Михаэль Видерер: "Думаю, как вид спорта гандбол находится в довольно стабильной фазе"

29 июня 2019

Жеребьевочные мероприятия в Вене в эти дни разбавила встреча президента ЕГФ с представителями ведущих гандбольных СМИ, среди которых был и руководитель БЦ.

На ней Михаэль Видерер ответил на актуальные вопросы медиа — получилось интересно.

— Какова позиция ЕГФ по отношению к ИГФ? Нас ждет еще один срок президента ИГФ Хассана Мустафы?

— Здесь два вопроса в одном. Прежде всего должен сказать, что отношения с Международной федерацией гандбола у нас хорошие. Это касается и расширения числа участников мужского чемпионата мира, ставшего инициативой Европы.

Для нас это необходимое решение, ведь из-за увеличения квот для других континентов европейским сборным становилось все труднее отбираться на ЧМ. В результате уже на несколько турниров сильные команды не попадали вообще либо же зависели от "wild card". В общем, мы выдвинули идею расширения, и ИГФ отреагировала положительно.

Это один пример. Другой — международный календарь, при составлении которого ИГФ следует структуре календаря ЕГФ. Конечно, наши мнения не всегда совпадают. Бывают и разногласия. Из десяти лучших сборных по итогам чемпионата мира девять традиционно представляют Европу. Понятно, что другие континенты хотят сократить дистанцию. Чтобы соблюсти баланс, ИГФ должна показать другим континентальным федерациям, что заботится об их интересах.

Не все предпринимаемые в этом направлении шаги идеально отвечают интересам Европы. С другой стороны, чтобы гандбол был мировым спортом, нам нужно больше сильных команд из других частей света. В противном случае ценность ЧМ расти не будет, а мы понимаем, что МОКу нужны виды, популярные во всем мире.

Что касается "политического" вопроса… Прежде всего сам Мустафа должен решить, что он будет делать. Мне об этом неизвестно. И давайте мыслить логически: его избрание зависит от примерно 200 голосов. Доля Европы здесь — 25-30 процентов. И даже в Европе существуют разные мнения.

У нас нет такой структуры, как в Азии или других местах, где континентальная федерация может определить позицию всех своих членов. У нас абсолютно открытое общество, и голосовать будут национальные федерации, а не ЕГФ. В общем, надо подождать и посмотреть, что будет происходить на уровне ИГФ.

Хассан Мустафа и Михаэль Видерер

— На ваш взгляд, какова главная проблема современного гандбола?

— Думаю, как вид спорта гандбол находится в довольно стабильной фазе. Мы нашли свое место в мире медиа и маркетинга. Это один ответ. Другой — да, есть вопросы, которые относятся и к другим видам. Скажем, привлечение подрастающего поколения. У каждого спорта свои методы решения подобных проблем.

Еще один вопрос — стратегическое планирование. Недавно на встрече с главами национальных федераций я подчеркнул, что извлечение максимального дохода не означает, что мы работаем как банк. Деньги — это инструмент, необходимый для поддержки наших стран-членов и развития гандбола. Финансы — лишь часть общей картины. Для будущего очень важно и развитие любительского гандбола.

Другая проблема — сотрясения мозга, получаемые голкиперами. Решить ее непросто. Я не специалист, но некоторые исследования показывают, что даже средства защиты мало помогают. Вопросы медицины, здоровья игроков — это вызов.

Что касается арен и зрительского интереса, то я надеюсь, что ситуация останется такой, как сейчас. Рассматриваю гандбол как игру, на которую многие люди приходят по социальным причинам — чтобы стать частью интересного события. По крайней мере на "финалы четырех" в Кельне и Будапеште многие люди шли на матчи вне зависимости от того, кто играет.

— Обсуждалась ли в ЕГФ возможность переноса чемпионатов Европы с зимы на другое время года — скажем, лето?

— Те, кто интересуются гандболом давно, помнят, что в 90-х годах EURO как раз и проводились в июне. А мировые первенства еще раньше проходили в марте, когда клубный сезон был в разгаре. Но вообще июнь — не лучшее время, потому что раз в два года в это же время начинаются футбольные чемпионаты мира или Европы.

Можно конкурировать с одним футбольным матчем — отборочным или даже финалом еврокубка. Но не с целым топ-турниром, на освещение которого брошены все СМИ. В 1998-м это у нас не получилось, и с тех пор гандбольные чемпионаты Европы проходят зимой — женские в декабре, мужские в январе.

В эту пору года многие люди охотно идут на арены и есть огромный интерес со стороны прессы. Мы регулярно доказываем это. Ведется диалог между клубами, лигами и ЕГФ по поводу оптимальных сроков EURO. И сейчас все едины во мнении, что проведение этих турниров зимой приносит много пользы гандболу. Поэтому не имеет смысла что-то менять.



— Вопрос по поводу предстоящего ЧЕ-2020, который пройдет в трех странах — Австрии, Норвегии и Швеции. Скажем, сборная Германии проведет групповые матчи в Тронхейме, затем может отправиться в Вену и Стокгольм. Что бы вы ответили болельщикам, которые могут критиковать ЕГФ из-за немалых денежных и временных затрат при подобных перемещениях по Европе?

— А разве многие следуют за командой две с половиной недели? Реальность такова, что одни фаны поедут на групповые матчи, другие — на поединки второго раунда, самого сложного для организаторов. А есть болельщики, которые подъедут на решающие матчи. Да, тяжело будет тем немногочисленным поклонникам, которые пожелают оставаться со сборной на протяжении всего турнира. Но, если мы говорим о команде Германии, одни фаны поедут в Норвегию, другие — в Австрию, ну а третьи — в Швецию.

Фото: record.pt, facebook.com/EuropeanHandballFederation, stregspiller.com.

Главное
Лента новостей
© 2021 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»