"Русские хотят драться и выигрывать". Он вырос в Германии, но желает выступать за Россию

30 апреля 2019

Даниэлю Андрееву — 20. Он играет во второй бундеслиге, выступал за андеровские сборные Германии, но благодаря двойному гражданству может получить шанс в команде России.

Русский вариант имени Даниэля — Даниил. К двадцати годам Даня вымахал в настоящего гиганта. Он играет линейным в команде-аутсайдере второй бундеслиги "Вильгельмсхафене", сражаясь за выживание в конкурентной среде. Под занавес сезона Даниэль-Даниил получил звонок, который может существенно изменить его только начинающуюся карьеру.

— БЦ известно, что у тебя состоялся разговор с главным тренером сборной России Эдуардом Кокшаровым. Поведай подробности, если они не секретны.

— Эдуард Александрович звонил совсем недавно — не больше двух недель назад. Мы просто поболтали, можно сказать, познакомились. Кокшаров честно сказал, что совсем не знает меня как игрока. Агент Александр Жедик, с которым я сотрудничаю, подготовил для тренера видеонарезку моих игр. Эдуард Александрович будет смотреть и, надеюсь, скоро снова выйдет на связь.

— У тебя двойное, немецкое и российское, гражданство. Как так получилось, ведь ты всю жизнь прожил в Германии?

— Я родился в Германии. Мои мама с папой родом из Челябинска, переехали сюда на ПМЖ в 1995 году. Когда я был ребенком, мы часто приезжали в Россию, навещали родственников, и мама решила сделать мне российский паспорт. А родители от своего изначального гражданства и не отказывались. Сначала в Германию поехала семья отца: мои бабушка с дедушкой перевезли его с братом. Папе было 18 лет, случилась большая любовь, и он сказал маме, что в России она не останется. Через полгода они уже были в Германии вместе.

— Твои габариты впечатляют: рост — 205 сантиметров, вес — свыше 110 килограммов. Родители тоже наверняка имеют отношение к спорту?

— На самом деле нет. Они у меня немаленькие: папа 196 сантиметров, мама 180. Но профессионально спортом они никогда не занимались. В юности играли в баскетбол — не более того.

— Как часто бываешь в России?

— Когда был маленьким, регулярно приезжали с родителями в Челябинск к бабушкам и дедушкам. Можно сказать, это была семейная традиция, гостили по месяцу, по два. Но с тех пор как в мою жизнь вошел гандбол, на родину родителей больше не ездил. Только на летних каникулах дважды удалось съездить туристом в Сочи и Санкт-Петербург: мне там очень понравилось.

— У тебя есть опыт выступлений за юношескую и молодежную сборные Германии.

— Играл за сборные U-19 и U-21. У меня набралось порядка 10-11 матчей за команду. Когда случилась небольшая травма, на некоторое время выпал из обоймы, не мог приехать на сборы. После этого вызывать меня перестали. Уже примерно год в немецкую "молодежку" не привлекают.

— Сейчас многое зависит от твоего решения. К чему ты склоняешься? Готов к смене гандбольного гражданства?

— Хочу выступать за Россию. Всякий раз, когда смотрю игры сборной, вижу, как русские хотят драться и выигрывать. Мне это нравится, и я хотел бы стать частью этой команды. Мне всего лишь двадцать лет. Я очень хочу прогрессировать и буду делать все, чтобы заслужить приглашение в сборную России.

— Какое мнение на этот счет у родителей?

— Они на сто процентов поддерживают меня в гандбольных вопросах. Еще с тех пор, как в 14 лет я отправился из родительского дома в гандбольный интернат.

С мамой Еленой, младшим братом Максимом и папой Андреем

Мы жили под Дортмундом, и гандболом я начал заниматься только в 13-летнем возрасте. На тренировку в обычной школе меня затащили друзья. Уже тогда я был на голову выше большинства ребят. У меня сразу неплохо стало получаться, все понравилось. После года занятий в школе в Дортмунде тренер показал мне электронное сообщение, в котором было приглашение в сборную Германии среди парней самого младшего возраста.

Всего неделю потренировался со сверстниками в сборной, а потом меня просто завалили предложениями гандбольные интернаты со всей Германии. Мог выбирать из 8-10 вариантов. Отдал предпочтение интернату клуба бундеслиги "Лемго", который находился примерно в 150 километрах от дома.

— Каков твой опыт в профессиональном гандболе?

— Из интерната "Лемго" меня пригласили в команду третьей бундеслиги "Байер" из Дормагена. Там я сначала играл за юношей, а потом подписал профессиональный контракт и сезон выступал за взрослую команду. Летом 2017-го меня позвал клуб второй бундеслиги "Вильгельмсхафен", так что я здесь второй сезон.

Уровень гандбола во втором дивизионе весьма высокий. Но не могу самоуверенно заявить, что очень стремительно прогрессирую. Перед глазами есть хороший пример. Зимой к нам пришел очень опытный словенец Миладин Козлина. Сейчас ему 36 лет, а он становился победителем Лиги чемпионов в составе "Целе" еще в 21. Кстати, тогда он играл вместе с Эдуардом Кокшаровым. В 21 год чемпионскую Лигу мне уже не выиграть, но к таким вершинам надо стремиться.

— Сейчас твоя команда борется за выживание. Спасетесь?

— Все для этого сделаем! Я сейчас играю как полноценный линейный: и в атаке постоянно, и в центре обороны в паре с тем самым Миладином Козлиной. Конкуренция в лиге очень высокая. В последнем туре играли дома с командой "Хамм-Вестфален", которая стоит в таблице четвертой: матч получился очень зрелищным и результативным, но в концовке мы проиграли два мяча — 32:34. Я забросил пять голов из пяти попыток, старался, как мог. Следующий тур — выезд к лидеру "Балингену". Но и там будем биться за победу. Во второй бундеслиге в каждом матче может случиться сенсация. От спасительных мест мою команду отделяют всего два очка, а до конца чемпионата еще шесть туров.

— С кем ты больше всего общаешься в команде?

— Не знаю, почему так получилось, но у меня очень хорошие отношения с нашими ветеранами: словенцем Миладином Козлиной и поляком Бартошем Коницем. Бартош — опытный разыгрывающий, и у меня как линейного с ним отличное взаимопонимание. А Миладин рассказал о многих важных нюансах в игре центрального защитника.

— В вашей команде есть еще один гандболист с российскими корнями.

— Да, Женя Воронцов. Мы с партнерами называем его "мистер 100 процентов". Он играет на правом краю и много защищается. Интересно, что его семья, как и моя, родом из Челябинска. Отец Жени приехал играть в гандбол в Германию и остался здесь. Женя пошел по его стопам, но воспитывался уже в немецком гандболе.

— Главный тренер вашего клуба — местная легенда Кристиан Керманн.

— У Керманна была очень насыщенная карьера в клубах первой и второй бундеслиги. Заканчивал карьеру он в "Вильгельмсхафене", постепенно переключался на тренерскую работу. Для меня Керманн сделал очень много. Я приходил из команды третьей лиги еще совсем юным. Коуч постепенно подводил меня к основному составу, много времени уделял постановке игры в защите. Выучил у Керманна целый талмуд комбинаций и могу сказать, что на второй сезон в "Вильгельмсхафене" стал игроком основы.

— Твоя судьба зависит от того, останется ли команда во втором дивизионе?

— Мой контракт заканчивается по завершении сезона. Что будет в дальнейшем, пока не могу сказать.

— Команда популярна в городе?

— Вильгельмсхафен — город небольшой, здесь максимум 100 тысяч жителей. Игроков на улицах узнают довольно часто. В игровом зале собирается то чуть больше, то чуть меньше двух тысяч болельщиков — зависит от соперника.

— Кого бы ты выделил из игроков, выступающих в вашей лиге?

— Мартина Штробеля. Человек, конечно, достоин большого уважения. У этого разыгрывающего такой авторитет, что его приглашают в сборную даже из команды второй бундеслиги. Он был в составе команды на последнем чемпионате мира.

— В этом сезоне сталкивались с клубами главной бундеслиги?

— Встречались в Кубке Германии с "Минденом". Вылетели, конечно, сразу. Главное отличие команд первой бундеслиги от клубов второй, что они в состоянии держать темп, бежать и не ошибаться на протяжении всей игры. А коллективы уровня "Вильгельмсхафена" в противостояниях с такими соперниками задыхаются в последние 15 минут и делают слишком много ошибок.

— Кто, по твоему мнению, лучший линейный бундеслиги прямо сейчас?

— Счастлив тот линейный, кто играет в связке с умнейшим разыгрывающим "Райн Левен" Анди Шмидом. Кого ни возьми, с ним он будет забрасывать по десять мячей в каждом матче. Сейчас это Янник Кольбахер, раньше был Хенрик Пекелер, перешедший в "Киль". Его пример показателен: теперь в "Киле" он кладет максимум по два-три мяча. Больше других мне нравятся линейные не из бундеслиги: швед Андреас Нильссон из "Веспрема" и испанец Хулен Агинагальде из "Виве". И Нильссон, и Агинагальде — чрезвычайно умные игроки. По конституции тела я похож на них, поэтому стараюсь перенять кое-что из их игроцкого арсенала.

— Кто из гандболистов твоего 1998 года рождения, с которыми довелось поиграть в молодежной сборной, лучше других проявляет себя уже во взрослом гандболе?

— Без сомнений, это Себастьян Хайманн. Он единственный, кто играет в основном составе команды первой бундеслиги. Хайманн — классический левый полусредний. Он выступает за середняка "Геппинген", получает там много игрового времени и стабильно забрасывает.

С девушкой Кристиной Хаммер

— Когда последний раз видел матч сборной России?

— Совсем недавно. Наткнулся в телевизоре на трансляцию отборочной игры чемпионата Европы Венгрия — Россия и посмотрел примерно тайм. Какие-то выводы об увиденном делать не готов.

— Интересно, за кого ты болел, когда на чемпионате мира играли сборные Германии и России?

— Точно не за немцев! Мне вообще не нравится, как играет эта сборная. На мой взгляд, слишком грязно, с большим количеством фолов и остановок игры. Жаль, что сборной России не удалось выйти из группы основного раунда, но ту ничью с немцами команда Кокшарова по-настоящему заслужила.

— Каких событий в карьере будешь ждать в ближайшее время?

— Первое: приложу все силы и умения, чтобы "Вильгельмсхафен" сохранил место во второй бундеслиге. Второе: очень надеюсь на еще один звонок от Эдуарда Кокшарова — с приглашением на сбор национальной команды России.

Главное
Лента новостей
© 2021 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»