Сергей Онуфриенко: "После гола Сердарушич мог цокнуть языком. И было непонятно: это хорошо?"

21 Сентября 2018

Украинский полусредний "Шартра" — о братьях Карабатичах, Хансене, Нарсиссе и других звездах, с которыми он пересекался, играя во Франции.

— В пору выступлений за минское "Динамо" могло показаться, что вы не любили давать интервью. Сейчас же вас часто можно заметить в общении с журналистами. Влияние Франции?

— Почему? Я вроде бы всегда был готов пообщаться. Разве что, когда был недоволен своей игрой, мог порой отказать. А вообще всегда говорил, что нужно просвещать людей в нашей игре. Потому что на постсоветском пространстве гандбол развит не так, как здесь. Прежде всего популярным его должны делать сами игроки. Если мы хотим прогрессировать, нужно начинать с подобного.

— Как устроились в "Шартре" после летнего перехода из "Экса"?

— Все нормально. В принципе уже привык к французским будням. Сняли квартиру, быстро нашли школу детям, сделали документы... В команде приняли хорошо. Первое время, кстати, жил у одноклубника Сергея Кудинова. Мне хотели предоставить гостиницу, но Серега сказал: зачем? Давай, мол, вместе. Хорошо общались. Приятный человек.

— О вашем переходе в "Шартр" было объявлено еще в начале года. "Экс" не предлагал новый контракт?

— Нет. В ноябре тренер со всеми переговорил. Изначально сказал: хочу, чтобы ты остался. Прошло какое-то время, а продолжения нет. Подошел еще раз, уточнил. Оказалось, он обсудил все с руководством, и они совместно решили меня не оставлять. Хорошо, спасибо, что сказали заранее. Начал искать команду. И нашел вариант, который в финансовом плане устроил меня больше остальных. Рассматривал только Францию. Можно было остаться в первой лиге, но на меньшие деньги. Слышал, что мной интересовался "Иври".

— Не осталось обиды на тренера "Экса" Жерома Фернандеса?

— Нет. Всегда говорю, что игроки — рабочая сила. У каждого клуба свои виды на будущее. Единственное, немного неприятно было, когда узнал, что "Экс" подписал нового правого полусреднего, датчанина, еще летом 2017-го. Первый сезон отыграл вроде неплохо, а мне уже нашли замену. Может, дело в возрасте — клуб решил пойти на омоложение. А так до сих пор хорошо со всеми общаюсь — и с Жеромом, и с руководством. Это работа.

— Есть интересная история про Фернандеса?

— Мы с ребятами удивлялись. В середине второго тайма он может взять и на несколько минут уйти в раздевалку. В туалет или еще куда-то. И все в удивлении: о, а где тренер? Минуты две его нет, а потом возвращается. Я это замечал не раз — и когда сам играл, и когда смотрел матч "Экса" с "Монпелье" в нынешнем сезоне. Может, такой ритуал. Вообще в тактическом плане почерпнул у Жерома много интересного. Его система работает. Команда за два года с двенадцатого места поднялась на пятое. Результат налицо, хотя в Кубке Франции в прошлом году мы проиграли клубу четвертого дивизиона.

— Когда подписывали контракт с "Шартром", рассчитывали, что клуб пробьется в первый дивизион?

— Были такие надежды. Команда играла в плей-офф, но не отобралась в элиту. Конечно, хотелось продолжить в высшей лиге. Всегда приятно встретиться с "ПСЖ", "Нантом"... Но так сложилось. Ничего страшного. Впервые в жизни поиграю во втором дивизионе. Хотя, если не брать пять сильнейших команд, уровень здесь не намного ниже.

— Попаданием в "ПСЖ" в 2015 году обязаны агентам?

— Нет. Понятно, что агенты проводили работу. Но, знаю, меня позвал тренер Сердарушич. Слышал, что изначально он хотел другого левшу, тот отказался. У Степанчича еще был контракт с "Загребом". И Сердарушич сказал: на этот сезон я хочу Онуфриенко. Он приглашал меня к себе, еще когда был тренером "Экса".

— У Сердарушича имидж жесткого тренера. Таков он и на самом деле?

— Да. Своеобразный специалист. Никогда не знаешь, чего от него ждать. Старая школа. Бывает, играем на тренировке шесть на шесть. Обыгрываешь, бросаешь, делаешь гол. А он стоит и цокает языком. Или говорит: ай-я-яй. И ты не понимаешь: это хорошо или плохо? Что мне понравилось, авторитетов у него нет. Все были равны. Спокойно мог взять Хансена за руку, привести и показать, где он должен стоять. Как в детской школе. Когда Сердарушич говорил, все молчали.

— То, что вы проведете в "ПСЖ" сезон, оговаривалось изначально. Но была ли возможность задержаться дольше?

— Нет. Так же, как и сейчас, я заранее, еще зимой, подписал контракт с "Эксом". Никто не подходил и не говорил: мы хотели бы продолжить сотрудничество. Хотя агент рассказывал, что после моего ухода в клубе признавались: да, надо было оставлять. Впрочем, на следующий год у них уже были подписаны Ремили и Степанчич. Все сложилось, как и должно было. Вообще в Париже было тяжело психологически. Ха, может, я и сам не горел бы желанием остаться. Понятно, что это "лирика", но все же.

— Как-то вы признались: "в "ПСЖ" вспомнил, что такое мандраж перед матчем"...

— Было такое. Именно в Париже. Все идет от головы. Мне было трудно морально. Первый месяц смотрел по сторонам: одни звезды. Ты всю жизнь видел их в телевизоре, а здесь играешь с ними в одной команде, общаешься. Я себя звездой такого же уровня не считаю. Мне было тяжело. Делаешь ошибку и думаешь: а-а, сейчас косо посмотрят, скажут, кто он такой — какой-то украинец... В "Шартре" общался с парнем, который тоже играл в Париже. Он говорил то же самое. Поэтому перед играми и волновался порой, как в детстве. Боялся ошибиться, хотелось показать, что меня не просто так туда пригласили. Это называется "желание не упасть в грязь лицом".

— На первых порах слышали упреки от Хансена, Карабатича-старшего?

— Нет. Их практически не было. Наоборот, все помогали. Единственный случай связан с Хансеном. И то это был упрек не в плане игры, а насчет жесткости на тренировке. Я подтолкнул его, когда Миккель уже выпрыгивал для броска, он упал на спину. Немного разнервничался. Мол, что ты делаешь? Но быстро замяли и продолжили.

— Играть в задней линии с Карабатичем-старшим и Хансеном трудно или, наоборот, легко?

— Морально, повторюсь, трудно. А в техническом плане — легко. Они брали на себя по два-три человека и отдавали мяч, когда рядом со мной уже никого не было. Когда Нарсисс делает "скрест", бросаешь, грубо говоря, без защитника. Первые полгода на моей позиции чаще выходил Бараше. Хотелось играть больше, плюс боялся ошибиться. Потом, после травмы Ксавье, уже и мне давали немало времени. Стало получаться. После хорошей игры с "Килем" в Лиге чемпионов ко мне начали относиться чуть по-другому, психологически было уже легче.

— При этом вы неплохо сдружились с теми же братьями Карабатичами.

— В принципе со многими продолжаю общаться. С тем же Меличем встречались в гостинице, когда играли против "Шамбери". С Хансеном можем поговорить перед матчем. Как и с Карабатичами. Когда "ПСЖ" ездил в Запорожье на игру Лиги чемпионов с "Мотором", звонил Николе, просил, чтобы после матча тот подарил майку моему брату. Номера телефонов здесь никто не записывает — все в "ватсапе" сидят. Но когда объяснил, кто я, он сразу: о, привет, как дела? Помнит, и это хороший знак. Коля, как мы его называем в постсоветских гандбольных кругах, в итоге без проблем отдал майку.

— Кто в том "ПСЖ" отвечал за юмор?

— На тренировках мог пошутить Мелич. Абало всегда навеселе. А в раздевалке — Хансен. Шумный, много говорил, юморил. Надо мной подшучивали на тему того, что я разговариваю на всех языках, но по чуть-чуть.

Вообще заметил, что во Франции юмор жестче. То, на что у нас порой обижаются, здесь проходит спокойно. К примеру, могут внезапно облить тебя ведром ледяной воды. Или нашему испанцу в "Эксе" как-то пришли кроссовки от спонсора. Пацаны достали новые, сложили в коробки старые, порванные и даже запечатали обратно.

— Недавно вы рассказывали о творческих способностях Люка Абало. Какие хобби у других звезд "ПСЖ"?

— Хансен, насколько знаю, любит путешествовать. Часто бывает в таких странах, как Япония, Китай... А еще у него в инстаграме много необычных фотографий. Какие-то треугольники, квадраты...

Карабатич-старший — человек семейный. Плюс время расписано по часам. Как увидел его план: тренировки, интервью, рекламные акции... Знаю, что братья любят играть в приставку, особенно — в "Destiny". Даже рекламируют эту игру.

Онрюбья разрабатывает обложки для компьютерных дисков. А еще как-то подарил моему сыну "Lego". Тоже увлечение. Омейе — больше по спорту. К примеру, играет в гольф. А Нарсисс уже на "пенсии". Вижу, гоняет в футбол, занимается серфингом, отдыхает...

Вори — любитель прогуляться. Балканцы ведь часто ходят на кофе. А еще его жена говорила, что Игор любит готовить. Наши супруги хорошо общались.

— Перед лигочемпионским выездом в Целе вы забыли дома паспорт. Как умудрились?

— У меня паспорт всегда лежит в сумке, которую беру на выезды. А здесь мы с женой пошли по делам. И она достала паспорт, потому что его нужно было взять с собой. И, конечно же, мы забыли положить обратно. Утром встал, уверенный, что паспорт в сумке. А в аэропорту открываю ее: нет. Хорошо, что во Франции есть мототакси. Быстро привезли.

— Сердарушич ругался?

— Нет. Ничего не сказал. Мы летели чартером. Самолет задержался минуты на две максимум. Если на то пошло, по идее я должен был заплатить штраф в командную кассу, но в итоге никто мне его не выписал.

— Кто оставил в кассе больше всего?

— Точно не скажу. В конце сезона, когда эти деньги обычно тратятся, все разъезжались по сборным. Но, знаю, что штрафы были большие. В первые месяцы много платили Абало, Аккамбрэ, Аннонэ. Как везде — опоздал, надел не ту футболку, зазвонил телефон... Я самую большую сумму отдал за две минуты, полученные за разговоры с арбитром, причем в товарищеской игре.

— После поражения от "Виве" в полуфинале Лиги чемпионов-2015/16 вы не смогли сдержать слез...

— Это было после матча за третье место с "Килем". Нас награждали, и меня посетила мысль, что это моя последняя игра в Лиге чемпионов. И я расстроился, накатило... В то же время было приятно, что эта игра пришлась на "финал четырех". А после полуфинала был просто ступор.

— Мнение человека, находившегося внутри клуба: почему все-таки "ПСЖ" никак не может выиграть Лигу чемпионов?

— Трудный вопрос, он мне самому интересен. Кельн — это место, где может произойти что угодно. Гандболисты "ПСЖ" уже все выиграли. Они хотят побеждать и дальше — играют только затем, чтобы собирать титулы. Но, возможно, у парней из "Виве", "Вардара" происходит более мощный эмоциональный всплеск, чем у того же Карабатича. Номинальные аутсайдеры в Кельне выдают 120-130 процентов возможностей. "Финал четырех" — одно из самых больших событий в моей жизни. Даже не сравнить с чемпионатами мира и Европы, хотя я был и там, и там.

— Приход в сборную Украины Сергея Бебешко восприняли, конечно, позитивно?

— Есть в этом позитив, да. Начиная с Виталия Андронова, в сборную стали приглашать квалифицированных тренеров. До этого была проблема. Приятно, что появляются люди, которые могут что-то сделать. Но теперь встает другой вопрос: где взять игроков?

— Вроде их хватает...

— Возьмем 2010 год. Тогда в команде было больше опытных гандболистов, поигравших в Лиге чемпионов. Сейчас столько трудно насобирать. Хорошая молодежь есть. Но результат нужен сейчас. Например, у нас есть всего по одному левому полусреднему и разыгрывающему с богатым опытом игры за сборную.

— Бебешко говорил, что первым делом обзвонит ветеранов. Успели уже пообщаться?

— Да. Буквально на прошлой неделе. Сергей Васильевич звонил узнать, готов ли я приезжать в сборную, когда у меня последние игры, на какие числа нужно покупать билеты.

— В прессе уже сообщалось, что в сборную вы приедете.

— Это решение принял еще после зимнего сбора. К тому же узнал состав отборочной группы (Дания, Черногория, Украина, Фарерские Острова). Решил, что, если вызовут, приеду на квалификацию, а дальше будет видно. Задача-минимум — выиграть дома у черногорцев. Это для начала.

— Сборной Украины нет на топ-турнирах уже без малого девять лет. Не думали, что если бы многие лидеры, вы в том числе, приезжали в команду постоянно, такой паузы не было бы?

— Не знаю. Возможно. Что ни делается — к лучшему. У каждого были свои мотивы отказа от приездов. Значит, не судьба.

— Когда вы выступали в минском "Динамо", вам предлагали принять белорусское гражданство. Всерьез рассматривали такой вариант?

— Да. Мне звонил Юрий Анатольевич Шевцов. Но у меня тогда не истек срок возможного карантина. Мне нравилось все, что происходило со мной в Беларуси. До сих пор там много друзей. Минск остался в памяти на всю жизнь. И я был не против.

Тогда уже отказался играть за свою сборную, поступило другое предложение — почему бы и нет? Но потом я все же поехал в украинскую команду. Возможно, если бы был больший интерес от белорусской, подождал бы. Произошло стечение разных обстоятельств. У моей сборной были шансы, чуть-чуть не хватило для попадания на топ-турнир. Я восстанавливался после травмы, требовалась игровая практика.

— Будучи главным тренером БГК имени Мешкова, Бебешко звал вас к себе?

— Конкретных предложений не было.

— Тогда какие еще варианты возникали по ходу карьеры?

— Еще когда играл в ЗТР, мной интересовался "Магдебург". Перед отъездом в Париж предложение сделал "Нант". Но там ждали, что ответит Гурбиндо. У меня в карьере были две похожие истории. Первая — с Кельце. Там долго тянули. В итоге я перешел в минское "Динамо", а "Виве" подписал Юрасика. Во Франции еще был вариант с "Дюнкерком".

— С французским языком у вас порядок?

— Знаю его не на сто процентов. Пока еще не понимаю все, что говорят, к примеру, по телевизору. Но в команде общаюсь нормально. Мой уровень французского таков, что могу играть с партнерами в "Мафию" и объясняться. Где-то есть ошибки, но мы друг друга понимаем.

— Хотели бы остаться во Франции после завершения карьеры?

— Возникают такие мысли. Прежде всего думаем о детях. Старший сын пошел в школу. Лучше, если он ее пока не будет менять. Хотя раз в неделю он ходит в русскую школу, чтобы не забывать язык. Желание остаться есть. Хотим попробовать, а дальше посмотрим.

— Франция — лучшая страна для жизни?

— Кому как. Везде есть свои минусы и плюсы. Когда столкнулся с местными налогами, первая мысль была собрать вещи и свалить обратно в Украину. Тогда понял, что есть свои недостатки. Ха, как говорится, везде можно хорошо жить, если есть деньги. Во Франции мне все нравится. И здешний образ жизни, и сама страна.


Теги: онуфриенко | интервью | игрок | экс | псж | иври |

Автор:  Сергей Мордасевич
Только авторизованные пользователи могут добавлять комментарии.

Лента новостей

#чемпионатмира2018