Андрей Андреев. Как выйти из автобуса на середине пути. От ручного мяча — к ядерной физике

05 Апреля 2020

Гандбол порой дает разгон необычным судьбам. Великим игроком Андрей Андреев не стал. Но школа, полученная им в родном Краснодаре, помогла добиться в жизни многого.

Андрей Андреев. Как выйти из автобуса на середине пути. От ручного мяча — к ядерной физике, изображение №1

— В юности вы разрывались между гандболом и физикой. И в итоге наука взяла верх. Поняли, что в спорте многого не добьетесь?

— Это слишком простое объяснение. Давайте расскажу. Однажды к нам в 36-ю краснодарскую школу наведался Валентин Михайлович Шиян. Тогда он только закончил играть. Слава знаменитого тренера была у него впереди и начиналась, по сути, с нуля.

Наша школа была далеко не единственной, попавшей в зону его внимания. Но незадолго до его визита к нам пришел новый учитель физкультуры, который до этого работал в ГДР. Он уже успел познакомить нас с ручным мячом на уроках в школьном дворе.

Так что Шиян предложил прийти к нему на тренировку всем парням разом. В итоге четверо, в том числе и я, остались с тренером надолго.

Володя Фролов был талантливым левым крайним, но его замучили и заставили закончить играть постоянные травмы коленей.

Володя Репьев, мой напарник на позиции линейного, стал ведущим игроком СКИФа, серебряным призером Олимпиады-80. Взяв паузу в спортивной карьере, он защитил диссертацию, стал кандидатом технических наук и затем на сезон вернулся в гандбол.

А вот Виталий Скибицкий и я сделали выбор в пользу серьезной учебы. Виталий стал доктором медицинских наук, возглавил кафедру в мединституте. Он воспитал плеяду выдающихся кубанских врачей и сейчас активно продолжает преподавательскую и научную деятельность.

— Шиян знал, где искать умных учеников…

— Наша школа уже тогда была и остается сейчас одной из лучших в крае. Например, из нашего выпуска 1972 года вышли немало талантливых ученых, врачей, преподавателей, дипломатов. Из следующих поколений выпускников наиболее известна, пожалуй, Маргарита Симоньян, главный редактор агентства "Россия сегодня".

1972 год, Ереван. Полуфинал первенства СССР среди юношей.
1972 год, Ереван. Полуфинал первенства СССР среди юношей.

— В том вашем составе был еще один доктор наук. Правда, он учился не в знаменитой 36-й школе.

— Имеете в виду Василия Тхорева? Он стал доктором педагогических наук и профессором Кубанского государственного университета физической культуры, спорта и туризма.

Но это было потом. А тогда, мы мальчишками начали тренироваться и играть на первенство города, затем — на первенство Краснодарского края и РСФСР. А когда Валентин Михайлович стал тренером молодежной сборной РСФСР, многих из нас он включил в ее состав. Там были Женя Трефилов, Коля Ешугов, Вася Тхорев, Володя Костыря, Сережа Новиков, Гена Грехов, Гена Кислянский — почти полвека минуло с той поры, а было словно вчера.

Хорошо запомнил международный турнир в Сочи. Посмотреть на нас приезжали будущие олимпийские чемпионы Владимир Максимов и Валерий Гассий, известные тренеры Геннадий Барышев и Александр Панов. Их присутствие подстегивало, хотелось показать все, на что способны.

Случались курьезы. О них и сейчас вспоминаем со смехом. Помню, как Костя Симонович на зависть всем нам выменял у немцев шапку-ушанку со звездой на костюм "Адидас".

— От бывших спортсменов часто слышишь: спорт воспитал в нас характер…

— И это точно не пустые слова. Однажды Шиян сказал фразу, запавшую в мою память: "Ребята, может, не все вы станете великими гандболистами, но эти годы запомните на всю жизнь". И ведь это действительно так.

Мальчишкой мне довелось попасть в команду мастеров класса "А". С "Урожаем" побывал в разных городах Советского Союза. Каунас, Ереван, Белгород, Воронеж — гандбол открыл нам окно в мир.

Питались мы в ресторанах. По тем временам это было круто. Правда, расплачивались талонами, а не наличными деньгами, что порой приводило к недоразумениям с официантами — те пробовали обходить наши столики стороной.

Как-то раз на сборе в Воронеже мы просидели без заказа битый час. Тогда я стал поперек дороги одному из парней с подносом: "Послушай, я в команде самый маленький, но очень голодный. А представляешь, как проголодались наши "большие" и что они готовы с тобой сделать?". Через пару минут столы были накрыты.

1973 год, Октябрьск. Чемпионы РСФСР среди юниоров 1952-1953 годов рождения. В команде Валентина Шияна все игроки были на два-три года младше. Андрей Андреев — стоит второй слева
1973 год, Октябрьск. Чемпионы РСФСР среди юниоров 1952-1953 годов рождения. В команде Валентина Шияна все игроки были на два-три года младше. Андрей Андреев — стоит второй слева

— Решение оставить гандбол далось тяжело?

— Очень. Я до последней возможности совмещал гандбол и учебу. Даже пропускал некоторые уроки, предпочитая им спортивный зал. Но все же поехал в Москву — поступать на физический факультет МГУ.

Валентин Михайлович моим решением был расстроен. Но все же выдал письмо в спортклуб МГУ с просьбой поставить меня на сдачу экзаменов в первый поток, чтобы я смог выступить за сборную РСФСР на Спартакиаде школьников в Киеве.

Но мне было неудобно кого-то об этом просить. В результате и на Спартакиаду не поехал, и на физфак не поступил — недобрал балл. До сих пор испытываю неловкость перед тренером. Но он продолжил за меня бороться.

— Каким образом?

— Когда я вернулся в Краснодар, Шиян настаивал, чтобы я поступил в политехнический институт. Кстати, именно этот вуз окончил Володя Репьев. Но я вновь пошел наперекор тренеру своей дорогой и подал документы в Кубанский государственный университет.

Дело в том, что краснодарская команда "Университет" выступала тогда в высшей лиге чемпионата СССР, а Валентин Михайлович стремился вывести на такой же уровень свой "Урожай" и хотел сохранить для этого у себя под крылом лучших воспитанников. А КГУ мог легко наложить запрет на выступление своего студента в рядах потенциального конкурента.

Но "политех" меня совершенно не привлекал. С шестого класса школы я побеждал на краснодарских городских олимпиадах по физике и математике, мечтал о физфаке МГУ.

В итоге Шиян не взял меня на очередной турнир. Он объяснил это указанием сверху сократить в сборной РСФСР число краснодарцев и расширить представительство других регионов. Но я посчитал, что причина не в этом, а в недоверии тренера ко мне. Ведь я дважды не послушал его советов, по сути — подвел.

На турнире в Тирасполе. Верхний ряд: Юрий Полулях, Геннадий Грехов, Константин Симонович, Андрей Андреев, Александр Овсянников, Нух Ешугов: нижний ряд: Владимир Кияшко, Василий Тхорев, Александр Долгий, Владимир Репьев, Александр Козка.
На турнире в Тирасполе. Верхний ряд: Юрий Полулях, Геннадий Грехов, Константин Симонович, Андрей Андреев, Александр Овсянников, Нух Ешугов: нижний ряд: Владимир Кияшко, Василий Тхорев, Александр Долгий, Владимир Репьев, Александр Козка.

Метания между спортом и физикой продолжались. Мечта об МГУ меня не оставляла. После третьего курса вновь поехал в Москву в надежде перевестись в университеет, но получил отказ — нужно было вновь сдавать вступительные экзамены. В итоге перевелся на факультет экспериментальной и теоретической физики МИФИ с потерей года учебы. Окончил его в 1979 году.

— Физика — наука сложная…

— А я постигал ее с удовольствием. Стимулировало и непростое материальное положение — отличники получали повышенную стипендию, а через год я стал ленинским стипендиатом.

И гандбол не бросал. Играл за МИФИ на первенстве Москвы. В одном из матчей сошлись с Сережей Новиковым, партнером из команды Шияна. Он поступил на экономический факультет КГУ, поиграл за "Университет". А когда его отца перевели на работу в Москву, Сергей перевелся на факультет зарубежной экономики МГИМО. После этого мы друг друга уже не теряли. Серега сейчас на пенсии, живет в Геленджике.

— После переезда в столицу связь с краснодарскими друзьями поддерживали?

— Приходил на все туры чемпионата СССР, проводившиеся в Москве. Потом садился в автобус с командой, уезжавшей во Внуково. Выходил на середине пути. Было грустно расставаться. Возникало ощущение, что вышел из этого автобуса уже давно, у меня другая жизнь, а парни все еще ходят по этому тяжелому кругу — из города в город, из спортзала в спортзал.

Конечно, связь с ними все время была. С Валентином Михайловичем встречались и в Москве, и в мои приезды в Краснодар. Никакой обиды на меня он не затаил. Наоборот, всегда поддерживал.

В прошлом году удалось собираться теплой компанией с Васей Тхоревым, Колей Ешуговым, Юрой Полуляхом и Женей Трефиловым. Делились событиями из жизни, вспоминали молодость.

Андрей Андреев. Как выйти из автобуса на середине пути. От ручного мяча — к ядерной физике, изображение №5

— Трефилов рассказывал, что вы здорово поддержали его, когда он совсем зеленым приехал из Усть-Лабинска в Краснодар…

— Это он приукрашивает. У нас в команде была отличная дружная атмосфера. Каждый стоял друг за друга горой. Шиян воспитал нас так: если соперник с кем-то обошелся не по-джентльменски, ударил исподтишка, встретил коленом или локтем, это нельзя оставлять без ответа. В таких случаях обидчику бывало вдвое больнее. Поэтому и связываться с нами решались немногие.

Думаю, Женька именно это имел в виду. Он чувствовал поддержку, и не только мою. Наша команда в этом плане была действительно уникальной.

— Трефилова вы знаете с младых лет. Можете коротко охарактеризовать старинного друга?

— Неповторимая личность с колоссальной энергетикой и потрясающим чувством юмора. Классный специалист, достижения которого говорят сами за себя. А кроме всего прочего, просто очень хороший человек: интересен, доброжелателен, надежен.

В конечном счете, все мы — воспитанники Шияна. Михалыч не просто тренер, он и выдающийся воспитатель.

Андрей Андреев. Как выйти из автобуса на середине пути. От ручного мяча — к ядерной физике, изображение №6

— В МГУ вы все-таки прорвались…

— Да, мечта сбылась в 80-м году — поступил там в аспирантуру. В 83-м ее окончил, через год защитил диссертацию и несколько лет работал в НИИ ядерной физики МГУ, при этом постоянно сотрудничал с кафедрой электроники физфака.

В 91-м году поехал на стажировку в Данию, в университет Копенгагена. Мне нравилась тема, которой пришлось там заниматься. Видимо, и я пришелся ко двору. Предложили остаться на постоянной работе в статусе приглашенного научного сотрудника. Передо мной стал выбор: оставаться в Дании или возвращаться в Россию. Решил вернуться.

— Почему?

— Да все просто: чужие мы на том Западе. В Дании были комфортные условия для интересной работы. Но не покидало ощущение, что я там не свой. Оно мешало. Решил, что надо быть среди своих.

Вернулся в Москву, в НИИ ядерной физики. А вскоре в стране возникло движение МЖК — молодежных жилищных комплексов. С этого началась моя предпринимательская деятельность, стал погружаться в нее все глубже.

Дело было трудным, но интересным. Мы перестроили четыре старых здания. С огромным трудом, но все-таки удалось с помощью мэрии перевести их из разряда нежилых помещений в жилые и передать на баланс МЖК. Причем часть квартир в соответствии с законодательством ушли городу, а другая часть — молодежи университета и нескольких московских предприятий.

Мы, МГУшники, создали кооператив "Наука". В его задачи входило зарабатывание денег, а представители завода "Союз" и НПО "Каучук" занимались строительством. В те годы я был председателем добровольного общества по развитию МЖК "Искра", членом городского штаба МЖК.

Затем мы стали претворять в жизнь проект "Денди". Помните, была такая детская игровая приставка для телевизора? Первоначально компания "Стиплер", созданная выпускниками МГУ, заказывала приставки и картриджи к ним на Тайване. А в начале 1994-го их выпуск был перенесен в Россию, и я стал курировать это направление как вице-президент "Стиплера".

Поиски отечественного производителя привели нас на завод "Тензор", который остался без средств к существованию после экономических потрясений начала 90-х. Вместе с единомышленниками и партнерами мы подняли предприятие на ноги, сохранили четыре тысячи рабочих мест.

Сегодня я председатель совета директоров ОАО "Приборный завод "Тензор". Мне принадлежит большой пакет акций предприятия. Все эти годы нам удается держаться на плаву. Наша продукция используется в основном на атомных станциях. Поставляем туда системы контроля пожарной защиты. Они работают также в организациях и на предприятиях Министерства обороны, химического и нефтехимического комплексов, ТЭКа.

Андрей Андреев. Как выйти из автобуса на середине пути. От ручного мяча — к ядерной физике, изображение №7

— Вы — бывший гандболист, сейчас – успешный предприниматель. На ваш взгляд, наш вид спорта интересен для бизнеса?

— Не думаю. Снимаю шляпу перед Сергеем Шишкаревым, Иваном Саввиди, Михаилом и Константином Цыбенко, которые поддерживают гандбол финансово.

— У вас не было желания к ним присоединиться?

— Желание было всегда. Но, к сожалению, нет возможности. Масштаб моего бизнеса таков, что все время приходится бороться за выживание. Мешают регулярные кризисные явления, постоянные скачки валютных курсов. Все это сказывается на финансовых результатах, мешает развитию.

Да и процентная ставка в наших банках все высасывает. Сегодня наша экономика ориентирована на выращивание банковского и государственного секторов. Малый и средний бизнес находится в тяжелой ситуации и невыгодных условиях, которые катастрофически осложнились в последние недели.

И еще. Если в целом говорить о маркетинговой и рекламной пользе нашего сотрудничества с гандболом, то никакого экономического эффекта конкретно нашей компании оно не принесет.

Выход для российского гандбола вижу один — пытаться привлечь к себе внимание крупного бизнеса. А для этого необходимы победы, красивые матчи, рейтинги телетрансляций и зрители на трибунах.

— Евгений Трефилов в недавнем интервью рассказал, как вы изготовили и подарили копии золотых медалей Рио ему и Сергею Шишкареву. Как родилась такая идея?

— Так она витала в воздухе. Ведь это же в высшей степени несправедливо — не награждать медалями тренеров. Вот и пришлось справедливость восстановить. При этом мы слегка нарушили авторские права Международного олимпийского комитета. Но, надеюсь, он на нас не обидится.

Сначала я думал только о Трефилове, но когда тот рассказал, каким был вклад в победу главы федерации Шишкарева, решил сделать медаль и для Сергея Николаевича.

Попросил знакомого скульптора сделать копии медали. От оригинала они отличаются только "внутренним содержанием" — сделаны из бронзы и покрыты сусальным золотом. А оригинал представляет собой сплав серебра и небольшого количества золота.

Андрей Андреев. Как выйти из автобуса на середине пути. От ручного мяча — к ядерной физике, изображение №8

2019 год, Краснодар.Евгений Трефилов, Юрий Полулях, Нух Ешугов, Андрей Андреев, Виталий Скибицкий, Евгений Трефилов.

— А в какой из версий награды золота больше?

— Ха, в данном случае это не столь важно. Но золото у нас настоящее.

— Следите за современным гандболом?

— Важнейшие события старюсь не пропускать. Смотрю в основном женский гандбол. И получаю от него большое удовольствие. Мужской не впечатляет. Как ни взгляну — расстраиваюсь.

Я тесно связан с Францией. У меня пятеро детей: две девочки и три парня. Старшая дочь умудрилась выйти замуж за француза, а младшие проводят во Франции большую часть времени — там живут и учатся.

В 2018 году мы с 11-летним сыном Александром смотрели с трибун матчи нашей женской сборной на чемпионате Европы, от души болели за девчат. Причем даже жили в одном с ними отеле! Сын у меня футболист, но и ему женский гандбол очень понравился.



Теги: андрей андреев | интервью |

Автор:  Сергей Приголовкин
Только авторизованные пользователи могут добавлять комментарии.

Лента новостей

#чемпионатмира2018