Гинтарас Цибульскис: "Представляете, Динар попросил о том сэлфи сам..."

02 Января 2020

Есть подозрение, что на матчах сборной Литвы зрители по всей Европе улыбаются чуть чаще обычного. Особый шарм и колорит этой команде издавна придает ее исполин-линейный.

При росте два метра Гинтарас Цибульскис загоняет весы на отметку 175 килограммов. И тем самым рушит стереотипные представления о габаритах, допустимых для гандболиста высокого класса.

Гинтарас Цибульскис: "Представляете, Динар попросил о том сэлфи сам...", изображение №1

Аномальный вес не помешал харизматичному литовцу сделать неплохую карьеру. Он поиграл в сильнейших дивизионах Испании и Голландии, сейчас выступает на родине за клайпедский "Драгунас" и отнюдь не списан со счетов тренерами национальной команды.

— Славой самого тяжелого гандболиста Европы вы обязаны наследственности?

— Это точно. Родственники у меня все большие. Уже в первом классе я весил 52 килограмма, а наша учительница — всего 49. Когда мы всей семьей выходили в город, встречные прохожие уважительно оборачивались "О, это Цибульскисы на прогулке!"

— Где это было?

— Я родился в Зарасае, на северо-востоке Литвы. Это место с прекрасной природой, озерный край, куда летом на отдых приезжают множество туристов из Германии, Голландии и России. В пору моего детства это был очень спокойный и милый городок с десятком тысяч жителей, где все друг друга знали.

— В школе вы были знаменитостью?

— Поначалу — героем дразнилок. Подначки одноклассников я принимал близко к сердцу. Но однажды папа сказал: "Если тебя обзывают, проучи! Кулаком!". Я так и сделал. Помню, учительница поставила меня в угол. Но никто с тех пор уже не обзывался.

Однажды к нам на урок пришел тренер и спросил: "Кто хочет попробовать себя в гандболе?". Это было во втором классе. Про такую игру я услышал впервые, но руку поднял.

Мяч нам дали только на второй неделе занятий. Наша команда на той тренировке победила 2:1, и оба гола были мои.

Так я начинал. А в 16 лет меня пригласили учиться в Каунас, куда собирали талантливых гандболистов со всей Литвы. После школы поступил в спортивный университет и подписал четырехлетний контракт с "Гранитасом" — тогда сильнейшим клубом страны. Уже тогда, когда получал мяч в линии, меня очень трудно было остановить.

Гинтарас Цибульскис: "Представляете, Динар попросил о том сэлфи сам...", изображение №2

— По ходу карьеры вас определенно должны были позвать в тяжелую атлетику...

— Звали. Но только в легкую — метать диск. В семнадцать лет втайне от всех я даже тренировался три недели. Увидев, как я метал, тренер сразу сказал: "Парень, через пять лет ты выиграешь Олимпиаду!". Но как-то я ему не поверил. Решил остаться гандболистом.

В подростковом возрасте положительным поведением я не отличался. Дисциплину не любил. Тренер на занятиях любил устроить соревнования на скорость, и тот, кто прибегал последним, наказывался десятком отжиманий. Это всегда был я. Злился, психовал, и тренер выгонял меня из зала. Я возвращался, извинялся. Но через неделю все повторялось.

Таким большим, как сегодня, я тогда не был. До 140 килограммов добрался уже после тридцати, а затем еще прибавил.

— Кроссы и в профессиональном статусе не жаловали?

— Да уж. Но иногда бегать приходилось. Отставал минут на двадцать, но к финишу приходил.

— Правда, что во время школьных соревнований вы сломали сопернику ногу?

— Вы тоже про это знаете? Мне было тогда лет шестнадцать. Во время игры нечаянно упал на парня из другой команды. На следующий день он пришел в школу в гипсе. Ну, что было поделать? Извинился.

В Голландии потом была история на схожую тему, но уже смешная. Мы играли дерби: мой "Харри-Ап" из Звартемеера против "Эммена". Между городами десять километров. Зрителей на трибунах — тысячи три.

В одном из эпизодов я получил мяч в линии и при броске упал. Почувствовал боль в колене. Сразу подумал, что повредил мениск или "кресты". А потом смотрю: это я коленом проломил деревянный пол. Все, конечно, смеялись. Игру остановили на десять минут. Мне даже стыдно стало, хотя моей вины там не было.

Однажды и в сборной поднял публике настроение. Это было в Толедо, на товарищеской встрече с испанцами. Прибежал на замену, опустился на стул, а он рассыпался. Народ смеялся, хотя я тогда даже слегка повредил спину.

 Как удалось в 2011-м подписаться в "Куэнку" из испанского топ-дивизиона?

— Ее тренеры следили за мной на протяжении пары сезонов. Испанцы вообще любят габаритных линейных.

Гинтарас Цибульскис: "Представляете, Динар попросил о том сэлфи сам...", изображение №3

— Сколько тогда весили?

— 155. Но при этом много занимался в тренажерном зале, был хорошо сбит. В "Куэнке" быстро стал любимцем болельщиков, они посвящали мне частушки. Наши фанаты и журналисты меня любили, а вот болельщики соперников почему-то постоянно кричали в мой адрес какие-то гадости.

— Как сложился для вас тот испанский отрезок?

— За три сезона мы дважды стали шестыми — это были самые высокие достижения "Куэнки". А потом начался финансовый кризис, и команда сместилась по таблице вниз. Да еще и зарплата упала. Было время, когда шесть месяцев не платили вообще ничего. Из-за проблем с деньгами я и уехал. Клуб должен мне до сих пор.

— Почему отправились в Нидерланды? Неужели не было вариантов в других странах?

— Очень хотел попробовать себя в Бресте, в Минске или в запорожском "Моторе". Но, к сожалению, туда меня не звали. Хотя поиграть в той же Беларуси было мечтой, которая не сбылась...

А Голландия — это после Испании, наверное, три шага назад. Но зато там исправно платили все, что пообещали. "Харри-Ап" —полупрофессиональный клуб, игроки которого параллельно работали по пять часов в день. Я, например, проводил это время с молотком на производстве деревянных поддонов.

Но позже мне дали возможность тренировать детей. С ними я даже несколько раз становился чемпионом страны. Поиграл там пять лет, потом решил вернуться в Литву. У меня родился сын, хотелось, чтобы он ходил в литовский садик и учился в литовской школе. Так что уже четвертый год выступаю за "Драгунас".

— В Голландии вы еще прибавили в весе?

— Там особого значения этому не придавали. Все были рады уже тому, что я играл. Так что питался так, как хотел. Правда, гамбургеры из "МакДональдса" я не люблю. А вот пиццу раз на месяц мог себе позволить. Но в принципе всегда отдавал предпочтение литовской кухне — а в ней много мяса и картошки. Да и порции люблю большие.

Гинтарас Цибульскис: "Представляете, Динар попросил о том сэлфи сам...", изображение №4

— Когда встречал ваши фотографии, всегда задумывался, как вас обеспечивают формой.

— С экипировкой проблем хватало. Несколько лет назад на сезон мне требовалось пять или шесть маек. Да и те отдавали на ремонт в ателье. Сейчас форму не рву — ее качество стало выше.

— Пробовали бороться с весом?

— Перед отъездом в Испанию благодаря хорошей диете за два месяца сбросил 20 килограммов. Тогда строго считал калории. В день нельзя было потреблять больше двух тысяч. Было трудно. Пришлось проявить волю. Но я справился.

— Как к вам относятся соперники из топовых сборных, с которыми порой встречается литовская команда?

После матчей иногда просят сделать сэлфи. Например, два года назад со мной сфотографировался главный тренер французов Динар. Представляете, не я попросил Дидье о совместном фото, а наоборот! Чувства при этом были немного странными. Как оказалось, он хорошо помнит времена, когда мы играли друг против друга: он — за мадридский "Атлетико", а я — "Куэнку".

С Дидье Динаром
С Дидье Динаром

— Самая странная реакция публики на ваше появление на площадке?

— На игру в Норвегии пришли девять тысяч зрителей. Когда я вышел на площадку, все они сразу достали мобильники и стали снимать меня на видео. Это было необычно, немного смущало. С тех пор стараюсь ничего подобного не замечать.

А два года назад, когда прогуливался после игры в центре Загреба, ко мне подошла девочка и спросила по-английски: "Вы из Литвы? Гандболист?" Я удивился: "Ну, да". — "А я из Норвегии! Помню, как вы играли у нас за свою сборную". Норвежка узнает тебя в столице Хорватии! Вот это было очень приятно.

— Где вас принимают теплее всего?

— В Минске! После матчей за "Драгунас" или сборную зрители непременно подходят с добрыми словами, просят автографы. Такие симпатии для меня удивительны. Я уже три или четыре раза увозил из Беларуси призы лучшему игроку матчей.

— А у вас часом не белорусские корни? "Цыбуля" — это по-белорусски "лук".

— Ха, по-украински тоже. Слышал, что мои предки жили на Украине.

— Вам 33 года. Долго планируете играть?

— Это как повезет. Если травм не будет, то еще года два. Но параллельно я уже работаю вторым тренером "Драгунаса" и занимаюсь в клубной школе с детьми. Хочу остаться там по окончании игровой карьеры.

— Каким видите свой рабочий тренерский вес?

— 130 килограммов было бы в самый раз. Думаю, скоро начну худеть.

— Ваш пример может оказаться заразительным для других больших парней?

— Плохо, что у них часто случаются травмы, бывают проблемы с коленями, ахиллами. Меня, похоже, выручает генетика. Тьфу-тьфу-тьфу, всех бед за карьеру — перелом пальца.

Так что в принципе в гандбол может играть любой человек. При большом желании возможно все.


Теги: гинтарас цибулькас |

Автор:  Тарас Щирый
Только авторизованные пользователи могут добавлять комментарии.

Лента новостей

#чемпионатмира2018