Камаз свернул на Воробьевы горы. Дороги, которые выбирает Алексей Каманин

04 Февраля 2020

Воспоминания о богатой достижениями карьере и мысли о настоящем российского гандбола переплелись в этой беседе самым естественным образом.

Сотрудник государственного учреждения и начинающий тренер — сегодня. В прошлом — гандболист "Чеховских Медведей" и "Мотора", чемпион России и Украины, обладатель европейского Кубка кубков. Четыре сотни голов за российскую сборную и слава грозного защитника в довесок.

По окончании профессиональной спортивной карьеры Алексей Каманин несколько лет провел, играя в чемпионате Москвы за команду МГУ. А нынче он пробует себя в роли наставника столичного "Дворца" — в свободное от основной работы время. Кстати, что здесь первично?

— Давно видел себя тренером, но желания не всегда совпадают с возможностями. Как только ушел из большого спорта, начал работать в государственном учреждении "Автомобильные дороги". Но о гандболе не забывал, играл за любителей.

А полгода назад получил предложение возглавить мужскую команду клуба "Дворец". Долго не размышлял — давно хотел попробовать.

Камаз свернул на Воробьевы горы. Дороги, которые выбирает Алексей Каманин, изображение №1

— От чиновничьей ипостаси при этом отказываться не собираетесь. В МАМИ поступали по велению сердца?

— Прежде чем получить техническое образование, окончил университет физкультуры. Но понимал, что "гражданская" профессия необходима, так что снова сел за парту.

Естественно, это помогло с трудоустройством. Кстати, чиновником себя не назову: сотрудник государственного учреждения — так будет правильно.

— Денежный вопрос стоял во главе угла? Наш гандбол не богат…

— Тренерская работа — для бывших гандболистов стезя привычная. Но зарплаты в большинстве случаев оптимизма точно не внушают.

— Потому и молодых тренеров у нас так мало? Из вашего поколения в том числе.

— Пожалуй, это один из факторов. Но учитывайте и другое: не каждый видит себя в такой роли. Многие после долгих лет в гандболе знают, каких сил требует работа наставником, и понимают, что просто не потянут.

Честь и хвала тем, кто все же решился. В том числе и парням моего поколения. Вы правы: их единицы. Но тем ценнее их труд.

— Полгода работы во "Дворце" настраивают на положительный лад?

— Знаете, получается интересно. Вроде бы команда любительская. Но собрана она из людей, которые относятся к делу вполне профессионально. Что готовы оплачивать аренду зала, участие в чемпионате Москвы, мою работу — это одно. Но еще важнее, что они понимают, куда и зачем пришли. Тренерские установки выполняют беспрекословно. Скажу больше: профессиональные игроки с такой отдачей работают не всегда.

Поэтому как наставник получаю удовольствие. Кстати, воспитываем друг друга. Все же это мой первый тренерский опыт. Расту вместе с командой.

— Прошлое и опыт большого игрока тоже помогают?

— Безусловно. Много сезонов провел под началом Владимира Максимова. Остается лишь правильно применить знания, полученные за те годы.

О собственных наработках говорить рано. Есть кое-какие мысли, но и только. Хотя шесть лет после финиша даром не прошли. Все это время оставался рядом с гандболом. Внимательно смотрел матчи разного уровня, сам играл за любителей — это польза. В чемпионате столицы всегда хватало гандболистов высочайшего класса, с кем пересекались еще в профессионалах. Постоянно обсуждали с ними вопросы тактики, развития игры.

Камаз свернул на Воробьевы горы. Дороги, которые выбирает Алексей Каманин, изображение №2

— Вы родились в Одессе. Гандболом занялись в Кишиневе, причем довольно поздно…

— Да, примерно в четырнадцать лет. А переезды объясняются просто. Родители — кадровые военные, так что пришлось поездить по стране. Так и в столице Молдовы оказались. Там меня заметил и привел в гандбол Александр Коваленко, который сейчас работает с юношами в Чехове.

Меня, правда, поначалу хватило на месяц. Бросил, потом вернулся. С тех пор подходил к делу уже ответственно. Из Кишинева довольно быстро уехал в Москву, где создавался "Юнис".

— А бросали заниматься почему? Не нравилось?

— Вовсе нет! Но как раз заканчивал девятый класс, и все мысли были об одном: где продолжить образование? Честно скажу: в Кишиневе себя не видел, мысли были только о России — семья у нас русская.

Такова, видимо, судьба: вернулся в гандбол и в 1995 году оказался там, куда так хотел. Поскольку заниматься начал поздно, приходилось догонять более опытных парней. Потрудиться пришлось основательно…

— В "Юнисе" было много игроков без столичной прописки...

— Из Кишинева вместе со мной приехали семеро. Максим Денисенко — из Ярославля. Из других городов ребята тоже были, всех уже не вспомнишь. Собирали игроков 1978 года рождения, на перспективу.

— Пробиться из молодежного состава в основу "Юниса", выступавшую в элитном дивизионе, было тяжело?

— Скажем так, в рабочем режиме. Одни ушли, другие травмировались, третьи не выдержали конкуренции. Короче, закрепиться в основе удалось. Молодежь "Юниса" тренировали тогда Алексей Соловьев и Валентин Сычев. Они же работали с первой командой. Так что все мы были на виду.

Молодым давали шанс проявить себя, поиграть рядом со взрослыми мужиками. Но и собственные амбиции хотелось реализовать: следили за личной статистикой, местом команды в таблице.

— В качестве самостоятельной единицы "Юнис" просуществовал недолго.

— Но Владимиру Максимову, уже ставшему у руля команды, благодаря личным связям сохранить созданное удалось. Боюсь представить, чего это стоило. Но мы, молодые парни, в гандболе остались.

Сначала объединились с командой государственного университета физической культуры. Ненадолго, но это дало возможность игрокам на что-то жить и продолжать карьеры. А позже в названии команды появилась приставка "ЦСКА".

Камаз свернул на Воробьевы горы. Дороги, которые выбирает Алексей Каманин, изображение №3

— Потом был переезд в Чехов. По сути, ваша российская карьера проходила в одном клубе, менявшем вывески.

— Именно так. Та же команда, те же люди. Главной целью там было сохранить нажитое за годы работы. Для "Чеховских Медведей" построили новый зал, обеспечили всем необходимым вплоть до мелочей.

Мне в клубе нравилось. Обязательства перед игроками выполнялись четко, вопросов никогда не возникало. Наверное, работать со мной было тоже приятно, раз регулярно продлевали контракт.

— Чеховский клуб и лично Максимова многие винят в том, что исключительные условия и возможности "медведей" убивали конкуренцию, стали причиной нынешних бед мужского гандбола в России…

— Раньше об этом много спорили. Сейчас, пожалуй, меньше. Что здесь сказать? Конкуренция в чемпионате страны важна, это понятно. Но вспомните те времена. Как только у игрока появлялась возможность уехать за границу, он старался ею воспользоваться. Хоть куда, лишь бы отсюда.

А Максимов мог сохранить талантливых игроков дома. Пускай в одном клубе, но все же. Делалось это в интересах сборной. Собирать всех отовсюду для подготовки к международным турнирам было бы проблематично. А так у Владимира Салмановича все были под рукой.

— После стольких лет неудач идея базового клуба для сборной России актуальна?

— Ситуация сложная, не поспоришь. Разных мыслей по поводу выхода из кризиса слышу много. Создание базового клуба — идея, на мой взгляд, не совсем правильная. Велика вероятность остаться в исходной точке.

Думаю, важнее все же повышать конкуренцию в Суперлиге. В советское время едва ли не в каждой большой команде были хотя бы трое игроков уровня сборной. Они же и клубы тянули к медалям.

— На игроков благополучных "Чеховских Медведей" соперники косились?

— Кто-то нас недолюбливал. Кому-то происходившее не нравилось. Скажу одно: в Чехове каждый игрок выполнял обязанности честно. Пахали на тренировках и в игре. Не вижу, чего нам надо было стыдиться.

Если и встречали негатив, то исключительно на площадке. Но в жизни ничего подобного не было. Хотя не скажу, что вне игры общались много: просто не хватало времени.

Чемпионат России тогда проходил еще по туровой системе, отдых могли себе позволить редко. Но в каждом городе, куда приезжали, были друзья. Со многими до сих пор в теплых отношениях.

Камаз свернул на Воробьевы горы. Дороги, которые выбирает Алексей Каманин, изображение №4

— Игра за "Чеховских Медведей" давала автоматический пропуск в сборную?

— Отнюдь нет. Многих брали на перспективу, но не каждый смог себя зарекомендовать. "Сачки" в главную команду страны не попадали в любом случае.

— Бедные девяностые, первый выезд молодого парня за рубеж... Какие воспоминания об этом остались?

— Оглядываясь, понимаю: не сделал ничего, что было принято в таких ситуациях. Привезти модные вещи, к примеру. Тому, что нахожусь в другой стране, значения не придавал. Думал в первую очередь, что надо показать хорошую игру, приобрести новый опыт.

— Дебют во взрослой сборной помните?

— Кажется, это был 1999 год. Впервые попал в заявку на международный турнир в Швейцарии, традиционно проводившийся в канун новогодних праздников. Из подробностей помню только, что выскочил на площадку с круглыми от волнения глазами.

Тот турнир, кстати, сборная России выиграла. Вернулись домой 31 декабря с подарками. Символом соревнований был альпийский пастуший колокольчик, их вручали всем участникам. С тех пор храню этот колокольчик как символ победы.

— Личной?

— Ну почему? Вид у нас командный. Личная победа — стать лучшим, к примеру. Тогда задумываться о таком было рано — работать и работать. Кстати, уже 2 января вышли тренироваться.

Камаз свернул на Воробьевы горы. Дороги, которые выбирает Алексей Каманин, изображение №5

— Больших побед на международном уровне сборная вашей поры не добилась...

— Это так. Но мне выпало играть бок о бок с теми, кто приносил стране последние на сегодня медали. Недолго, правда. Но воспоминания все равно радостные.

Понятно, что в команду, бравшую золото в Сиднея или афинскую бронзу, при той конкуренции мне было не попасть. Да и не был готов, если честно. Опыта набрался к Пекину — туда и поехал.

— Чего не хватало вашей сборной, чтобы повторить достижения предшественников?

— Кто знает? Пожалуй, мировой гандбол развивался такими темпами, что мы за ним просто не успевали. Отставали на шаг или два. Этой разницы и не хватало, чтобы бороться за призы.

Хорошие матчи у нас случались. Но стабильно побеждать не могли, а именно это отличает топ-команду от прочих. Ведь были чемпионаты, когда мы вплотную приближались к медалям, становились пятыми-шестыми. Наверное, это и был наш потолок.

— Злились на себя из-за тех неудач?

— Злостью наши чувства не назову. Копались в себе, общались. Пытались понять, что у нас выходило не так, как исправить огрехи.

— Вы играли за сборную долго. А некоторые ваши партнеры в составе до сих пор.

— Действительно. Тимур Дибиров, Сергей Горбок, Олег Грамс, Дмитрий Ковалев. Они, правда, чуть моложе меня.

— Их присутствие в сборной России сегодня оправданно?

— Думаю, необходимо искать баланс. У кого молодежь будет учиться, на кого равняться? Дядьки-наставники необходимы в любом случае. В трудных ситуациях именно они должны вести команду.

Подготовка проходит вдали от простого зрителя. Он не видит, насколько полезны игроки с опытом в общем деле. Даже в плане адаптации: молодежь, впервые приехавшая на чемпионат мира или Европы, волнуется. Это естественно. А тренера на всех не хватит.

Смотрю матчи мужской Суперлиги. Иногда вижу лица, знакомые с давних пор. Что можно сказать об уровне нашего чемпионата, если эти люди до сих пор в игре? Впрочем, турнир довольно зрелищный. Есть пара команд слабее других, в остальном интриг хватает.

Камаз свернул на Воробьевы горы. Дороги, которые выбирает Алексей Каманин, изображение №6

— Трофеи на клубном уровне были утешением? Штамповать российские титулы с "Чеховскими Медведями" было просто?

— С чего бы? Ни одно золото не далось команде запросто. Всегда находились желающие столкнуть нас с верхней ступени пьедестала. Помню, астраханские динамовцы в каждом из финалов рубились до потери пульса. Краснодарцы всегда сражались отчаянно.

Сегодня наблюдаем ту же картину. В прошлом сезоне с чеховцами всерьез конкурировал "Спартак". Что будет этой весной — посмотрим. Мне импонирует "Виктор". В Ставрополе при маленьком бюджете к делу подходят основательно, это приносит плоды.

Но "медведи" в любом случае делом доказывают, что они сильнее всех в стране. Так что выходит, что Максимов все эти годы строит работу правильно.

— Не ошибусь, если назову самой памятной клубной победой выигрыш Кубка кубков в 2006-м?

— Все правильно. Путь к трофею получился не совсем логичным. Если помните, мы начинали тот сезон в Лиге чемпионов. Третье место в группе не позволило пройти дальше, но дало возможность продолжить выступления в другом еврокубке.

Там поочередно одолели "Хаммарбю", "Татран", "Нордхорн", а в решающей битве справились с "Вальядолидом". Победы вытаскивали на зубах, играли с травмами. Скажу больше: никто, кроме нас самих, не верил, что возьмем титул. Осознать потом, что мы это сделали, удалось не сразу.

Первый матч финала проиграли в Испании с разницей в семь мячей. Понимали, что отыграть такое отставание нелегко. Не катастрофа, но ситуация непростая. Вернулись домой, плотно поработали над ошибками.

В Чехове был аншлаг — поддержка бешеная! Мы нервничали, ошибались, получали удаления. Чудом вырвали победу. Решающий гол забросил Костя Игропуло. Он только пришел в команду, и у него тогда была еще приличная шевелюра.

Трофей памятный, но вспоминаю о нем, если честно, только когда спрашивают. Замыкаться на одной победе, какой бы важной она ни была, для спортсмена недопустимо. Всегда надо двигаться дальше.

"Медведи" из Чехова, которые завоевали Кубок кубков в 2006-м. Где они сейчас?

Камаз свернул на Воробьевы горы. Дороги, которые выбирает Алексей Каманин, изображение №7

— Непокоренная Лига чемпионов занозой в сердце не сидит?

— Какая заноза, о чем вы? В 2010-м мы попали в "финал четырех". Уже это было достижением выдающимся. Обидно, что не удалось тогда в Кельне сделать большего. Что поделать — оказались не готовы играть против "Барселоны" в полуфинале и против "Сьюдад-Реаля" за третье место.

Зато помню счастье, охватившее команду, когда перед этим в четвертьфинале мы прошли "Монпелье". Две сложнейшие игры! Особенно ответный матч во Франции. Вот в тех поединках мы были командой во всем.

Вышло так, что в первой игре у соперников получил травму Никола Карабатич — после столкновения с Лехой Растворцевым. Того было тяжело сломать, но досталось в результате обоим.

Отсутствие Карабатича в повторном матче задачу нам не упростило. Во Франции проиграли с тем же счетом, с каким победили дома. Пришлось бросать семиметровые. Решающий пенальти отбил Олег Грамс. Я, кстати, бросок тогда запорол.

— Почему при четырех сотнях голов за сборную вас помнят больше как игрока оборонительного плана?

— Думаю, это потому, что в последние годы карьеры специализировался только на защите. Мне это нравилось. Не знаю, чем объяснить. По складу характера, что ли, позиция подходила.

Хотя и забрасывать, конечно, хотелось. Но это вам скажет любой, даже голкипер. Поэтому всегда просил мяч, если удавалось сбегать в атаку. Даже на тренировках постоянно просился у Максимова поиграть в нападении.

Камаз свернул на Воробьевы горы. Дороги, которые выбирает Алексей Каманин, изображение №8

— Разрешал?

— Конечно. Нельзя ведь сказать, что мои действия на площадке защитой ограничивались. Когда в атаке случался "затык", туда отправляли и специалистов обороны. Бывало, получалось блеснуть голевым мастерством. Но случалось, что меня быстро меняли обратно на нападающего.

— Прозвище Камаз прилепилось к вам из-за физической мощи?

— Скорее, из-за созвучия с фамилией. Это еще в Кишиневе ребята придумали, а потом и в Москве прижилось.

— "Чеховских Медведей" вы покинули за год до того, как у клуба начались финансовые проблемы.

— Когда уходил я, ни о каких проблемах речи не было. Просто был уже в возрасте, сильные европейские клубы заинтересовать не мог. Предложение "Мотора", скажем так, нашло меня само и устроило во всех смыслах.

Клуб из Запорожья на ту пору существовал лишь несколько лет. Стоять у истоков всегда интересно. Пытался передать накопленный опыт молодежи, ко мне прислушивались.

Сегодня "Мотор" — это не просто бренд украинского гандбола, но и команда, которая цепляет порой очень серьезных соперников. Слежу за ее успехами, по-прежнему в теплых отношениях с руководителями клуба.

Камаз свернул на Воробьевы горы. Дороги, которые выбирает Алексей Каманин, изображение №9

— Лига чемпионов — одно, а в чемпионате Украины с конкуренцией дела обстоят хуже, чем даже в России.

— Применительно к тем временам — не соглашусь. Тогда были четыре сильные команды: "Мотор", запорожский же ЗТР, одесский "Портовик" и "Динамо" из Полтавы.

Как раз динамовцы в 2012 году, когда перебрался в Украину, взяли золото, "Мотор" стал вторым. Год спустя мы выиграли чемпионат, а заодно и Кубок страны. Тогда до последнего рубились с ЗТР. Запорожские дерби, кстати, всегда крайне принципиальны.

— Получается, вы стояли у истоков двух больших команд: "Юниса", ставшего в итоге "Чеховскими Медведями", и "Мотора". Любительский "Дворец", кстати, тоже создан не так давно. История повторяется?

— У "Дворца" ситуация немного иная. Его создатели в свое время занимались гандболом во Дворце пионеров на Воробьевых горах, а теперь продолжают начатое в детстве. Находят силы, время и средства, чтобы держаться за свою мечту.

И амбиции, подозреваю, никуда не делись. Это не просто желание побеждать, взять какой-то титул. Люди получают радость от самой игры, от возможности заниматься любимым делом. После тренировки всегда говорю: спасибо, парни. Приятно видеть горящие глаза, у самого становится тепло на душе.

— Значит, мысли о медалях чемпионата Москвы у вас не на первом плане?

— Ну почему же? Хотя турнир действительно серьезный. В этом сезоне прибавилось молодежных команд, играть с которыми нам будет тяжело. Недавно потерпели первое поражение, уступив "Кунцево".

Скажу так: уровень у "Дворца" неплохой. К медалям стремимся, но поработать придется. Надо постоянно искать новые подходы к делу. Понимать, что нужно для достижения цели.

Чемпионат Москвы в последние годы вызывает интерес. Не только потому, что здесь играют много ветеранов. Для участия необходимы минимальные затраты, что и привлекает. Год назад было четырнадцать команд, сегодня — чертова дюжина. Вполне приличный подбор участников.

Кстати, людей с животиками по сравнению с прошлым сезоном стало меньше. Все серьезно походят к тренировкам, а не просто собираются поиграть.

Камаз свернул на Воробьевы горы. Дороги, которые выбирает Алексей Каманин, изображение №10

— Ограничитесь практикой на любительском уровне или пойдете выше?

— Пока не решил, если честно. Заглядывать далеко рано: появилась возможность воплотить в жизнь давнюю мечту — решил попробовать. Оставайся у меня необходимость уделять семейным делам столько же времени, что и раньше, ни о каком тренерстве речи не зашло бы.

— Сын ваш, кстати, по гандбольной дорожке не пошел.

— Да, занимается фехтованием. Начинал, как я и хотел, с плавания. Для становления спортсмена лучше ничего не придумать. Добивался, кстати, приличных результатов, но новое увлечение перетянуло.

— К решениям его не подталкиваете вовсе?

— Как раз наоборот. Иногда делаю это довольно жестко.

— Только словесно?

— Не только. Знаете, когда папа бывший спортсмен, он всегда найдет, чем мотивировать на новые свершения.

— Почему "бывший"? До сих пор ведь играете за ветеранскую сборную России.

— Лет шесть назад решил попробовать, отправился с парнями на чемпионат в категории "мастерс". Сыграли успешно, мне очень понравилось. Правда, на время затею пришлось оставить.

Только прошлым летом вновь удалось к ним присоединиться. Готовился усердно, набрал хорошую форму. На чемпионате Европы в Италии выступали в категории "35 плюс". Взяли серебро, уступив в финале португальцам по пенальти. Было круто! Позволит здоровье — продолжу.

Это не только игра, но и общение. На такие турниры едут люди, которые больны гандболом. Среда, в которой находишься с юности, не отпускает. Здорово, что затея не заглохла. Огромное спасибо парням из Волгограда, это они ее не бросили. На такие форумы, кстати, всегда едешь за свой счет, а к этому не все готовы. Но участвовали каждый год и всегда были в призерах.



Теги: алексей каманин | интервью |

Автор:  Сергей Макаров
Только авторизованные пользователи могут добавлять комментарии.

Лента новостей

#чемпионатмира2018