Проторенной дорожкой. Лето, гандбол, Гетеборг — там играет весь мир!

17 Июля 2019

Крупнейший мировой фестиваль подросткового гандбола Partille Cup нынче отпраздновал 50-летие. В юбилейных баталиях приняли участие и россияне — для наших команд такие поездки стали хорошей традицией.

Дебютным для знаменитого форума, который организует клуб "Севехоф", стал 1970 год. Тогда в Швеции собрались 140 команд из восьми стран Европы. В 1976-м, когда к числу участников впервые добавились гости с другого континента — бразильцы, на фестиваль приехали 320 команд. Десять лет назад — 930 команд из четырех с лишним десятков стран.

Этим летом в фестивале приняли участие около двадцати тысяч юных спортсменов в возрасте от 7 лет до 21 года — 1379 команд из 52 стран мира! Цифры, которые с трудом укладываются в голове. Матчи одновременно проходили на 82 площадках, а всего их было сыграно чуть меньше пяти тысяч.

Наиболее масштабным, разумеется, было представительство хозяев — 582 команды. Ближайшие соседи — норвежцы и датчане — выставили 268 и 167 соответственно. Были и гости издалека. В Индии, например, дети гандбол тоже любят.

Из России на юбилейный форум приехали 14 команд. Они представляли Москву, Чехов, Ярославль и Волгоград.

Схема турнира непривычна и уникальна. Начинается все вполне обычно — с групповой стадии. Дальше дорожки расходятся, но борьба за медали продолжается для всех — в двух финалах. Тройка сильнейших от каждой группы сражаются за главный приз, а те, кому немного не повезло — за малый кубок. Дополнительный интерес, как ни крути.

Чеховские парни 2001 года рождения, выступавшие под руководством Виталия Швечкова, стали первыми в своем малом финале.

Столичные ученики Анны Балаченковой завоевали "малое" серебро в турнире юношей 2009 года рождения.

Ну а выступавшая в этой же возрастной категории команда Владимира и Натальи Саливон из Волгограда взяла большой кубок в финале А! Любопытно, что там допускалось участие смешанных составов — с мальчиками и девочками. Именно такой был у победителей:

— На самом деле впечатления от поездки неоднозначные, — рассказывает Владимир Геннадьевич. — Ездили ведь двумя составами. В состязаниях младших у российских команд обычно наибольшая вероятность зацепиться за призовое место, поэтому готовились. В команде было четверо мальчиков и столько же девочек, в том числе мои дети. Сын занимается гандболом с пеленок, удалось взять с собой еще пару ребят, которые уже что-то умеют. А дочь, к примеру, на два года младше. Правда, даже гол забросить смогла.

Когда приехали на турнир, поняли, что иностранные тренеры в этом возрасте цели непременно выиграть не преследуют вовсе. Они делают замены, несмотря на счет. В четвертьфинале и финале встречались с соперниками из шведского Лунда. Собери их наставники всех сильнейших в один состав, нам было бы куда тяжелее. Хотя и без того пришлось крайне непросто, особенно в решающем матче.

В условиях, когда и у них, и у нас в команде равное количество игроков с некоторым опытом, решающим стало индивидуальное мастерство, которое на начальном этапе подготовки у нас все же выше. Скажем так, увидел на турнире отдельных зарубежных игроков с хорошим потенциалом, но не команды.

А с возрастом все меняется. Правда, в нашу команду 2007 года рождения не удалось собрать всех сильнейших — по финансовым причинам. Не каждый родитель готов оплатить такую поездку. Однако ситуация в любом случае печальная. Взять ребят из Загреба, где есть некий аналог наших спортклассов. Шведы, норвежцы…

Очень хорошие дети. В возрасте 12-15 лет их уровень уже выше нашего. Привозят до семи команд, и в каждой есть высокорослый левша, высоких у них вообще хватает. Кстати, они тоже не делают различий между мальчиками и девочками.

Взять московский Дворец пионеров. У них приличная команда 2007 года рождения, талантливые ребята. Но и они уже смотрятся хуже западных ровесников.

Главное — игровой опыт. Посмотрите, сколько за рубежом турниров. А в России? Для нас праздник вообще выбраться туда! До этого возил своих учеников на Partillе Cup пять лет назад. Кое-как удалось выехать вновь. Так что поначалу были просто довольны, что находимся в Швеции. А уж когда поняли, что есть реальная возможность зацепиться за медали…

— Что важнее: эта атмосфера праздника или возможность для детей набраться опыта в противостоянии с зарубежными сверстниками?

— Знаете, в десять лет дети еще не могут оценить уровень соперника. Для них это именно фестиваль, а не турнир. Они увидели, что люди за рубежом живут совсем иначе, чем в России.

Даже гигантский парк развлечений Лизеберг младших не совсем заинтересовал. Им было просто радостно, что они приехали в другую страну. Опять же — турнир с большим количеством игр, где нет такого большого напряжения, как на российских стартах. Вот старшим аттракционы были куда интереснее. Ну и просто погулять, посмотреть.

А насчет того, что они приобрели новые знания... Не думаю. Понимание нюансов начинается лет с пятнадцати. У нас же дети все в телефонах. На игру едут — они в руках, после — снова. Игра сразу забыта. Для России это большая проблема.

— Заграничные дети другие?

— Не присматривался особенно. Но по крайней мере это не бросается в глаза. Знаете, европейские дети принадлежат музыке, скажем так. Каждый в наушниках, у каждой команды есть огромная колонка на колесиках, которую постоянно таскают с собой. И перед игрой музыка, и после — думаю, это сказывается на настрое. И выходят играть в удовольствие… А наших не гонять — сразу в телефоны.

Кстати, есть еще одна причина, по которой дети за рубежом в 12-13 лет начинают превосходить наших. У них нет четкой специализации с начала занятий. Закончился в Гетеборге гандбольный турнир — сразу же стартовал другой, футбольный. И юные гандболисты (и гандболистки, наверное) сразу отправляются играть туда.

Кем ребенок станет в итоге — будет понятно позднее. А у нас, если девочка, к примеру, выбрала гандбол, то дорога в другой вид спорта для нее, по большому счету, уже закрыта.

Поэтому и выбор за рубежом богаче. Когда приходит пора идти в гандбольную академию, у тренеров по паре игроков на каждую позицию. А у меня сегодня, допустим, всего десять человек. И я понимаю, что через несколько лет больше их не станет. Поэтому приходится всеми способами удерживать тех, кто есть.

Допустим, мой сын выглядит сильнее других парней именно потому, что у него нет выбора. Хочет, не хочет, а тренируется. Здесь главное — не переборщить...

С нашей страной у Partille Cup давние связи. Амбассадором фестиваля в России на протяжении последних лет является московский тренер Дмитрий Балаченков. Он знает о турнире практически все:

— На фестиваль в Гетеборг ездили еще советские команды. Правда, их было немного. Потом возникла длительная пауза. Когда начал проводиться открытый чемпионат Европы, я работал с девичьей сборной России. Как раз повез туда ее, а также девочек из столичной спортшколы, где тоже трудился в это время.

Там и познакомился с организаторами Partille Cup, которые предложили представлять их интересы в нашей стране. С тех пор прошло почти полтора десятка лет. Мои главные задачи таковы: дать информацию всем заинтересованным лицам и помочь получить от шведской стороны максимальные скидки. Там идут нам навстречу, понимая, в каком финансовом положении российский гандбол. Если едут больше шести команд — скидки хорошие.

Еще помогаю решать логистические вопросы, а москвичам способствуют в получении виз — у меня большой опыт в этом деле.

— Понятно, что бесплатно нынче далеко не уедешь. Каким получается выхлоп от этих трат? В Гетеборг ведь едут не только играть.

— Едут, чтобы увидеть, каким может быть гандбол, какого масштаба существуют турниры. Partille Cup сегодня — это почти полторы тысячи команд. Сравните с первенством России. Тот же фестиваль в Тольятти, самый крупный у нас в стране, собирает полторы сотни.

Поэтому отправляются туда во многом за впечатлениями. К тому же грамотно сочетаются игры и отдых. Гетеборг — второй по величине город Швеции. Гигантский парк развлечений, огромное количество музеев. Впрочем, у каждого тренера может быть свой ответ на вопрос о мотивах.

А еще это сам турнир, который все хотят выиграть. Сделать это очень нелегко. Россияне, брали главный приз всего трижды. Побеждали тольяттинские ученицы Игоря Шкробота, чеховские парни Александра Коваленко и Владимир Саливон со своей командой в этом году.

Между прочим, из тех, кто выигрывал Partille Cup в прошлые годы, кое-кто потом успел поиграть на высочайшем уровне, да и сейчас некоторые выступают в Суперлиге. В частности, мой воспитанник Иван Нанов сейчас играет за "Таганрог"-ЮФУ. Когда-то привлекался в юношескую сборную России. Таких примеров хватает.

Через шведский фестиваль, если вспоминать, прошло огромное количество детей. Рекордным для нас стал как-то год, когда туда отправились 23 команды из разных уголков России.

Правда, раньше было проще — для получения виз не требовалось сдавать отпечатки пальцев. Тренеры присылали мне необходимые документы, команды добирались до Питера, рассаживались по автобусам и мчали в Швецию. А сейчас волгоградцам, например, приходится ездить в Ростов-на-Дону, чтобы все оформить. Это лишние траты, которые не каждому по карману.

— Развлечения — дело хорошее, а что дает детям и тренерам само участие в турнире?

— Каждый может получить то, что посчитает важным. Знаете, часто обсуждаем это в тренерском кругу — наши дети отстают от европейских в технической подготовке. Особенно это касается среднего и старшего возрастов.

А еще мы отстаем в понимание философии гандбола, если можно так сказать. Для иностранцев игра — праздник. Они на площадке более раскованы. Не скажу ничего нового: там дети переезжают с турнира на турнир, а у нас выбираются раз в десять лет. Значит, надо обязательно выигрывать, груз ответственности давит. Слишком разные отношения…

— Фестиваль проходил одновременно с открытым первенством Европы. Дети ходят поболеть за своих?

— А как же! На самом деле, чтобы понять всю прелесть этого фестиваля, надо там побывать. Представьте: все происходит в центре города. Восемьдесят площадок в нескольких точках. Два кластера находятся в пешей доступности от арен, где играют сборные.

Поэтому болеть за них в свободное от собственных игр время ходят все, не только россияне. И это тоже большой плюс. Самим поучаствовать, поддержать старших, а рядом и знаменитый парк развлечений. Что можно придумать лучше?

— Нам о таком остается только мечтать?

— Тольяттинский фестиваль проводится в схожем формате, но там играют в залах, поэтому количество площадок ограничено. Шведы в свое время пошли другим путем — они задействуют футбольные поля. Отсюда и такие возможности. Подумайте: у нас кто-то пустит детей на большие арены? А сколько будет стоить аренда?

Кстати, когда турнир только начинался, играли на полях с натуральным газоном. Их хозяева были недовольны: траву гандболисты вытаптывали начисто. Так что через пару лет это прекратилось. А залов тогда в Гетеборге было немного.

В 1970 году появились поля с искусственным покрытием, тогда и родился тот Partille Cup, который мы знаем.

Решили и еще одну проблему — с расселением команд. Большинство участников фестиваля и сегодня живут в школах Гетеборга, которые когда-то пошли навстречу организаторам.

В Тольятти с этим тоже справляются — с поправкой на количество участников. А вот в Москве, например, повторить шведский опыт невозможно. Можете представить, чтобы директор столичного учебного заведения пустил на постой ораву детворы? А там это в порядке вещей. Психология другая.

Кроме того, участникам Partille Cup предоставляется право на бесплатный проезд по городу. Столичная мэрия пойдет на то, чтобы дать такую возможность двум десяткам тысяч человек? Сомневаюсь.

— Освещение Partille Cup тоже на высоте…

— С каждой из восьмидесяти площадок ведется прямая трансляция. Родители в любой стране мира могут следить в интернете за играми. Организаторам турнира онлайн приносит небольшой дополнительный доход, но это детали. Хотя как посмотреть — игры идут с раннего утра до позднего вечера, поэтому поработать специалистам приходится основательно.

Сайт фестиваля сам по себе очень информативный, а есть еще мобильное приложение. Оно очень удобно для всех участников, особенно для тренеров. Расписание, онлайн-статистика и многое другое.

Отдельного внимания заслуживает то, как ведется счет игры. Понятно, что такое количество площадок секретариатом не обеспечишь. Поэтом просто стоит столик, на нем — перекидное табло.

И счет может вести любой: игрок или тренер. Организаторы рекомендуют делать это номинальным хозяевам, но на самом деле разницы нет. Все построено на доверии. Такой подход у нас, к сожалению, тоже невозможен.

А еще на каждом столике рядом с табло лежит мобильный телефон. Совершенно обычный, кнопочный. В нем специальная программа. И опять же, работать с ней может любой человек. Организаторы сами просят: помогите сделать наш турнир лучше.

Дал судья свисток, нажимаешь нужную кнопку — время игры пошло. Забросили гол — жмешь другую. Информация идет на сайт.

Это то, чем сегодня живет знаменитый на весь мир фестиваль. А как было раньше? Рассказывает известный тольяттинский тренер Игорь Шкробот, побеждавший на Partille Cup со своими ученицами 1991 года рождения:

— Это было давно. Помню, что девочки тогда оказались немного шокированы размахом. На групповом этапе о результате особо не задумывались, на первом месте было общение, знакомства с новыми людьми. Дети увидели, в какой гандбол играет весь мир. А когда дело подошло к решающим матчам, все стало куда серьезнее.

В первой поездке нас выбили из борьбы на полуфинальной стадии. В нашей возрастной категории соревновались семьдесят команд. Через год — тогда мы и взяли трофей — было 94 команды. И легкой ту победу не назовешь — в плей-офф были очень сильные соперницы. Это была хорошая проверка сил.

— Многие из той вашей команды впоследствии поднялись высоко?

— Одна из девчонок, что побеждали в Швеции, — олимпийская чемпионка Екатерина Ильина. Да и все потом поиграли и сейчас играют за разные клубы Суперлиги. Яна Савинова в деле, например. Екатерина Смирнова пока в декрете. Оксана Артамонова закончила карьеру.

— Им шведские поездки помогли прибавить в игре?

— Конечно. После них они более раскрепощено чувствовали себя на площадке. А еще очень сильно обогатили знания о мире. Тогда ведь не было электронных гаджетов, которыми слишком увлечены нынешние дети.

Общались с представителями американского континента — на том турнире была команда из Панамы. И со многими другими, разумеется. Повторюсь: мои девчонки увидели весь мир в одной точке земли.

— И вы тоже…

— Разумеется. В основном, правда, общались с тренерами из восточноевропейских стран, говорящих на славянских языках. Разные школы, разные подходы к работе. Кто-то одному учит в том или ином возрасте, кто-то — другому. Разнообразие схем защиты, способов ведения игры. Если тренер хочет увидеть что-то полезное для себя, он это увидит. Опять же, можно наблюдать за игрой команд разных возрастов.

А еще — увидеть в деле иностранных коллег. Как они ведут игру, что придумывают в переломные моменты, как настраивают учеников, наконец. Некоторые даже пели и танцевали. Рассказывать можно долго...


Теги: игорь шкробот | виталий швечков | владимир саливон |

Автор:  Сергей Макаров
Турниры:  Юноши / Девушки
Только авторизованные пользователи могут добавлять комментарии.

Лента новостей

#чемпионатмира2018