На два фронта. Финские штудии Ростислава Гринишина

08 Июня 2019

В Финляндии российский тренер провел уже два сезона. Он работает в клубе ХИФК — с мужчинами и женщинами. Отпуск — время промежуточных итогов и мемуаров.

Второй год работы в Финляндии, признается Ростислав Гринишин, получился успешнее дебютного. Тогда женская команда взяла национальный Кубок, но в чемпионате стала только второй. Нынче есть и золото.

У мужчин ХИФК стал четвертым в чемпионате страны и дошел до кубкового финала — впервые за три десятка лет, получив бонусом право сыграть в Кубке вызова.

— Могли стать и третьими. Но так сложились обстоятельства. В целом же результатами доволен, сделали шаги вперед, — говорит Ростислав Михайлович. — Финский гандбол — полупрофессиональный. У большинства игроков есть работа, с клубом не связанная. Поэтому нет возможностей для двухразовых тренировок. У нас всего четыре занятия в неделю.

По той же причине осенью не задержались в женском Кубке вызова. С профи нам конкурировать сложно. В первом матче уступили "Погони" из Щецина 11 мячей. Оба матча проходили в Польше, и на следующий день долго лидировали, но в итоге добились только ничьей, что уже неплохо. В следующем сезоне ХИФК начнет выступления с первого раунда Кубка ЕГФ.

В местных реалиях, честно говоря, разобраться удалось не сразу. Потому дебютный сезон и получился непростым. Все-таки я привык к профессиональной работе. А здесь в отношениях между игроками и тренерами больше человеческих ноток. Нужно один другого чувствовать, понимать.

Языковой барьер тоже сказался. Базовые знания английского имел, но этого было слишком мало. Пришлось учить серьезно.

— Английского оказалось достаточно для общения?

— Вполне. "Инглиш" знают 90 процентов финнов, он заложен в программу начального образования. Конечно, если задержусь надолго, то и финский начну учить. Но он очень сложный.

Общение с каждым, индивидуальная работа, успешный поиск точек соприкосновения и помогли в итоге добиться результата.

— Знаю, вы первым из россиян прошли обучение по программе ЕГФ "Master Coach".

— Желание поучиться было давно, но случай никак не подворачивался. Соревнования, тренировки… Рад, что в прошлом году ХИФК пошел мне навстречу. Обучение стало еще одним серьезным испытанием, в первую очередь из-за моего тогдашнего английского, на котором пришлось писать и защищать дипломную работу.

Курсы очень познавательные. Мне больше всего была любопытна теория. Практика тоже вызвала интерес, но там существенных отличий от российской школы нет. Суть та же, разве что подается в новых формах. А вот теоретические знания — тенденции развития, свежие мысли… В Европе, например, большое значение придают психологии.

У нас об этом практически не говорят, а жаль. Раньше много внимания уделялось работе комплексных научных групп. А что сейчас? Мы остались на месте, Европа ушла далеко вперед. Там множество научных исследований посвящены гандболу. Стоит ли говорить, что эти знания жизненно необходимы?

— Как проходило обучение?

— Выездные сессии проводятся по разным адресам. Первый этап занятий наша группа, к примеру, провела на хорватском мужском чемпионате Европы в начале 2018-го. Смотрели игры, там же их разбирали. Летом на неделю собрались в венгерском Дьере. Финальная часть курсов прошла на женском Евро во Франции. Там же защищали дипломы.

— Что дает тренеру такой диплом?

— Лишних знаний не бывает. Кроме того, насколько мне известно, со следующего года без этого документа нельзя будет тренировать в Европе. Те, кто прошли обучение, получают лицензию категории Pro. Впрочем, там, где гандбол именно профессиональный, без нее работать нельзя уже сейчас. Думаю, России, Украине и Беларуси в ближайшее время придется заняться организацией подобных курсов.

Но для меня, подчеркну, главным было учиться. Думал об этом, еще работая в Санкт-Петербурге. Не скажу, что это было мечтой. Просто хотелось узнать, чем заняты европейские специалисты, как они мыслят. Мы здорово отстали, к сожалению.

С президентом ИГФ Хассаном Мустафой

— Тренерскую карьеру вы начали еще в бытность игроком…

— Пробовал свои силы в "Адмиралтейце". Продолжил позже, когда приехал доигрывать в "Неву". Туда приглашали как раз с прицелом на работу тренером дубля, но просили помогать основной команде в трудные моменты. Совмещение длилось около двух лет.

Некоторое время работали в молодежной команде вместе с Ильясом Гасановым. Но пришли непростые времена, ужимались максимально. Он ушел тренировать в спортшколу, а я остался один. Когда принял решение уезжать в Финляндию, поговорил с руководителями клуба. Порекомендовал им остановить выбор на Ильясе. Он успешно продолжил то, что когда-то вдвоем начинали.

— Весной дублеры "Университета-Невы" взяли золото молодежного первенства. Следили за ходом событий?

— Разумеется! Постоянно был на связи с Ильясом. Мне по-прежнему интересно то, что происходит дома. Там ведь много моих воспитанников играют. Теперь парни подросли и стали лидерами команды.

— По сути, с девушками вы начали заниматься только в Хельсинки. Сложно было перестраиваться?

— Честно говоря, нет. Давно думал о такой возможности, готовился попробовать, изучал нюансы. Поэтому не скажу, что женский коллектив свалился на мои плечи, как снег на голову. Хотя предложение и оказалось неожиданным: в ХИФК я ехал принимать мужскую команду. О "нагрузке" заговорили при подписании контракта. Долго не раздумывал.

Девушки больше подвластны настроению. Нужно чаще говорить добрые слова, постоянно добавлять позитива. Это главное отличие от работы с парнями. Могу сказать, что наша женская команда сегодня превосходит мужскую по самоотдаче. Значит, все сделано правильно.

— Совместные тренировки практикуете?

— Не думаю, что это удачная мысль. В Финляндии такое случается при занятиях с детьми, но у меня много возрастных игроков, это другая специфика. Несколько раз мужская и женская команды тренировались вместе, однако это было, например, по случаю новогодних праздников. О серьезной работе речи не шло. При этом оба состава часто встречаются на каких-то общих мероприятиях, клубных ужинах.

— Ваши помощники в каждой из команд — одна и та же бригада?

— Да. С моим финским ассистентом знакомы давно, еще по работе в молодежных сборных наших стран. Я три года, с 2012-го, был помощником главного тренера российской команды, составленной из игроков 1994 года рождения. В 2015 году вместе с Сергеем Тяктевым возили ребят на чемпионат мира в Бразилию.

Со Стаффаном Олссоном

Однако со следующего сезона в мужской команде добавится еще один тренер. Задачи становятся серьезнее, объем работы растет. Вероятнее всего, я сосредоточусь исключительно на женщинах. Официально это пока не объявлено, но для себя все уже решил. С парнями, возможно, продолжу работать в качестве ассистента.

В конце сезона понял: когда сражаешься в плей-офф на два фронта, не хватает эмоций. Показательным стал женский финал против "Диккена", еще одного клуба из Хельсинки. Мы начали серию с двух поражений, но все-таки смогли взять титул.

— ХИФК можно назвать полупрофессиональным, как и большинство финских клубов?

— Полупрофессиональная только мужская команда. Женская полностью любительская. Девчонки не получают зарплату, тренируются и играют в свободное время. При этом, как ни странно, демонстрируют более профессиональный подход к делу, нежели парни. Это и повлияло на решение сосредоточиться на работе с ними.

Понимаете, их интересует именно спорт. У нас это давно утрачено. Не хочу ни в чем упрекать профессиональных спортсменов. Зарабатывать деньги игрой — это нормально. Но я начинал в то время, когда больших зарплат не было. Попасть в команду Суперлиги тогда было вопросом престижа.

Вот и здесь для девочек очень ценно быть в игре. В Финляндии к тому же спорт имеет большое социальное значение. События подробно освещаются в СМИ, матчи транслируют по телевидению. Там все виды одинаково важны, разве что хоккей стоит особняком.

Об этом много говорили: российская молодежь слишком рано начинает думать о больших деньгах. Это мешает развиваться.

— Так или иначе, но деньги нужны хотя бы для существования команды. За счет чего живет ХИФК?

— Это старейший клуб в Финляндии. Не только гандбольный — имеются команды в разных видах спорта. Есть пул спонсоров, которые остаются с нами на протяжении многих лет. Членство в клубе считается очень престижным.

Средства выделяются только на текущие нужды: форма, транспортные расходы и так далее. Нет даже премий за высокие достижения. По такой схеме живет подавляющее большинство финских команд.

Интересно изучать эту систему. Понятно, что у нас она сегодня не заработает. Но кто знает… Французские коллеги, кстати, рассказывали, как у них работает государственно-частное партнерство. Такой подход позволил выстроить мощную систему, схожую с той, что когда-то было у нас. Они сегодня в числе лидеров мирового гандбола.

— Культ здорового тела в Финляндии есть. За играми наблюдают с таким же рвением?

— На гандбол люди приходят. Много родственников и друзей игроков. На матчах плей-офф зал всегда битком, но и на регулярной стадии публики полно. Я уже упоминал, что ХИФК — это не только гандбол. Так что хоккейные, футбольные фанаты приходят поддерживать родные цвета.

— Залы вместительные?

— Они разные. Есть маленькие города, где играют только в гандбол. Там строят новые большие залы, на две-три тысячи мест. У нас трибуны вмешают 800 зрителей, но мы не можем назвать их родными. В Хельсинки огромное количество спорткомплексов со всем необходимым. Там есть тренажеры, игровые площадки, бассейн. В одном из таких мы и базируемся.

— Уровень гандбольного чемпионата Финляндии высок? Если сравнивать, например, с Суперлигой.

— Сложный вопрос. Наверное, и некорректно сравнивать профессиональный спорт с любительским и полупрофессиональным. Пожалуй, можно выделить мужской "Кокс". Там много легионеров, большинство — из постсоветских стран. Это команда номер один в Финляндии, и выглядит она неплохо. "Неву", кстати, обыгрывала — петербуржцы заглядывают сюда на товарищеские турниры.

Финны не стесняются учиться. Много вкладывают в развитие игры. Применяют передовые технологии, открывают академии — аналог наших спортинтернатов. Есть хорошие тренеры, пусть и маловато. Кое-кто из них в свое время как игроки феерили в бундеслиге. Прогресс виден невооруженным глазом.

Могу сказать, что гандбол в Финляндии очень узнаваем. Пожалуй, с этим дела обстоят лучше, чем у нас. Ручной мяч даже преподают в школах. Интересно, что к работе с детьми активно привлекают хоккейных наставников. Для физической подготовки это очень полезно.

Там вообще серьезно подходят к здоровью. Поэтому спорт занимает значимое место в жизни общества. Играют — не только в гандбол — люди всех возрастов, спортивная дружба перерастает в повседневную.

Платят обычно только легионерам, но это суммы весьма скромные. Чуть меньше, наверное, чем зарабатывают игроки из первой пятерки Суперлиги.

— Вы успели поиграть в Финляндии.

— Провел там пять сезонов. С 2003 года играл как раз за "Кокс". В мой первый сезон выиграли чемпионат, с тех пор команда никому не уступает титул. Тогда уровень турнира был скромнее. Финны только начинали учиться и старались компенсировать недостаток мастерства самоотверженностью. Их игровые манеры были ближе к регби.

Перед возвращением домой отыграл год в Италии. Выступления за "Казарано" стали опытом интересным и успешным — в сезоне-2007/08 взяли золото чемпионата страны и национальный кубок.

— А начиналось все в Киеве?

— Не совсем так. Родом я из Западной Украины. В киевский спортинтернат попал в тринадцать лет. И однажды пятерых наших парней 1973 года рождения пригласили на просмотр в Санкт-Петербург. Мне тренер тоже предложил попробовать, хотя я и был на два года моложе.

Поэтому свой гандбольный путь во многом связываю именно с Питером. Туда приехал, когда мне было всего шестнадцать. Начинал в дубле "Невы", но большую часть времени все рано проводил с первой командой. Для старших тренировка заканчивалась, а мы оставались и дорабатывали.

Это был 1991 год. Застал в составе, можно сказать, всех великих. "Неву" тогда тренировал Валерий Сидоренко. Через год большинство ребят из дубля уже были в основе. В том числе их усилиями вскоре завоевали российское чемпионство. А я тогда лечил мениск. Хотя в любом случае был моложе остальных, разница в два года еще была важна.

Но через некоторое время я тоже был в основе. За это огромное спасибо Сергею Федорову, возглавившему "Неву" в чемпионский год — после отъезда Сидоренко во Францию. Играл на позиции переднего защитника. Тогда появились умельцы вроде Джексона Ричардсона, и пошла мода на подобное амплуа.

Хотя из-за высокого роста мне было удобнее играть в задней линии, начинал карьеру именно как передний защитник, а атаковал на краю. Получалось, считаю, удачно. Меня заметил Владимир Максимов, хотел видеть на этих позициях в сборной России.

— Но там ведь у вас не сложилось.

— Из "Невы" к тому времени ушли почти все лидеры: Дмитрий Торгованов, Сергей Зиза и другие. Я автоматически перешел в заднюю линию, где больше и играл. А национальной команде нужно было другое… Конечно, немного обидно, что так сложилось. Время в сборной тем не менее провел с пользой. Удалось поработать с большими игроками, многому у них научился.

Тогда как раз заканчивал карьеру Андрей Лавров, несколько сборов провел вместе с Валерием Гопиным. Но в основном это были люди немного старше меня — тот же Торгованов, Станислав Кулинченко. Пересекались с Василием Филипповым и Василием Кудиновым. Были еще ребята, с кем играли за юношескую сборную: Эдик Кокшаров, Сергей Погорелов. Можно многих и долго вспоминать.

Отношения со всеми сохранились, но больше рабочие, пожалуй. С Сережей вот чаще общались…

— Смерть Погорелова стала шоком?

— А как иначе ее воспринять? Молодой парень, талантливый спортсмен. Мог еще реализовать себя в гандболе, передать умения детям. Это обидно, несправедливо...

— Первый раз вы пробыли в Питере всего несколько лет. Почему уехали в Ростов-на-Дону?

— В один момент все разбежались. Тогда был очень хороший спрос на российских игроков. Наш гандбол ведь оказался на грани выживания. О величине зарплат вообще молчу. Поэтому устраивались, как могли. "Нева" сильно омолодилась, о борьбе за медали пришлось забыть.

А ростовский "Источник" тогда начинал подниматься. Туда звали раньше, но провел еще сезон в Санкт-Петербурге. Были договоренности, обещали жилье — в те годы подобная схема еще работала. Но ничего не вышло.

Сезон-1995/96 отыграл уже в Ростове. Стали серебряными призерами, уступили только волгоградскому "Каустику". Познакомился с хорошими ребятами: Сашей Радченко, Эдиком Москаленко, Вовой Гриних. Они вызывались в сборную. Хорошая была команда, но вскоре обанкротилась.

Схема была такая: зарплата весь год копилась, выплачивали ее в конце сезона одним махом. Выдавали, помню, какие-то продукты — чтобы не голодали. Обещаний спонсоры так и не выполнили, поэтому от выступления за "Источник" остались только воспоминания о серебре.

— О "Портовике" из украинского города Южный воспоминания тоже не лучшие?

— Там получил серьезную травму — компрессионный перелом позвоночника. На три года выбыл из игры. А я ведь тогда мечтал поехать играть за границу, ждал этого! Существовали определенные ограничения: ехать можно было только в возрасте 25 лет. А травму получил в 24…

Стоял вопрос, смогу ли ходить вообще. Говорят, судьба всегда предоставляет нам шанс. Наверное, я своим смог воспользоваться.

— И вернулись в Санкт-Петербург?

— Там предложили принять "Адмиралтеец". Это и стало моим первым тренерским опытом. В Питер всерьез занялся наукой. Подчистил хвосты, поступил в магистратуру. Жил при институте. Учился и тренировал. Опыт получил бесценный. Через год обыграли "Неву" в чемпионате города — это стало большим событием.

Вскоре появился серьезный спонсор, предложивший объединить две команды. Так появился клуб "Степан Разин-Нева". "Адмиралтеец" сохранился, став полигоном для обкатки молодежи.

В объединенный клуб пришел уже игроком. Я в гандболе с шести лет, игры мне очень не хватало. Пробовал работать с ребятами на площадке в качестве тренера "Адмиралтейца". Дальше — больше. Посоветовался с врачами, те дали добро.

Поиграл пару лет и решил осуществить давнюю мечту: поехал выступать за границу. Предложение от "Кокса" подоспело вовремя. В финансовом плане это не было шагом вперед, скорее толкало в спину вечное желание попробовать что-то новое, познавать мир...

— Отпуск вы проводите в Санкт-Петербурге, который называете родным.

— Уверен, что все получилось у меня именно потому, что когда-то переехал сюда. Здесь состоялся как игрок и тренер. Поэтому считаю город на Неве гандбольной родиной. Из Финляндии добираться сюда удобно: несколько часов на поезде или машине.

Сергей Макаров


Теги: ростислав гринишин | финляндия | хифк | интервью |

Автор:  Сергей Макаров
Только авторизованные пользователи могут добавлять комментарии.

Лента новостей

#чемпионатмира2018