Вячеслав Касаткин: "Увидев тату, папа сказал: молодец, был дурачок — теперь еще и меченый"

14 ноября 2018

Его переход из СКИФа в "Динамо-Виктор" стал громким событием прошлого сезона. Но 22-летний линейный — слишком интересный собеседник, чтобы ограничивать разговор одной темой.

— Вы не так давно в "Динамо-Викторе", но настолько легко влились в команду, словно находитесь в ней как минимум несколько лет.

— Со многими ребятами из клуба я познакомился еще сезона три-четыре назад, когда мы играли в "пляжку". И дальше поддерживали дружеские отношения. Поэтому в команде меня сразу очень тепло приняли. Остается еще, конечно, некоторая несыгранность, но со временем она уйдет полностью.





— То есть период адаптации был минимален?

— Его вообще не было. Когда я пришел на первую тренировку, меня не знакомили с коллективом. Просто стал в строй и начал выполнять указания тренера.

— Методики Сергея Кленова вам уже были известны?

— Да. Парни рассказывали об особенностях его видения гандбола. Мы все прекрасно общаемся вне гандбольной площадки безотносительно того, в каком клубе играем. Плюс все, что нужно было знать, Сергей Александрович и его помощник Виталий Владимирович Ряховский рассказали перед первой тренировкой. Никаких проблем не было.

— Игровая манера СКИФа сильно отличатся от "викторианского стиля"?

— Разница колоссальна. Мы делаем упор на оборону. У нас два профильных центральных защитника, один из которых довольно возрастной — это наш капитан Алексей Пшеничный. Игра строится на том, чтобы отстоять в защите, свести атаку в центр и лишь затем позиционно наступать.

В СКИФе же была тактика "бей-беги". Клуб обладает довольно молодым составом, вследствие чего ставилась задача перебегать противника. Вот так постоянно и бежали.

— Вы уже успели сыграть против краснодарцев, которыми руководил Олег Кулешов. Почувствовали изменения?

— Честно говоря, не заметил. Они хорошо выступали на турнире памяти Виктора Лаврова. Пока не встретились с нами. Все предыдущие дни я смотрел за ними с трибун. И несколько опасался их. Что-то в игре СКИФа поменялось, но командной слаженности еще не было. Матч выдался откровенно провальным для соперника, мы выиграли почти десять мячей.





— Вернемся на полгода назад. В чем же заключался ваш конфликт с тогдашним наставником СКИФа Олегом Ходьковым?

— История очень простая. Ему не понравилось мое поведение на площадке во встрече со СГАУ-"Саратовом". Недовольство Ходьков активно выказывал мне прямо на игре. Я попросил его быть немножко сдержаннее.

— Смелый поступок.

— Понимаете, на трибунах в это время сидел мой младший брат, пятилетний ребенок. Я принимаю активное участие в его воспитании. Учу, чтобы он никого не боялся, не употреблял плохих выражений — а тут старшего брата на его глазах с грязью смешивают. На мою просьбу тренер отреагировал тем, что просто толкнул меня в плечо. Ну и потом уже стало ясно, что мы слегка разошлись во взглядах. О чем мне было объявлено на следующий день в его кабинете.

— Услышали, что клубу вы больше не нужны?

— Нет. Объявили, что я могу продолжить играть в дубле. Я попытался объяснить, что это нецелесообразно — и возраст не тот, и уровень мастерства, надеюсь, все-таки повыше. Поговорил с тренером дублеров Александром Викторовичем Фроловым. Он прямо сказал: ты, конечно, можешь здесь тренироваться, но играть за дубль нет никакого смысла.

Через три дня у меня был разговор с Ходьковым. Стремился к адекватной и сдержанной беседе. Мне было сказано: в основной команде ты играть больше не будешь. Я попросил отдать мой контракт и узнал о компенсации, которую я обязан выплатить клубу в случае досрочного расторжения.

— От кого, помимо "Динамо-Виктора", последовали предложения?

— Я держал связь со "Спартаком". Звонили из Уфы. А еще в моих услугах проявила большую заинтересованность турецкая "Бурса". Клуб омолаживал состав, предлагал хорошие условия. Но там, во-первых, говорили не о концовке прошлого сезона, а только о сезоне-2018/19. Ну и, во-вторых, турецкий гандбол слабее российского.





— А в Ставрополе и условия оказались лучше…

— …и задачи масштабнее. Но главным фактором выбора стал коллектив и тренерский штаб.

— Опять же — не надо далеко переезжать.

— Тоже плюс, но не решающий. В принципе у меня получается учиться на расстоянии, потому как я хорошо зарекомендовал себя в обоих вузах — это Кубанский государственный университет и наш краснодарский "инфиз".

— Чувствовалось, что вы попали в клуб, который причисляют к фаворитам Суперлиги?

— Такое ощущение было, но совсем недавно у нас случилась провальная игра с астраханским "Динамо". Подобные результаты способствуют быстрому опусканию с небес на землю. Но я все равно уверен, что в этом сезоне мы будем бороться за медали, и хотелось бы, чтобы за золотые.

— При взгляде на площадку не отделаться от мысли, что по комплекции вы не похожи на типичного линейного.

— Когда я попал в дубль СКИФа, Александр Викторович мне всегда повторял: если ты хочешь заиграть, то тебе надо равняться на Михаила Чипурина. Его тоже, мягко говоря, великаном не назовешь. Я смотрел записи матчей, наблюдал за его действиями, старался что-то перенять. А еще мне очень помогло то, что раньше я занимался борьбой.





— Против Егора Евдокимова или Александра Черноиванова играть, наверное, трудно?

— Если говорить о нападении, то не так уж и трудно. Они высокие, физически очень крепкие. Когда нас вместе фотографируют, то, наверное, получаюсь им максимум по пояс. Понимая, что бороться против них бессмысленно, я просто низко сажусь, и они не могут меня достать. Мы в клубе постоянно отрабатываем передачи низом. И если от гандболистов задней линии следует хороший пас, раскрутиться внизу для меня не составляет особых проблем.

— Вы никогда не играли на других позициях?

— Нет, я изначально был линейным. Первый тренер, Леонид Семенович Милиди, царствие ему небесное, хотел поставить меня в "рамку". Но мой отец, который некогда тоже занимался гандболом, его отговорил. Попросил, чтобы в крайнем случае меня отправили в линию.

— Почему в крайнем?

— Потому что пришел в гандбол я толстеньким мальчиком с ростом 140 сантиметров.

— Вы — молодой парень, а в сборной России явный дефицит линейных. Улавливаете нить?

— Пригожусь ли ей?.. Хотя, естественно, хотелось бы хотя бы поездить вместе со сборной, поработать на сборах, набраться опыта. Потому что там находятся люди, играющие на несколько ином уровне.

— Линейных всегда больше бьют — позиция такая. Случались у вас тяжелые травмы?

— В целом нет, если не считать трижды сломанную ключицу. Что периодически дает о себе знать.

— Правда, что на всех матчах присутствует ваша персональная группа поддержки?

— Ее уже, пожалуй, можно вывести из разряда только персональной и отнести к поддержке всего клуба. Родители у меня стараются приезжать почти на каждую домашнюю игру. Часто бывают и тетя с дядей. А вскоре нам предстоит матч еврокубка с голландским "Фолендамом". Так семья полетит за нас болеть: родители, брат, сестра…





Вячеслав Касаткин с родителями

— Наблюдая за вами, отмечаешь не только оригинальную технику, но и стильные татуировки.

— Первую набил ровно в 18 лет. Это был некий знак протеста.

— Против чего бунтовали?

— Не сходился во многих взглядах с родителями и думал, что, набив первую татуировку, что-то изменю.

— Изменили?

— Когда пришел домой, очень сильно хромал, мне было безумно больно. Подходят родители, спрашивают: что случалось, травмировался на тренировке? Нет, отвечаю, татуху набил на ноге. Папа говорит: молодец, был дурачок — теперь еще и меченый. Мы всегда со смехом вспоминаем эту историю. Кстати, после нее наши разногласия как-то сразу прекратились.

— Эскизы сами придумываете?

— По-разному бывает. Чаще всего садимся с мастером, ищем какие-то сложные узоры, стараясь сделать что-то новое. Такое, чтобы и мне было по душе, и ему интересно. В основном это рисунки в стиле абстрактного реализма.

— Помните, когда последний раз играли без своей роскошной бороды?

— Ох, давно это было… Когда приходил в СКИФ, то был гладко выбрит — это я точно помню.





— А потом решили сменить имидж?

— Нет, просто бриться лень.

— Что может заставить взяться за бритву?

— Думаю, что победа в Кубке вызова может стать таким событием.

— Какие еще неспортивные увлечения у вас имеются?

— По большому счету, все они остались в Краснодаре. Я был поражен, как усердно в "Динамо-Викторе" тренируются. Когда я впервые приехал в зал, почти все парни уже занималась: одни в тренажерке, другие интенсивно разминаются, третьи отрабатывают движения. Здесь люди относятся и к тренировочному процессу, и к самому гандболу совсем иначе. Я думаю, что это происходит еще и в силу возраста: молодым игрокам такой подход прививают старшие. А в СКИФе не было человека, который бы этому научил. Там все приходили четко к началу тренировки и после ее окончания стремились побыстрее сбежать.

— А значит, свободного времени было больше.

— В какой-то степени. Все-таки много времени отнимала учеба, между тренировками надо было постоянно ездить в университет. Но удавалось как-то все успевать.

Свидания, вечера в компании девушек, кино, театры... Есть у нас в Краснодаре хороший, называется "Один театр". Там всегда были довольно неформатные постановки, рассчитанные на молодежную аудиторию. Еще сильно любил посещать интересный проект под названием "Голос улиц".





— На домашних матчах "Динамо-Виктора" немалая посещаемость. Наверняка поклонниц хватает.

— Не жалуюсь. Но сейчас мне не до них. Я принял решение сделать упор на развитие гандбольной карьеры. А личную жизнь я всегда успею устроить…

Фото: пресс-служба ГК "Динамо-Виктор", пресс-служба ГК СКИФ, Дмитрий Марочкин.

Главное
Лента новостей
© 2020 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»