Агент Балича запросил много денег, в клуб мог перейти Доленец — интервью с экс-директором БГК

29 Марта 2020

У литовца Миглюса Астраускаса крайне интересная карьера. В ней уйма опробованных ролей (тренер, директор, генеральный секретарь) и обжитых стран (Исландия, Испания, Беларусь).

Агент Балича запросил много денег, в клуб мог перейти Доленец — интервью с экс-директором БГК, изображение №1

Конечно, тренерская деятельность заняла большую часть этой увлекательной карьеры и протекала во всех упомянутых странах. В Исландии Миглюс выигрывал серебро чемпионата и Кубок страны с "Копавогсом". В Испании с "Толедо" застал элитарную Лигу ASOBAL. В Беларуси поруководил БГК имени Мешкова в золотые времена чемпионата. Ну и, конечно, была родная Литва — с работой в командах Каунаса, в различных сборных, в том числе национальной, в "Драгунасе" и женской "Гарляве", ставшей его последним пока клубом.

Агент Балича запросил много денег, в клуб мог перейти Доленец — интервью с экс-директором БГК, изображение №2

Роль спортивного директора Миглюс разучил опять же в БГК — то был недолгий, но вместивший много интересного период. А генеральным секретарем литовской федерации 51-летний специалист является сейчас — пост он занимает с июня 2014-го. В общем, это один из тех интересных гандбольных персонажей, которые знают про нашу игру многое. И знаниями этими готовы поделиться.

— В конце прошлого года большой резонанс вызвала новость о том, что "Берлин" возглавит 25-летний Ярон Зиверт. Вы ведь тоже начали тренировать чрезвычайно рано?

— Да. В 1990 году — мне тогда было двадцать два. В двадцать девять я уже был главным тренером команды "Каунас Лушис". Мы три года боролись с "Гранитасом" за первое место в чемпионате Литвы. В середине девяностых возглавил сборную юношей. Не знаю, рано или нет. Ха, так сложилось.

Тогда среди игроков была большая конкуренция. Сейчас она поменьше. Поступил в институт физкультуры, тренировался со второй командой "Гранитаса". Но в системе клуба было много гандболистов. Перешел на тренерскую работу. Потом тоже чуть-чуть играл — но не на высшем уровне.

— Игроки "Каунаса" вас слушались?

— Слушались. Они росли в переходный период. Никаких вопросов и проблем. В команде была дисциплина. Я имел идеи. Думаю, ребята им верили. К тому же гандболистов старше меня не было. В Литве играли молодые команды, они держались на студентах. Тогда был установлен возраст для выезда за границу — двадцать пять лет. Раньше не разрешалось. Больших зарплат парни не получали. Целью было поднять мастерство, окончить университет, уехать за границу и там обеспечить себе жизнь.

Агент Балича запросил много денег, в клуб мог перейти Доленец — интервью с экс-директором БГК, изображение №3

— Вспомните пару интересных историй из тех времен, когда вы только начинали.

— Вспоминаются смешные случаи, которые происходили в Исландии. Как-то играли в чемпионате. Выходим на второй тайм после перерыва. Тогда между обороной и нападением мы меняли одного игрока, выпускали другого. Гандболист прибегает на скамейку, а защитника нет. Ха, закрыли в раздевалке. Наверное, был в туалете. Все ушли на второй тайм, а последний закрыл дверь.

Еще случай. Играли с "Валюром", бились за первое место. У нас был гандболист, который раньше выступал за этот клуб. На скамейке запасных все игроки сидели в спортивных костюмах. А под игровую майку надевали хлопковую. Говорю тому парню: раздевайся, сейчас выйдешь. Он снимает байку. А под ней нет игровой майки. Но есть хлопковая — причем она оказалась тренировочной майкой "Валюра". Потом он пошел в раздевалку, взял нашу форму и все же появился на площадке. После матча за такие дела он должен был проставиться перед командой.

— Как вас вообще занесло в Исландию?

— Я работал в Литве — с "Лушисом". Потом ушел, окончил магистратуру, начал готовить докторскую диссертацию. Тема: "Оптимизация подготовки гандболистов: детренированность гандболистов в переходном периоде". Научным руководителем был Антанас Скарбалюс, который выиграл еврокубок с "Гранитасом". Стал тренировать команду университета. Двух игроков рекомендовал в Исландию. Однажды в том клубе спросили: может, ты сам хочешь приехать потренировать? В итоге пробыл там четыре года.

— Роланд Эрадзе рассказывал об удивительной простоте и дружелюбности жителей Исландии. Мол, двери в домах можно было даже не закрывать...

— Так и было. Криминальная ситуация — практически нулевая. В тюрьме сидели девять человек. Потом уже много эмигрантов приехало. И они статистику немножко подпортили. Но это правда — люди дружелюбные.

С Эгидиюсом Пяткявичюсом и Роландом Эрадзе
С Эгидиюсом Пяткявичюсом и Роландом Эрадзе

Работать с исландцами было очень легко. Они с характером, хотят чего-то добиться. Многие занимаются спортом, музыкой. Заканчивался гандбольный сезон, на следующей неделе начинался футбольный. Были те, кто играл и там, и там. Много залов, стадионов. Правительство к этому очень серьезно относилось. Потому что раньше были проблемы с поведением молодежи. Наркотики, все остальное... Существовала шикарная программа по развитию спорта.

Игроки все время хотели работать дополнительно. "Утренняя" тренировка у нас была во время обеденного перерыва. С двенадцати до часа. Парни приезжали с работы. Не каждый день и не все, конечно, но все-таки.

Клуб делал лагеря для детей: мол, две недели тренер Миглюс будет учить вас защитным действиям. В понедельник и среду работали с мальчиками, во вторник и четверг — с девушками. Так тренировки начинались перед уроками, в семь часов утра. При этом за участие надо было платить. Помню, у меня было двадцать шесть девочек и двадцать девять мальчиков на каждом занятии.

— Что еще удивило?

— Конечно, природа. Деревьев почти нет, только в городе. Много красивых мест. И ледниковая лагуна, и горячие источники, и вулканы, и, конечно, океан... Полярные день и ночь. Когда приезжала новая семья, дети спрашивали: сейчас ночь или день? Лампы на улицах зимой даже не гасли. Непривычно. Однако мы, литовцы, легко приспосабливались. Иногда на исландцев накатывала депрессия. Но они боролись с ней опять же с помощью спорта и музыки.

Исландцы — патриоты. Удивило, что сборные младших возрастов ездили на турниры за свой счет. Допустим, команда U-18 отправляется во Францию. Надо всем внести, например, 1100 евро. Нет проблем. 500 дает клуб, 500 родители, 100 спонсоры. Поколение 1984 года рождения тогда победило на чемпионате Европы. В той команде играл вратарь нашего клуба Бьергвин Густавссон. Он и еще три гандболиста "Копавогса" имеют опыт выступлений и в национальной сборной.

А не так давно был с литовской командой U-21 в Исландии. И мне сказали, что игроки до сих пор собирают деньги. В федерации трудно с финансами. Они на этом держатся и не видят проблем. Ха, у нас федерацию за это, наверное, закрыли бы.

Добавляем к спортивности исландцев характер — и получаем результаты в игровых видах.

Агент Балича запросил много денег, в клуб мог перейти Доленец — интервью с экс-директором БГК, изображение №5

— После Исландии вы стали главным тренером сборной Литвы. Под вашим руководством она, наверное, ближе всего в новом веке подобралась к попаданию на топ-турнир — в отборе ЧЕ-2010. Это самое большое разочарование в карьере?

— На международной арене — да. Мы встречались с украинцами в гостях. Поскольку потом обыграли их дома, тогда нам хватало бы ничьей, чтобы были хорошие шансы на выход. Но мы уступили мяч. У нас была последняя атака, большинство, еще поменяли вратаря. Перед этим Андрюс Жигялис забросил два мяча с края. А последний, решающий бросок не реализовал — мяч отбил, по-моему, молодой Геннадий Комок. Это практически гарантировало украинцам выход в финальную часть. С тех пор нашей сборной все время чуть-чуть не хватает для попадания на топ-турнир...

— В испанском "Толедо" вы пришли на смену Сергею Бебешко, из-за чего он затаил на вас обиду. Когда работали в Беларуси, удалось расставить точки над "i"?

— Нет. Не довелось. Не знаю, отчего у него была обида. О том, что я якобы звонил в испанский клуб, чтобы его заменить, первый раз услышал, когда стал спортивным директором БГК. Предложение возглавить "Толедо" поступило, еще когда работал в Исландии. Но у меня действовал контракт с клубом. Причем сумма в Испании предлагалась даже меньше, чем в Исландии. Туда не поехал. Но поехали мои игроки: и Страздас, и Эйтутис, и Чепулис, и Пяткявичюс.

Не знаю, что там за конфликт произошел у них в "Толедо". Но президент клуба сказал мне, что еще в феврале или марте было решено не продлевать контракт с Бебешко. Тогда и позвонили мне. У меня было соглашение с литовской федерацией. Но так получилось, что за год получил только две зарплаты. Решил поехать в "Толедо".

Сами понимаете: так не бывает, чтобы какой-то тренер звонил в клуб в Испании... Кто я такой вообще, чтобы выходить на президента и говорить: этого тренера убирайте, я приеду работать? Это смешно. В Испании такого быть не может.

Агент Балича запросил много денег, в клуб мог перейти Доленец — интервью с экс-директором БГК, изображение №6

— В первом сезоне в Лиге ASOBAL "Толедо" смог сохранить место в элите, а на старте второго проиграл семь матчей подряд, после чего вы ушли в отставку. Что произошло с командой?

— Глядя на состав, все прогнозировали, что мы наберем четыре-шесть очков в первом круге первого сезона. А у нас шесть очков было уже после пяти туров. Но в концовке сезона стали спорить за выживание. Помню, обыграли "Куэнку" и место сохранили. Но уже тогда начались проблемы с деньгами. Два месяца не получали зарплату.

По окончании сезона ушли семь-восемь игроков. Чепулис и Пяткявичюс уехали в минское "Динамо" к Бебешко. Вместо них пришли скандинавы, два серба, но они оказались не такого уровня. Имели свой взгляд на игру. В первом сезоне у нас был хороший коллектив. Это создавалось не только мной и не один год. В начале второго команда уже не была такой сплоченной. Возникли новые задолженности по зарплате. Кто-то не мог даже заплатить за квартиру. Игра не пошла.

После первого сезона поменялся президент. Но остался в менеджменте. У нас с ним случались споры насчет игроков. Отношения были нервными не только с гандболистами, но и с руководством. И я уехал. Клуб взял другого тренера. Потом фанаты и игроки, по-моему, попросили его снять. Пришел Рафаэль Гихоса. Он пытался спасти сезон. Но команда покинула Лигу ASOBAL. Полгода довольно успешно играла во втором дивизионе, а потом была объявлена банкротом.

Думаю, Лига ASOBAL в то время была сильнейшим чемпионатом в мире. Все испанские сборники играли только на родине. "Барселона", "Сьюдад-Реаль", "Сан-Антонио", "Логроньо", "Вальядолид" выступали в еврокубках... Может, средний уровень в бундеслиге был и выше. Но титулы выигрывали испанские клубы.

Агент Балича запросил много денег, в клуб мог перейти Доленец — интервью с экс-директором БГК, изображение №7

— В БГК вы проработали ровно год — 14 марта 2012-го были назначены на пост спортивного директора, 14 марта 2013-го покинули должность тренера...

— Так получилось. Виза у меня была на год. Она как раз закончилась, и я уехал. Вернувшись из Испании, начал работать в "Драгунасе", за который играл молодой Йонас Трухановичюс. Мы, кстати, занимались с ним по утрам дополнительно. И мне позвонили из БГК. Тогда как раз ушел спортивный директор Вальдемар Новицкий. Может, меня подписали потому, что тренером работал тоже литовец Гинтарас Савукинас.

Нужно было набрать игроков на новый сезон. Тогда завязались связи с СЕХА-лигой. Мы с заместителем управляющего поехали на финальный раунд турнира, посмотрели гандболистов. Помню, нам было трудно играть с "Динамо". Гинтарас говорил: не хватает матчей для подготовки. "Динамо" выступало в Лиге чемпионов. А у нас были в основном игры со СКА и с "Динамо".

Александр Мешков попросил меня написать информационную справку о СЕХА-лиге. Что это за турнир, как там все происходит. Эту информацию он передал своему руководству в "Газпроме". Мы начали играть в турнире. А вскоре "Газпром" стал спонсором СЕХА-лиги.

Сезон начали не очень хорошо. Руководство решило убрать тренера. Назначили меня: мол, у тебя есть опыт, сам участвовал в комплектации. Были и хорошие матчи. Обыграли "Вардар", "Металург", "Загреб", даже "Динамо". Но потом случилась трудная неделя.

Сыграли с "Металургом" на выезде. Когда вернулись из Скопье, узнали, что через пять дней надо встречаться со СКА. В Беларуси, как всегда, календарь "плавучий". Минский клуб, наверное, немножко оказал давление на федерацию, а наш согласился на перенос. Между этими матчами у нас еще была игра с "Ловченом" — решающая за выход в финальную четверку СЕХА-лиги. Мы победили. Но в Минске не смогли побороться со СКА. После этого узнал, что я уже не тренер.

С Александром Гречиным
С Александром Гречиным

— Александр Мешков говорил, что вы ушли сами...

— Мне сообщили об этом. Было так. Тогда мы уже начали думать о новой команде на следующий сезон. Еще за пару месяцев до игры со СКА сказал, что в новом сезоне тренером не буду. Если надо, останусь директором. Тренером уже побыл. Кандидатом был Желько Бабич. Я даже прислал его CV.

— Почему не захотели остаться тренером?

— Не знаю. Понимаете, надо иметь свою команду — второго тренера, тренера по физподготовке... Тогда можно успешно работать. А одному там было очень трудно. Потом мне еще, правда, стал помогать Павел Башкин. Но было тяжело и тренировать, и отвечать за комплектацию. Игры, видеопросмотры, организация работы — это занимает много времени. Каждый должен закрывать свой участок. Не может один человек делать все. Подумал, что больше пользы принесу в той роли, в какой и начинал.

— Получается, это вы предложили Бабича на роль главного тренера?

— Мне предложил его кандидатуру один агент. И я отдал CV в клуб. О нем были хорошие отзывы. Разговоры касательно Бабича начались при мне. Сам я с ним не общался. Но рассказал о таком варианте. Потом Желько успешно работал в клубе.

Агент Балича запросил много денег, в клуб мог перейти Доленец — интервью с экс-директором БГК, изображение №9

— В те времена гуляли слухи, что в БГК может перейти сам Ивано Балич. Многие называли это "уткой". Но сообщалось и о том, что с Баличем велись переговоры...

— Разговор был. Балич — хороший друг тогдашнего левого крайнего брестчан Любо Вукича. Они оба из Сплита. У Ивано как раз что-то не ладилось в Испании. Он захотел поменять клуб. Но агент запросил очень большие деньги — и ему, и себе. Дальше переговоров дело не зашло. Суммы же названы были. Возможно, до этого с Баличем поговорил Любо. Рассказал, что здесь нормальный клуб, можно играть. Думаю, все происходило не без его участия.

— Переходом кого из игроков больше всего гордитесь?

— Любо Вукича. Это один из образцов спортсмена. Нериюс Атаевас помог, особенно в еврокубках. Помню, как-то забросил пятнадцать голов. Еще у нас играл датчанин Хенрик Кнудсен. У него был большой потенциал. И он нам тоже помог. Возможно, у Хенрика было свое мнение об игре, о том, как надо тренироваться. А еще у него случались травмы. Хотел лечиться у своего доктора. Ездил в Скандинавию. Были и очень хорошие матчи, были и травмы.

Агент Балича запросил много денег, в клуб мог перейти Доленец — интервью с экс-директором БГК, изображение №10

Также серб Милан Джукич. Но он быстро получил повреждение. А недавно играл на чемпионате Европы. Интересный, техничный игрок. Мы всегда говорим: о, травма. Но, думаю, в этом тоже одна из составляющих мастерства. У одних все время повреждения, у других их не бывает. Еще назову Ивана Карачича.

— Кто еще из известных гандболистов был близок к переходу в БГК, но так и не оказался в клубе?

— Юре Доленец. Сейчас выступает в "Барселоне". С ним был разговор. В "Горенье", по-моему, имелись проблемы с деньгами. Но на Балканах хотят очень серьезные суммы. А тогда в БГК не было такого большого бюджета и таких зарплат. Может, только Кнудсен получал примерно столько, сколько имеют сейчас.

С Вячеславом Шумаком
С Вячеславом Шумаком

— Знаю, что вы помогали найти новый клуб белорусу Антону Пракапене. Какими еще трансферами занимались?

— Ха, вы все знаете. Но я просто помогал. В каждой стране у меня есть знакомые агенты. Они присылали запросы: такому-то клубу нужен игрок. И я предлагал. В Литве было много перспективных игроков. Старался им помочь, появились связи. Пракапеня тогда заканчивал в Польше. Спросил: может, что-то есть? Левому полусреднему всегда можно найти команду. Появился вариант в Австрии, а сейчас он в бундеслиге.

Кому еще помогал? Малашинскасу. Первый его выезд был в "Бидасоа". Кстати, при мне Айденас впервые призвался в сборную. Тогда еще Бярнатонис уехал в Испанию, Атаевас в Париж... Трухановичюс в Австрию. Также помогал Гросасу, Чепулису, некоторым россиянам, украинцам... Сейчас меньше этим занимаюсь. У всех агенты.

— Как проходили ваши индивидуальные занятия с Трухановичюсом?

— Мы работали по утрам перед уроками. Иногда приходили вдвоем с Артурасом Юшкенасом, еще подтягивался вратарь. Потом я отвозил Йонаса в школу. Я тогда пробыл в "Драгунасе" полгода и уехал в Брест. Вернулся — мы уже полноценно с ним работали.

Просто Йонас жил в зале. Там есть комнаты. Он ведь давал вам интервью. Рассказывал, что после тренировок брал машину и мыл зал. Что-то получал дополнительно. Они делили эту работу вместе с другом. Все так трудились.

Естественно, перспектива была видна — молодой игрок, 2.03 ростом. Но не могу сказать, что он стал таким, потому что мы работали дополнительно. Сам хотел чего-то достичь, уехать. Случались и трудные моменты, он травмировал плечо. У него было много тренеров. Это маленькая часть.

Агент Балича запросил много денег, в клуб мог перейти Доленец — интервью с экс-директором БГК, изображение №12

— Самая большая проблема в вашей нынешней работе — долги, которые остались от прежних руководителей?

— Да, у нас было около 200 тысяч евро долгов. Первые три года постоянно их отдавали. При этом выставляли на турниры все сборные. Но потом поменялась система финансирования. Последние два года отдаем медленно. Осталось где-то 60-70 тысяч. Это дорого стоит — участвовать в чемпионатах U-16, U-18, U-20.

Финансирование — одна из проблем. Другая — квалификация тренеров и подготовка молодежи. Таких центров, как в той же Беларуси, у нас нет. Очень трудно привезти таланты в одно место. У нас есть спортивные гимназии. Но они в Шяуляе и Паневежисе, куда не поедут из Вильнюса, Каунаса, Клайпеды. И там нет сильных клубов — это тоже проблема.

После советского периода у нас остался центр в Каунасе. Туда приезжали лучшие гандболисты. И приходили в "Гранитас" довольно подготовленными. Сейчас такого нет. Пытаемся что-то сделать со спортивными классами. Нашу систему подготовки не назовешь хорошей. У меня есть идея — создать академию. Чтобы лучшие гандболисты получали лучшие тренировки.

— Когда мы снова увидим сборные Литвы на топ-турнирах?

— Думаю, на следующем чемпионате Европы. Уже должна была пройти жеребьевка, но теперь не знаю, когда состоится. В мужской сборной сейчас хорошее поколение. Есть проблемы с U-18, U-20. Но в нынешнюю сборную я верю. Недавно вышла во второй этап отбора чемпионата мира. Думаю, есть шансы в матчах со сборной Польши. Может, 50 на 50, может, 40 на 60.

Агент Балича запросил много денег, в клуб мог перейти Доленец — интервью с экс-директором БГК, изображение №13

— Каким образом литовский гандбол может отобрать хотя бы часть внимания у баскетбола?

— Конечно, как говорят, у нас вторая религия — баскетбол. Думаю, прежде всего мы болеем за те виды, которые показывают результаты. Нужен какой-то успех. Надо попасть на топ-турнир. Тогда будет и внимание — со стороны болельщиков, государства, спонсоров. Когда этого нет, трудно бороться с баскетболом. Там все время что-то выигрывают. Есть система. И финансирование в десять раз больше, чем у гандбола.

Возможно, мы не так хорошо используем наши достижения в плане маркетинга, популяризации. Йонас выиграл самую сильную лигу в мире. В баскетболе в НБА у нас еще никто не побеждал. Или в хоккее — в НХЛ. Мы, федерация и клубы, должны лучше работать в этом плане, делать пиар.

Агент Балича запросил много денег, в клуб мог перейти Доленец — интервью с экс-директором БГК, изображение №14

Фото: Александр Шичко, rankiniolyga.lt, страница Миглюса Астраускаса в facebook, Vytauto Petriko.


Теги: миглюс астраускас | интервью |

Автор:  Сергей Мордасевич
Турниры:  Лига чемпионов (женщины)
Только авторизованные пользователи могут добавлять комментарии.

Лента новостей

#чемпионатмира2018