Василий Тхорев: "С такой мотивацией, какая была у девчат перед Рио, не сталкивался никогда"

24 апреля 2020

Путь нашего героя из гандбольных полусредних в университетские профессора-деканы был тернист и полон приключений, о которых уже поведано. А дальше? Вторая часть нашего интервью!

Василий Тхорев. Судьба профессора полна гандбольных приключений

— Моим оппонентом на защите диссертации был Леонид Латышкевич из Киева. Он входил в комплексную научную группу сборной СССР. Так вот, часть моей работы ему не понравилась, но я свои выкладки доказал.

Позже Латышкевич пригласил меня пройти стажировку в сборной. Там я посмотрел, как работают на высшем уровне, какие используют аппаратуру и методики. Впоследствии это мне очень пригодилось.

В комплексных научных группах сборной СССР, а потом России (сначала мужской, а впоследствии и женской) я работал с 1986 по 2008 год, с небольшими перерывами.

Когда из краснодарского СКИФа ушли Валентин Михайлович Шиян и Виталий Павлович Крохин, пришлось стать даже вторым тренером, помогая Юрию Григорьевичу Зайцеву. Работу в клубе и сборной совмещал восемь лет.

Василий Тхорев: "С такой мотивацией, какая была у девчат перед Рио, не сталкивался никогда", изображение №1

— Преподавая при этом в Краснодаре?! Как выдерживали столько нагрузок?

— Честно говоря, было сложно. Сначала ушел из СКИФа. А когда в 2004-м стал деканом факультета физкультуры, начались проблемы в вузе. Во время подготовки женской сборной России к Олимпиаде в Пекине в университете категорически отказались отпускать меня на последний сбор. В это время шли вступительные экзамены.

Так что полноценно я отработал только до окончания отбора на Олимпиаду, который прошел в Хорватии. Меня тогда даже вывели из дистанционного совета университета, поскольку из-за частых отлучек участвовал не во всех его заседаниях.

А все эти поездки при работе со спортивной командой просто неизбежны! Дальше так продолжаться не могло. Потому после Игр-2008 я покинул КНГ и сосредоточился на работе в вузе. Руководителем группы стала Марина Жийяр.

— И восемь лет до кампании подготовки к Рио отношения к научному обеспечению сборных вы не имели?

— Почти. Гандбольную аналитику не бросал, но это было уже не в том объеме и не в тех форматах, что в сборной и клубе.

— Но перед Олимпиадой-2016 вы вернулись. Как это произошло?

— Меня попросил помочь Женя Трефилов. Мы дружим с 1972 года. Учились в одной группе, играли на одной позиции. Он-то и заменил меня в "Урожае", когда я поступил в вуз.

Трефиловская сборная должна была выигрывать Игры еще в Пекине. Готовы были прекрасно. Но, к сожалению, не получилось.

Женя всегда мечтал одержать такую победу. Перед Рио он предложил мне вновь попробовать вместе довести дело до логического завершения. И я согласился.

Составили программу подготовки, основанную на методиках, которые опробовали еще в сезоне-1987/88 в СКИФе. Как раз тогда в команду вернулся Шиян, и краснодарский клуб, болтавшийся в союзном чемпионате в конце первой десятки, занял третье место! Потом были еще две бронзы и два золота. Именно тогдашние наработки мы адаптировали для подготовки к Олимпиаде.

— Но ведь одно дело — готовить к сезону мужской клуб, а совсем другое — женскую сборную к конкретному турниру.

— Это так. Но я ведь подчеркнул: программу мы адаптировали. Однако основная идея осталась неизменной. Ведь в мужском гандболе она себя абсолютно оправдала еще в конце 80-х.

После матча ветеранов кубанского гандбола. Краснодар, конец 80-х. Верхний ряд:Владимир Кушнир, Александр Хрыпов, Юрий Безуглов, Анатолий Скоробогатов, Владимир Кияшко, Павел Моржов, Владимир Репьев, Василий Тхорев, Владимир Морозов, Михаил Киселев, Евгений Трефилов; нижний ряд: Сергей Иванов, Юрий Дроботов, Леонид Милиди, Игорь Пануров, Владимир Пьянков, Евгений Семак, Сергей Приголовкин, Сергей Ладыгин, Андрей Стригин.
После матча ветеранов кубанского гандбола. Краснодар, конец 80-х. Верхний ряд: Владимир Кушнир, Александр Хрыпов, Юрий Безуглов, Анатолий Скоробогатов, Владимир Кияшко, Павел Моржов, Владимир Репьев, Василий Тхорев, Владимир Морозов, Михаил Киселев, Евгений Трефилов; нижний ряд: Сергей Иванов, Юрий Дроботов, Леонид Милиди, Игорь Пануров, Владимир Пьянков, Евгений Семак, Сергей Приголовкин, Сергей Ладыгин, Андрей Стригин.

— И в чем она выражалась? За счет чего вы добились перед Рио такого уровня готовности?

— Знаете, раньше тренировались больше и интенсивнее. Приведу такой пример: обычно в гандболе допинг-пробы брали у игроков команд-призеров по итогам турниров. А игроков сборной России 90-х начинали дергать еще на предварительных этапах — парни бегали много и слишком быстро.

Но там не было никакой "запрещенки", просто ребята много тренировались и делали даже больше, чем было необходимо для того времени.

Перед Рио провели огромную аналитическую работу по определению отличий мужского и женского организмов при восприятии тех или иных нагрузок. Исходя из этого и корректировали ту программе, что использовалась при подготовке парней к Сиднею.

Чтобы достичь такого уровня готовности, нужно пройти через непростые испытания, проделать немалый объем работы. А для этого необходима мотивация.

Так вот, у наших девчонок уровень мотивации просто зашкаливал. Более чем за двадцать лет работы в мужском гандболе я с таким не сталкивался ни разу. Они были заряжены невероятно!

Плюс сказались проблемы с допуском россиян на Игры-2016, которые заводили игроков дополнительно. Все в совокупности и позволило нам подвести команду к старту турнира на пике формы.

Василий Тхорев: "С такой мотивацией, какая была у девчат перед Рио, не сталкивался никогда", изображение №3

— Гандболистки золотой сборной говорили, что план их подготовки к Олимпиаде разрабатывали именно вы.

— Это они загнули. За результат отвечал главный тренер. Он и принимал конкретные решения, в том числе и по нагрузке, и по восстановлению. По поводу восстановления, кстати, могу сказать, что каждая тренировка заканчивалась процедурами в морской воде под строгим контролем. И наутро игроки вновь были готовы к работе.

Моим делом было представить наставнику максимально возможное количество вариантов занятий, проинформировать его о состоянии игроков, о том, что делают соперники. Да разве мало задач у КНГ?

Да и разве вы не знаете Трефилова? Когда на тренировках было особенно тяжело, он всегда мог сказать девчатам: да это не я придумал, это все Тхорев. Можно было психологически переключить обиду игроков на мнимого виновника.

— Слышал, что вы работали в КНГ неофициально и чуть ли не инкогнито…

— Инкогнито не работал. Более того, в мой вуз было отправлено официальное письмо с просьбой освободить на время подготовки сборной к Олимпиаде от основной работы специалиста КНГ Тхорева Василия Ивановича.

Но оформлен на работу я не был, вы правы. Мне оплачивали проживание, питание, проезд до места сбора. Если же говорить про какие-то деньги, то их не получал — просто помогал другу Трефилову.

— Поощрений после Рио вам тоже не досталось?

— Почему? Была личная благодарность от Трефилова. Этого достаточно. Специалисты спортивной науки часто остаются в тени. Наше дело — работать, а не получать награды.

Как руководитель КНГ всегда владел объемной и детальной информацией. Но у меня был устный запрет от начальства где-либо ее обнародовать.

Василий Тхорев: "С такой мотивацией, какая была у девчат перед Рио, не сталкивался никогда", изображение №4

— Не обидно?

— При первой встрече с главой федерации Шишкаревым я повторил Сергею Николаевичу знаменитую фразу Наполеона: "Если вы не хотите кормить свою армию, то будете кормить чужую".

Переиначим на гандбольный лад. Если не вкладывать силы и средства в обучение своих специалистов, то к нам будут приходить иностранцы, не столько способствующие развитию отечественного гандбола, сколько решающие собственные карьерные задачи.

Я вовсе не противник зарубежных специалистов. Но убежден, что чего-то нового, чего не знали бы мы, они в наш гандбол практически не привнесли.

— Но ведь ФГР проводит тренерские курсы, семинары. В том числе и на базе вашего вуза.

— Проводит. И на этих курсах прекрасно виден уровень подготовленности наших тренеров, особенно мужских. Это не их вина, а их беда. В свое время на подготовку своих специалистов у нас махнули рукой. Теперь пожинаем плоды.

— Методики подготовки, разработанные в СССР и России, на Западе используются?

— Еще и модернизируются! То, что мы делали в конце 80-х, в середине 90-х использовал уже весь мир. То, что готовили к Олимпиаде-2000, потом видели у других в более мощных и насыщенных вариациях. Потому те другие и стали смотреться намного лучше и сильнее.

— Получается, если сейчас использовать тот же подход к подготовке женской команды, что перед Рио, мы ничего толкового не добьемся?

— С большой вероятностью — нет. После Олимпиады гандбол, основанный на функциональной подготовке, стали показывать уже пять-шесть женских команд. Те же француженки уже через год нас превзошли!

Они модернизировали нашу методику и были потрясающе готовы на чемпионате мира в 2017-м. Мы детально это изучили. Могу сказать, что сборная России выполняла бросок в полтора раза медленнее. В более наглядном пересчете на площадке 20 на 40 это три метра форы сопернику.

Эту информацию мы выдали штабу сборной еще два года назад. В 2016-м функционально мы были практически на пределе. Так что, если и можно в этом аспекте прибавить, то чуть-чуть. Искать усиление нужно в другом.

Василий Тхорев: "С такой мотивацией, какая была у девчат перед Рио, не сталкивался никогда", изображение №5

— Вы продолжали работать в КНГ и после Рио?

— Да, была договоренность с Трефиловым, что буду помогать по мере сил и в этом олимпийском цикле. Я и помогал. Помните отбор на чемпионат Европы-2018, где россиянки в итоге стали вторыми?

Сборная могла тогда не попасть на турнир. После поражения от австриек необходимо было выиграть как минимум один матч у сборной Румынии, ведомой Кристиной Нягу. Та набрала тогда фантастическую форму. А тренировал румынок Амброс Мартин.

КНГ предоставила Трефилову полную аналитику, в том числе и о просчетах в предыдущих играх, о том, в чем именно сильны румынки. Он эти материалы использовал. И, выиграв в Тольятти у сборной Румынии пять мячей, наша команда обеспечила себе поездку на чемпионат Европы.

Василий Тхорев: "С такой мотивацией, какая была у девчат перед Рио, не сталкивался никогда", изображение №6

— После ухода Трефилова из сборной и назначения Мартина с командой вы уже не работали?

— За долгие годы работы в КНГ я не видел ни одной тренировки иностранной сборной! Иногда удавалось проскочить, посмотреть минут пять-десять, но потом все равно выгоняли: "Василий, извини, занятие закрытое". Я возражал: "Вы же на наших тренировках сидите часто!" Они парировали: " Так вы же нас не выгоняете!"

Скажу больше: Мартин и меня попросил удалиться, когда я полуподпольно пришел на одно из его занятий.

Женя Трефилов предлагал мне остаться и помогать новому наставнику. Но у меня и так были сложности с основной работой. Я готов был разрешать их ради друга. Но в новой ситуации предпочел остаться в стороне — пусть работают специалисты моложе.

Скажу так: с удовольствием помог бы кому-то из отечественных тренеров, но иностранному — желанием не горю. Зачем давать кому-то информацию, которую потом он сможет использовать против нас же?

 Это для вас принципиально?

— Да. Объясню. Прежде всего скажу, что Амброс Мартин — великолепный тренер. Он провел во главе сборной России 16 матчей и победил в 15. Какие-то еще аргументы здесь будут просто лишними.

Когда на чемпионате мира в Японии проиграли в полуфинале голландкам, там сошлись много обстоятельств. Если вкратце, то нас просчитали, проанализировали, разобрали на молекулы. Плюс наши девочки сами не реализовали то, что удавалось в предыдущих матчах. Хотя мы с вами не были на установке и не знаем, что именно планировал Мартин.

Но та игра не отменяет фактов: испанский тренер в очень короткий срок сделал отличную команду, ввел в состав нескольких молодых девчат и нашел общий язык со всеми игроками.

Но здесь нужно обратить внимание на один фактор. У Мартина была для работы прекрасная база — гандболистки, готовые к высочайшим результатам, в том числе и юные. Он пришел на все готовое и подогнал это готовое под свое видение.

Но воспитал ли испанец сам хоть одну спортсменку в том же "Ростов-Доне"? А Трефилов, Акопян, Рябых и другие наши тренеры работали с самых низов! Представляете себе Мартина в том же "Луче", например?

Василий Тхорев: "С такой мотивацией, какая была у девчат перед Рио, не сталкивался никогда", изображение №7

Вот и я — нет. А того же Рябых очень хорошо представляю. В этом главное отличие. Я готов помогать людям, которые не дают умереть нашему гандболу и даже его развивают.

А Мартин пришел, чтобы дать результат — и в этом желаю ему успеха. Верю, что на Олимпиаде, когда она все-таки состоится, испанец поможет сборной России добиться титула.

— К вам обращаются тренеры из нашего мужского гандбола? Ведь там дела не так отрадны, как в женском.

— Редко, но обращаются. Например, Эдуард Кокшаров предлагал поработать с его сборной. Но это случилось неделей позже того, как я пообещал Трефилову помогать в подготовке к Токио. Обращались за консультациями Дмитрий Бочарников, Евгений Кашкаров — он сейчас мой аспирант.

— В чем наш мужской гандбол уступает другим? Вы же наверняка анализируете все параметры.

— Достаточно привести только одну характеристику. Существует такой параметр, как моторная плотность игры. Так вот, в Лиге чемпионов она составляет в среднем 73 процента, а в нашем чемпионате — 54. На тренировках же зачастую не дотягивает даже до 50! Сейчас почти все обсчитывается и находится в открытом доступе. Не то, что раньше.

На семинарах постоянно рассказываю нашим тренерам о причинах, которые не дают развиваться. Опять обращусь к одному из рассказов о Наполеоне. Он проиграл сражение, собрал штаб и спросил о причинах, которые к этому привели. Один из генералов сказал, что причин было пять, и первой назвал перебои с подвозом снарядов. Наполеон прервал доклад и приказал расстрелять начальника тыла. Одна причина была устранена. Так и нам надо решать проблемы. Классифицировать по степени значимости и поэтапно устранять.

Василий Тхорев: "С такой мотивацией, какая была у девчат перед Рио, не сталкивался никогда", изображение №8

— С чего надо начинать?

— Я уже говорил. Направить усилия на подготовку квалифицированных тренеров. Это принесет и быстрые результаты, и отложенный эффект. Но сейчас пробелы в тренерских знаниях у нас огромны.

Все привыкли делать по старинке, пытаются добиться максимума по всем показателям. Но зачем нашим игрокам бегать и прыгать, как легкоатлеты, зачем им выносливость, как у лыжников?

Но тренеров так научили. А с той поры изменилось многое. Ведь если мы развиваем что-то одно, это негативно сказывается на другом. Невозможно добиваться максимальных показателей по всем параметрам — нужен просто оптимальный диапазон.

У нас в России четырнадцать специализированных спортивных вузов. Гандбольных тренеров готовят только в четырех. И даже бюджетные вакансии в школах не заполняются. А это значит, что нет воспроизведения тренерских кадров. В гандбол приходят люди без нужного образования.

Посмотрел программу развития гандбола. Согласно ей, у нас в стране должно быть 160 тысяч занимающихся. Они есть? В Краснодарское крае не так давно было шесть с половиной тысяч, а сейчас только пять.

У нас в крае 44 муниципальных образования, и 24 из них декларируют, что ведут подготовку гандболистов. А в отчетах о соревнованиях только десять районов! А как тогда работают остальные, если ни одного турнира не проводят?

Мы совсем забыли о мини-гандболе "три на три". Говорим, что школьные залы к нему не приспособлены. А в Европе в такой игре практикуются с пяти лет!

Пытаемся возродить гандбол в Москве, и это очень похвально. Но забываем, что у подростков в мегаполисе столько увлечений и соблазнов, что ручной мяч будет среди них в хвосте. В провинции же, откуда идет и будет идти подпитка нашего вида, отношение к нему совершенно другое. Усилия распыляются. Приоритеты надо расставлять иначе.

— Это призывы, обращенные к президенту ФГР?

— Нет, ко всей его команде. В одиночку невозможно заниматься абсолютно всем.

Фото: личный архив Василия Тхорева, пресс-служба ГК "Лада".

Лента новостей
© 2021 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»