свой праздник именно так: показать, какая я классная, в такой день.

— Ты играешь в гандбол с десяти лет. И уже давно высоко держишь планку. Благодаря чему?

— На первой же гандбольной тренировке поняла, что это моя игра. И сразу стала намечать себе цели. Сначала — просто попасть в команду. А дальше — шаг за шагом. Цели сменяют одна другую, и так ты растешь.

— Что на повестке сейчас?

— Поехать на Олимпиаду и вернуться оттуда с золотом.

— "Помни, благодаря кому ты в большом спорте". Прочитала это в твоем соцсетевом аккаунте...

— Мой первый тренер — Анна Владимировна Сидоричева. Она всегда прикрывала мое гандбольное увлечение, когда я тайком от родителей сбегала на тренировки взамен занятий в музыкальной школе.

Там у меня тоже неплохо получалось, и у мамы была большая надежда на музыкальное будущее дочки. Сначала дома и мысли не допускали, что я вырасту спортсменкой.

Какое-то время ходить на гандбол мне даже запрещали. Но Анна Владимировна в меня всегда верила, помогла остаться в игре, и благодаря ее урокам у меня многое получилось. Она поддерживала меня и позже, когда меня перевели на повышение — во вторую команду. У нас не такая большая разница в возрасте. И сегодня я воспринимаю ее уже не как тренера, а как подругу или даже старшую сестру.

С Анной Сидоричевой

— Как разрешился в итоге антагонизм между гандболом и музыкой?

— Родители были в гневе, когда позвонила преподаватель из музыкальной школы с вопросом, почему я пропускаю занятия. Ох, это были такие страшные дни! Но в итоге я окончила музыкальную школу с дипломом, продолжая играть в гандбол.

— Когда домашние смирились с твоим выбором?

— Когда я попала в сборную России 1992 года, на два года старше моего возраста. Они как-то сразу успокоились, поняли, что меня не остановить и их сопротивление бесполезно. А когда сказала дома, что скоро уезжаю со сборной за границу, папа стал спокойно и деловито составлять список желательных покупок...

В той поездке у нас был квалификационный турнир чемпионата Европы. Мы провели три игры и все выиграли. Это было самое настоящее волшебство. Чувствовала себя окрыленной, ощущала, что могу свернуть горы и достичь небывалых высот.

— Что еще ты для себя открыла благодаря гандболу?

— Например, первый раз побывала на море! Я ведь успела в Волгограде поиграть и в "пляжке". Как-то Анна Владимировна повезла нас на турнир в Анапу. Это было очень весело: и играешь, и в море плаваешь, и загораешь.

Помню, как зашла в море, нырнула и потом ничего не могла понять; фу-у, оно что, соленое? Мне даже в голову не приходило, что вода может быть не только пресной! Соленое море стало для меня большим открытием.

— Ты брала золото топ-турниров с младшими сборными страны...

— Это было чудесно! Мы играли на таком пике эмоций, что могли за минуту до окончания тайма забросить три-четыре мяча. Помню, как в финале молодежного чемпионата Европы в Дании обыграли датчанок, причем только во втором овертайме. В том долгом матче мы выехали к победе чисто на морально-волевых. И нашему счастью не было предела.

— Ты несколько раз за карьеру меняла номер на форме. Это с чем-то связано?

— В секции майки нам просто раздавали, и о каких-то особых цифрах на них мы даже не думали. Все детство провела с тринадцатым номером. А когда пришла в "Динамо", там он оказался занят. В девичьей сборной — тоже: был у моей подружки Ани Вяхиревой. Не ссориться же из-за этого! Вот и решила взять номер на единицу больше.

А в "Ладе" занят был уже четырнадцатый! Вернуться к чертовой дюжине? Почему бы и нет? Но зато в ЦСКА, я сразу забила себе единицу и четверку. Сейчас играю с ними и в клубе, и в сборной. И очень этим довольна.

— Опиши свои эмоции в разгар матча, при столкновении с соперницами...

— Эмоций всегда целая палитра. Их трудно передать на словах, надо прочувствовать. Особенно в ситуациях, когда тебя или твою подругу бьют. Сразу заводишься, ведь в команде мы одна за другую горой. Адреналин так бурлит, что порой не чувствуешь боли, когда падаешь или кто тот тебя толкает, бьет по лицу — настолько сфокусирована на игре. А вот после матча, когда все начинает болеть, осмысливаешь события по-другому.

— Как готовишь себя к играм морально?

— Считаю, что начинать думать об игре надо в день матча. Накануне лучше засыпать со светлыми мыслями, чтобы как следует выспаться. Важно хорошо поработать на утренней тренировке, освежить бросок. Но самое для меня желанное — дневной сон! Если перед игрой появляются два-три часа свободного времени, посплю непременно.

А эмоции со временем и опытом учишься регулировать. Волнение перед матчем есть, конечно, всегда. Но со стартовым свистком оно уходит. Перед самой игрой думаю, за счет чего можно обыграть конкретного соперника, как лучше бросить, на чем можно поймать защитниц. Достаю все это из памяти.

— Тебе трижды делали операции после травм. Каково было это пережить?

— Операции — не самое страшное в жизни. Куда больше переживаешь не за себя, а из-за того, что выбываешь надолго, не можешь помочь команде. Именно это чувство побуждает как можно скорее вернуться на площадку.

— Становилось боязно от мысли, что не сможешь играть в гандбол дальше?

— Не скажу что это страх. Но такие мысли меня посещали и посещают. Однажды даже сказала себе: все, больше не могу! Тогда со здоровьем было действительно очень плохо. Приходилось брать паузы в карьере на восстановление, на то, чтобы врачи могли понять, что со мной и как это лечить.

— Кто помогал тебе справиться с переживаниями и сложностями долгой реабилитации?

— Постоянно чувствовала поддержку от девочек и тренеров "Лады". Даже сейчас в ЦСКА мне порой советуют не усердствовать слишком и приберечь ногу, отойти лишний раз в сторону, чтобы никто меня случайно не задел. За подобное меня ни разу не упрекнули.

А еще моя надежда и опора — мой любимый молодой человек. Его поддержка не дает лишний раз подумать о плохом и усомниться в себе. Он всегда находит верные слова, чтобы в голове у меня все менялось к лучшему.

— Отвела бы своих детей в гандбольный зал?

— Опыт моего детства подсказывает, что дети сами вправе решать, какое увлечение им ближе. Чем бы полезным ни занялся мой ребенок, я его всегда поддержу. Главное здесь ведь любовь.

Видом спорта, который больше всего подходит девочке, мне кажется плавание — в нем проще сохранить женственность. А вообще в большой спорт напутствовала бы ребенка с легкой душой. Знаю, что там ему привьют дисциплину и множество качеств, ценных во взрослой жизни. Я, к примеру, обязана всем этим любимому ручному мячу.

Фото: пресс-служба ПГК ЦСКА; личный архив Полины Ведехиной.

Лента новостей
© 2022 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»