Вячеслав Солдатенко: "Так и не понял, почему позвали в "Констанцу"

21 июня 2019

Весь сезон белорусский вратарь испытывал серьезнейший недостаток игровой практики. Но на его финише подписал контракт с "Бакэу" и помог сборной выйти на ЧЕ-2020.

— C каким настроением уходите в отпуск?

— С отличным. Сборная здорово провела два последних матча, пробилась на чемпионат Европы. Знали, что с боснийцами будет непросто. Учитывая, что дома проиграли, настраивались на них очень серьезно. А в матче с финнами у нас уже получалось все, что мы хотели… Сейчас улетаю с семьей на 7-8 дней отдохнуть в Испанию — под Барселону.

— Позади весьма неоднозначный клубный сезон. Ваша "Констанца" заняла второе место в чемпионате, но вы играли мало, а сейчас и вовсе покинули команду и перешли в "Бакэу".

— У меня совсем не было игрового времени, и это совершенно не устраивало. Поэтому и ушел. Вариантов остаться в "Констанце" не было. Мой уход — это обоюдное решение.

— Кроме "Бакэу", были другие варианты продолжения карьеры?

— Большого количества хороших предложений не было. Все-таки, когда не играешь год, очень сложно найти команду. Но из всех имевшихся вариантов выбрал тот, при котором буду получать максимум игрового времени. Для меня сейчас это в приоритете.

— Предложения из Беларуси поступали?

— С Брестом мы общались после завершения первой половины сезона, но ни к чему не пришли. На этом вопрос закрыт. А в СКА идти не было смысла — команда укомплектована, людей там хватает.

— Не смутило, что ваш новый клуб в прошлом сезоне был среди аутсайдеров чемпионата?

— Команду сейчас возглавил молодой и амбициозный румынский специалист Адриан Петря. Кроме того, "Бакэу" подписал несколько новых игроков, в том числе правого полусреднего моей бывшей команды Николу Црногловаца, выступающего за сборную Сербии. В клубе остались белорус Богдан Сергель и украинец Вячеслав Садовый, вместе с которым я раньше выступал за "Одорхей". Думаю, перед стартом чемпионата команда усилится еще, и уже в следующем сезоне мы сможем подняться в турнирной таблице.

— Финансовые условия лучше, чем в прежнем клубе?

— Хуже. Весь вопрос в игровой практике. Знаю, что такое румынский чемпионат. В нем можно нормально развиваться и прогрессировать. Просто хочу получать больше игрового времени.

— Как вообще решились на переезд в "Констанцу" прошлым летом?

— Мне позвонил менеджер и рассказал, что создается проект с амбициями и команда будет играть в Кубке ЕГФ. "Констанца" — муниципальный клуб с большим бюджетом, благодаря чему перед прошлым сезоном удалось пригласить много легионеров. Не скажу, что это были топовые игроки, но уровень хороший.

В прошлом году "Констанца" завоевала Кубок страны, и перед клубом поставили тоже немаленькие задачи: выйти из группы Кубка ЕГФ, попасть в финал чемпионата и вновь взять Кубок. Но, когда я уже подписал соглашение, у команды неожиданно сменился тренер — пришел македонец Звонко Шундовски. В первый месяц в "Констанце" все было хорошо, а потом ситуация изменилась. Тренер почему-то отодвинул меня на трибуны. И сколько с ним ни обсуждал этот вопрос, внятной причины я от него так и не услышал.

— Коуч отдавал предпочтение соотечественнику Николе Митревскому и румыну Йонуцу Янку. Видите объяснение в балканском землячестве?

— Не знаю, почему так случилось. Но игроков из балканских стран в команде было действительно очень много. Порядка десяти. И по какому принципу тренерский штаб определял состав на матчи, мне самому было непонятно. Так что в некоторых моментах трудно объяснить логику главного тренера. Но это не моя работа. Эти решения сугубо тренерские.

— Согласно статистике на сайте "Констанцы", в чемпионате вы провели за основу лишь три матча. Корректная цифра?

— Думаю, не очень. Было матчей пять-шесть, но ситуацию это все равно не меняет. Я просто не понимал, зачем меня пригласили в "Констанцу", если приходится смотреть гандбол с трибуны. На выездные игры я не ездил, и мне оставалось только тренироваться. И, скажем так, ощущал себя в этой ситуации я не очень комфортно.

— Если правильно понял, работа с Шундовским оставила больше негатива, чем позитива.

— Общего языка мы с ним не нашли.

— Как часто пытались обсудить с тренером ваш вопрос?

— Таких разговоров было порядка трех-четырех. Шундовски обычно отвечал: "Хорошо, хорошо. Я подумаю". И, может, через месяц выпускал меня на какую-нибудь игру с не самым сильным соперником. На этом все.

— В сентябре прошлого года пресса отправляла вас в "Вардар". Это был реальный вариант или журналистский вброс?

— Сам узнал об этом через различные СМИ. Но, как оказалось, менеджер нашего клуба разговаривал обо мне с кем-то из "Вардара", однако ничего конкретного в той беседе не было. Не знаю, кто раздул эту историю. Переходом в "Вардар" не пахло. Об этом разговоре я сам узнал лишь спустя месяц после того, как он состоялся.

— Была ли возможность сменить команду по ходу чемпионата?

— В аренду румыны отдавать меня не хотели, но возможность перейти в другой клуб действительно имелась. Правда, сама команда, если можно так сказать, была не того уровня.

— Впервые в карьере столкнулись с ситуацией, когда вас так жестко убрали из основы?

— Выступая за немецкий "Балинген", тоже часто оставался на трибуне, но там хотя бы давали шанс проявить себя. Так что нынешняя ситуация отличается от того, что было раньше.

— В апреле председатель БФГ Владимир Коноплев заявил, что главный тренер сборной Юрий Шевцов виноват в отсутствии у Солдатенко игровой практики. Вы поняли те слова Коноплева? Или считаете, что это было произнесено на эмоциях?

— Не знаю, что это было — эмоции или нет. Я не присутствовал при том разговоре. Но не считаю, что в произошедшем есть вина Шевцова. Ведь игроки сами выбирают, где им продолжить карьеру. Юрию Анатольевичу остается лишь принять выбор — и все. Он, конечно, может обсудить что-то с гандболистом, но окончательный выбор все равно делает игрок, а не тренер.

— Стало ли неожиданностью, что на решающие матчи евроотбора Шевцов вызвал именно вас — вратаря, у которого вообще не было практики?

— Не думал, вызовут ли меня, но все равно усердно тренировался. На случай приглашения должен был быть готов. На протяжении сезона постоянно поддерживал контакт с тренером, и когда меня вызвали, просто поехал.

— Два года назад вы уже выступали в Румынии за "Одорхей". Какой показалась румынская лига на этот раз?

— Хороший чемпионат. Есть восемь или девять команд, которые рубятся между собой и при определенных обстоятельствах могут победить любого. Турнир довольно ровный. Но у него очень интересный регламент. Ты можешь полгода всех побеждать, а потом в концовке, когда команды разбиваются на группы, проиграть и оказаться на восьмом месте.

— С "Констанцей" было чуть иначе. Ваш клуб занял первое место и в "регулярке", и во втором раунде, но в финале был бит "Динамо" из Бухареста.

— Во втором матче все стало понятно сразу — проиграли 14 мячей, шансов на победу особо не было. Между матчами атмосфера в команде была не очень хорошая: здесь и проигрыш, да и последние матчи вообще были так себе. Ощущалось давление со стороны руководства. Кроме того, перед началом чемпионата в команду влилось много новичков, и, возможно, в конце турнира они просто немножко не справились.

— Для руководства подобный результат стал трагедией?

— Не знаю. По крайней мере, и руководство, и тренерский штаб ничего подобного не говорили. Завершение сезона получилось каким-то скомканным, и я не помню, чтобы кто-то подводил итоги.

— В Кубке ЕГФ "Констанца" заняла третье место в своей группе. Вы хоть прочувствовали в этом сезоне, что такое еврокубки?

— Нет. Я не играл. И, если не ошибаюсь, был заявлен лишь на матчи квалификационного этапа.

— Как много зрителей приходило на ваши домашние матчи?

— Наполовину зал был заполнен всегда (домашняя арена "Констанцы" вмещает 2100 зрителей — прим. БЦ). А на матчах с "Динамо" и в еврокубках он был забит полностью. Свободные места вообще отсутствовали.

Когда играл в Одорхее, там была просто невероятная поддержка. После каждого матча зрители пели гимн города. Но болельщиков полно и в любом другом месте. В Румынии ты не будешь играть при пустых трибунах. Такое случается очень редко.

— Неудачный опыт в "Констанце" не отбил у вас желание играть в Румынии.

— Хорошая страна, хороший чемпионат. Ну, почему бы не попробовать свои силы в другом клубе? Я же столкнулся с этим лишь в одной команде. И не факт, что нечто подобное произойдет в другом месте. Поэтому не вижу смысла судить обо всем чемпионате, отталкиваясь от одного клуба.

— В этом сезоне у вас было много свободного времени. Чем его заполняли?

— Делать было нечего, и я по большей части тренировался, ходил по абонементу в спорткомплекс: сауна, бассейн, тренажерный зал. Так что, когда команда куда-то уезжала, проводил время там. А когда ко мне выбиралась семья — жена и ребенок, ехали на море или еще куда-нибудь. Один я особо никуда и не ходил.

— Клуб снимал вам квартиру, или искать жилье пришлось самому?

— Нет, клуб арендовал. Я лишь оплачивал коммунальные услуги. Стоят они там, наверное, чуть дороже, нежели в Беларуси. А так цены сопоставимы и где-то, может, даже ниже.

Что касается уровня жизни, то все зависит от того, в какой части страны ты находишься. Одорхей и Констанца — это совершенно разные регионы. Даже, если судить по автомобилям и магазинам, понятно, что денег у людей не так много. Провинция. А Констанца в этом плане довольно богатый город. Все-таки расположен он на морском побережье, здесь много отелей и есть порт.

— Румыны во всем отличаются от белорусов?

— Какие-то общие черты между нами есть, но румыны, на мой взгляд, немного эмоциональнее нас. А еще это более семейный народ. Если вечером в Констанце выходишь в парк, то сразу видишь, как все гуляют с детьми. На контрасте с белорусами. У нас с ребенком чаще всего идет гулять либо папа, либо мама. А там на прогулку отправляются именно всей семьей.

— Нередко говорят, что в Румынии спортсмена-легионера могут обхитрить в финансовых вопросах. С вами подобное случалось?

— Такое происходит, я тоже наслышан. В том же "Одорхее" было нечто похожее. Клуб содержал один человек, и потом, когда его не стало (Аттила Верестой — румынский политик и лесопромышленник — умер 24 января 2018 года — прим. БЦ), клуб буквально развалился. Слышал, что "Одорхей" возродился, играет где-то во второй лиге, но свои старые долговые обязательства перед игроками еще не выполнил. Мне остались должны порядка двух зарплат.

— Есть возможность их вернуть?

— Через суд они отдали малую часть долга. На большее не способны. У города просто нет таких денег, чтобы рассчитаться со всеми.

— Вы создаете впечатление храброго парня, который, несмотря на все проблемы в "Одорхее" и "Констанце", все равно продолжает играть в Румынии, да еще и верит в лучшее.

— Надеюсь, все будет хорошо. Ребята, которые играли в "Бакэу" в прошлом сезоне, сказали, что в финансовом вопросе все было в порядке, прозрачно. Зарплаты выплачивались в срок. Но уже назвал основную причину, почему я там — игровая практика.

— Несмотря на то, что провели в чемпионате мало матчей, медаль вам полагается?

— Да, ее передали во время командного ужина в конце сезона.

— Награда хоть как-то скрасила впечатление о плохом сезоне?

— Нет, конечно. Это же просто медаль.

Фото: Александр Добриян; hcdobrogeasud.ro, rdnv.me.

Главное
Лента новостей
© 2021 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»