Игор Карачич о звездном часе "Вардара": "Мы играли, как дети — в свое удовольствие"

22 Июня 2019

Звездный хорват расстался с "Вардаром" на мажорной ноте. Македонский клуб выиграл Лигу чемпионов, а сам Игор Карачич стал в Кельне MVP "финала четырех".

В З0 лет он решил принять новый карьерный вызов, и на пике славы после семи сезонов, проведенных в Скопье, отправился в польский "Виве". В пору отпускного досуга Игор обстоятельно пообщался с корреспондентом БЦ.

— Как прошла во вторник твоя презентация в Кельце?

— Отлично. Пообщался с новыми партнерами. С некоторыми был знаком — например, с Алексом Дуйшебаевым вместе играл за "Вардар". Команда мне понравилась, хорошие ребята.

В Скопье я дважды выиграл Лигу чемпионов, пять раз — СЕХА-лигу. Теперь хочется добиться успехов с новой командой.

— Контракт с "Виве" ты подписал еще до того, как "Вардар" оказался на грани развала. В чем была твоя мотивация?

— Действительно, с клубом из Кельце я договорился четыре месяца назад. В Польше мне предложили хороший контракт, а Талант Дуйшебаев — один из лучших тренеров мира. Это новый вызов.

— А если бы в Скопье не возникли проблемы с финансами, ушел бы?

— Не знаю… Я люблю Македонию, ее столицу и "Вардар". Это мой второй дом. Уезжать грустно, но, может, вернусь через три года, когда закончится контракт с "Виве". Македонцы — классные люди: добрые, умные и сильные. Было бы здорово завершить карьеру именно в Скопье.

Что касается финансов — проблемы были действительно серьезные. Нам двадцать один месяц не давали зарплату. Было тяжело, и в начале прошлого сезона в команде проводились собрания. Там прямо говорили: кто хочет, может уходить. Но мы решили остаться до конца сезона и попытаться выиграть Лигу чемпионов. Остальное, как говорится, уже история.

— Деньги в итоге заплатили?

— Нет, ждем. Обещают сделать это до 1 сентября. Я верю Сергею Самсоненко — он отличный руководитель.

— Что теперь в первую очередь будет ассоциироваться у тебя с Македонией?

— Еда, она там лучшая в мире. И, конечно, люди.

— Интересно, как в "Вардаре" восприняли переименование страны в Северную Македонию?

— Для меня большой разницы нет. Я из Хорватии, которая не так давно вступила в Евросоюз, и понимаю, что правительство пошло на такой шаг, чтобы интегрироваться с Европой. Но многие македонцы недовольны. Наш капитан Стоянче Стоилов все возмущался: мол, мы Республика Македония, а никакая не "северная"! И я могу понять его чувства.

— "Финал четырех" Лиги чемпионов стал твоим звездным часом. У тебя была особая мотивация?

— Не только у меня. Мы с одноклубниками много говорили об этом. Хотелось доказать, что деньги — еще не все. Их не было, но мы играли, как дети — в свое удовольствие.

— В полуфинале против "Барсы" вам удался грандиозный камбэк во втором тайме. Любопытно, кто был главным спикером в перерыве? О чем говорили?

— Ой, голос подавал, наверное, каждый. А громче остальных — Иван Чупич. Он опытный боец: выигрывал Лигу чемпионов и с "Вардаром", и еще раньше с "Виве". В первом тайме у нас не шла игра — было много неудачных бросков, и соперники пользовались нашими ошибками. Решили поменять защитную схему с 6-0 на 4-2, и это сработало. Мы верили, что способны отыграться, и настрой тоже помог.

— В том матче у тебя возникли проблемы со здоровьем. Что случилось?

— Я вышел на площадку больным. Температура подскочила до 39 градусов. Возможно, сказалось обезвоживание организма, и в конце игры начались судороги. После матча пришлось поработать с физиотерапевтом. Очень хотел сыграть в финале и молил бога, чтобы он дал мне выйти на площадку против "Веспрема" и выиграть трофей. Рад, что все получилось.

— Ты говорил, что день финала — одновременно самый счастливый и самый грустный в твоей жизни…

— Один из — это точно. Игра стала для меня последней за "Вардар", и после нее я горько плакал. Нахлынули эмоции: счастье от победы — и одновременно печаль из-за того, что эта глава жизни подошла к концу. Но что поделать…

— Что для тебя значит титул MVP "финала четырех"?

— В юности я много работал, и, возможно, бог воздает мне за труды… Впрочем, индивидуальный трофей для меня не так важен. Главное — успех команды.

— Что интересного происходило в твой жизни после Кельна?

— Да ничего особенного. Отправился в Кельце, сейчас вернулся в Скопье — надо пообщаться с друзьями. Потом поеду в Мостар проведать родителей, затем отдохну на хорватском побережье. И 1 августа надо быть в Кельце, чтобы готовиться к новому сезону.

— Кто для тебя самый интересный персонаж в "Вардаре"?

— Тимур Дибиров. Он один из лучших людей, которых я встречал. Тимур всегда хочет быть первым — на тренировках, в играх. Восхищает его неизменная вера в свои силы, в команду. Еще отмечу Стоянче Стоилова и Даниила Шишкарева, тоже классные парни. Очень жаль, что больше не буду играть с ними. Но такова жизнь…

— В "Вардаре" были два сильных плеймейкера — ты и Сташ Скубе, и поэтому ты часто смещался на позицию полусреднего. Тебе так удобно?

— Вполне, ведь мы со Сташем все же разноплановые игроки. Он маленький и быстрый. Считаю, у нас была отличная задняя линия — Скубе, Криштопанс и я.

— Как правильно произносить твою фамилию?

— С ударением на первом слоге. Хотя русские ребята говорят КарАчич, но это не совсем верно.

— Часто бываешь в родном Мостаре?

— Приезжал туда буквально десять дней назад. Как уже сказал, скоро поеду снова. Повидаюсь с родными.

— В начале девяностых в Мостаре активно велись боевые действия…

— Да уж. Но я был мал и почти ничего не помню. Даже рад, что все подробности позабылись. Не та тема, которую хотелось бы обсуждать.

— Мостар — это Герцеговина, и у твоих братьев Ивана и Горана боснийское спортивное гражданство. Как и почему ты стал выступать за Хорватию?

— Наша семья — этнические хорваты. Меня начали вызывать еще в юниорскую сборную. В 2006-м мы стали чемпионами Европы, в 2007-м — серебряными призерами мирового первенства.

Иван тоже хотел играть за сборную Хорватии, просто у него не было такой возможности, и в итоге он стал защищать цвета боснийцев. Рад, что брат недавно забросил в концовке гол чехам и помог своей команде отобраться на чемпионат Европы. Хотелось бы, чтобы наши сборные оказались в одной группе.

Родные братья играют за разные сборные: Иван — за Боснию и Герцеговину, а Игор — за Хорватию

— Любишь соперничать с Иваном?

— Конечно, это забавно. Тем более что я обычно побеждаю. Ха, мы встречались 15 раз, и счет 14:1 в мою пользу. Запомнилась встреча на чемпионате мира в Катаре — тогда мы уверенно одолели боснийцев.

— А как получилось, что младший брат Горан в отличие от вас стал футболистом?

— Ну, наш отец тоже когда-то играл в футбол. Правда, это было лет сорок назад. Сейчас он отошел от спорта, работает в сфере медицины. И Горан всегда предпочитал футбол, хотя гандбол он тоже очень любит. Наш младший — вратарь, он выступает в Турции за "Аданаспор". Потенциал у парня есть — может, станет классным голкипером. Сейчас ему всего 22.

— А если футбольная сборная Боснии будет играть с хорватами, за кого будешь болеть?

— За Хорватию, конечно!

— Как часто ваша семья собирается вместе?

— Во время сезона это сложно, хотя отец часто приезжает на мои матчи. Хоть в Кельн, хоть в Москву — куда угодно! А с братьями мы скоро встретимся на море, будем вместе отдыхать.

— Ваша гандбольная национальная команда переживает непростые времена. Что не получилось у возглавлявших ее Славко Голужи и Желько Бабича?

— Сложно сказать. У нас много классных игроков. На последнем чемпионате мира немного не повезло. Скажем, в важном матче с немцами были все шансы на успех, но проиграли фактически в последние полминуты. Но все-таки у нас отличная команда. Думаю, в ближайшие годы добьемся успеха — может, на чемпионате Европы. Важно, что многие игроки голодны до побед.

— Как ты отреагировал на возвращение в сборную Лино Червара? Его экстравагантность не доставляет проблем?

— Мне с Лино совсем не сложно. Он хороший человек и прекрасный тренер, который особенно умеет ставить защиту. Работать с ним всегда приятно.

— В хорватской сборной три звездных плеймейкера: ты, Лука Циндрич и Домагой Дувняк. Вам комфортно вместе?

— И Лука, и Домагой — классные парни и мои лучшие друзья. Больших проблем нет, тренер дает поиграть всем. На площадке могут одновременно находиться двое из нас: я и Лука, я и Домагой либо же Лука с Домагоем.

— В Кельце ты ведь, по сути, и займешь место ушедшего Циндрича. Говорил с ним об этом?

— Конечно. Лука отозвался о польском клубе положительно. Просто ему предложили очень хороший контракт в "Барселоне", поэтому он ушел.

— Как ты вообще пришел в гандбол? По примеру старшего брата?

— Да, Иван начал заниматься этим видом первым. Он всегда был моим кумиром.

— Иван провел несколько сезонов в белорусском БГК. Правда, что туда звали и тебя?

— Из Бреста позвонили месяца три назад. Они были заинтересованы в моих услугах, но пришлось отказать — к тому времени я уже подписал контракт с "Виве".

Иван и Игор Карачичи

— Звали ли тебя когда-нибудь в Западную Европу: Германию, Францию, Испанию?

— Да, предложений хватало. Но до поры до времени меня все устраивало в Скопье. Не хотелось ничего менять.

— Чего еще хочешь добиться в карьере?

— Мечтаю выиграть топ-турнир со сборной. Молюсь, чтобы это произошло. В Лиге чемпионов я побеждал, а вот с национальной командой добивался больших успехов лишь на юниорском уровне. На взрослом мой максимум — европейская бронза в 2016-м. Есть огромное желание пополнить коллекцию.

Сейчас мне 30 лет — золотой возраст для гандболиста. Расцвет сил у нас длится с 27 до 32-33 лет, и я чувствую, что нахожусь на пике.

Фото: kielcehandball.pl, jutarnji.hr, klix.ba, gol.mk.


Теги: игор карачич | вардар | сборная хорватии |

Автор:  Сергей Николаев
Турниры:  Лига чемпионов (мужчины)
Только авторизованные пользователи могут добавлять комментарии.

Лента новостей

#чемпионатмира2018