Что такое "чемпионат для развивающихся"? 7 матчей за 9 дней, возрастной ценз и много экзотики

19 июня 2019

Российские тренеры и друзья БЦ Роман Абраменко и Алексей Французов свозили на IHF Emerging Nations Championship сборную Ирландии. И готовы в красках о нем рассказать.

Гражданин мира. История россиянина, поигравшего в восьми странах и тренирующего сборную Ирландии

Роман Абраменко: "Даже в Гарварде вам скажут, что лучше иметь две карьеры"

Найти свою жизнь. Чемпион мира-1993 воспитывает трудных подростков в Испании

Третий выпуск чемпионата мира среди команд развивающихся гандбольных стран прошел с 8 по 16 июня в Грузии. Команда Ирландии под руководством российских специалистов оказалась слабее сборных США (32:37), Грузии (17:37), Болгарии (22:37) и Индии (38:39, пенальти), сгоняла ничью с нигерийцами (31:31), дважды разбомбила мальтийцев (41:23 и 39:18) — и финишировала на предпоследнем, 11-м, месте. Главный же приз оставили в Тбилиси хозяева, получив в виде приятного бонуса путевку в квалификацию ЧЕ-2022. Об экзотике, которая скрывается за этой протокольной частью, рассказал БЦ главный тренер ирландцев Роман Абраменко.

— Много впечатлений получили за эту неделю с лишним, что провели в Грузии?

— Три года жизни. А вот в плюс или минус — не знаю. Да, получили много эмоций. Прежде всего, конечно, от волшебной Грузии. Нас очень хорошо приняли. Классный отель. Грузины — потрясающе доброжелательный народ. Замечательная еда. Хороший зал — еще тот, в котором раньше играли. В общем, все здорово.

В свободное время ездили на экскурсии, поднялись на фуникулере к самому красивому ресторану, с которого виден весь Тбилиси. Для европейских ребят замечательная Грузия — это экзотика. Мы же с Лешей вообще берем отпуск на основной работе и едем играть и смотреть страны. Все же для нас это хобби.

— В 2015 году ваша сборная Ирландии заняла 13-е место, в 2017-м — 12-е, сейчас — 11-е. Команда медленно, но прогрессирует?

— Знаете, наверное, да. Но у нас здесь получился такой триллер. Приехали и сразу сыграли с командой Штатов. Уступили пять мячей. Но по ходу матча дважды возвращались с "минус пяти". Американцы — довольно серьезная команда. Там есть люди из второй бундеслиги, из других хороших мест.

После этого на игру с нигерийцами мои мальчишки вышли, ну явно себя переоценив. Ха, мы выглядели лучше, чем от нас ожидали, но не так хорошо, как они о себе подумали. На десятой минуте поняли, что летим 2:7. Весь матч догоняли. И догнали-таки. На последней минуте при ничейном счете Джошуа Крон Грейс, ставший пятым бомбардиром турнира, бросал, но не забросил. В итоге вместо четвертого места в группе по разнице мячей оказались пятыми.

И ладно бы только это. В плей-офф команды были разбиты на три четверки. Мы попали не во вторую группу, а в третью. А там — сборные Индии, Азербайджана и Мальты. Индийцы в группе не взяли ни очка. Их игра совершенно не похожа на гандбол. Какой-то другой вид.

— Как тогда вы умудрились проиграть им в серии пенальти?

— Мальчишки опять вышли такими королями. После первого тайма попадаем с разницей в пять мячей. И, как сумасшедшие, опять начинаем догонять. Причем по классу мы по-любому интереснее. Но господь такого не прощает. Да, потом были пенальти. И несмотря на то, что у нас чудесный вратарь, мы проиграли. Если бы прошли сборную Индии, попали бы на азербайджанцев, которые послабее. Скорее всего, были бы девятыми. Но стали одиннадцатыми. Два раза господь монетку подбросил — и дал понять, что мы не заслужили.

Мы, наверное, и правда не заслужили. Потому что перед этим у нас был сбор в Испании. И четыре или пять человек из основы не приехали. У кого-то экзамены, один вообще на три недели отдыхать отправился — основный центральный защитник и разыгрывающий. После последнего матча сказал ребятам в раздевалке: там, где все висит на волоске, побеждает тот, кто отдает все. Вы можете сказать, что все отдали? Они понурились и ответили: нет, не можем.

— То есть небольшое разочарование есть?

— Ну, скорее у игроков, чем у меня. Знаете, я вообще занимаюсь этим, чтобы смотреть, как ребята прогрессируют. А спрогрессировали они очень сильно. Мы прямо уже на карте. С нами считаются, к нам готовятся, нас изучают. Не выходят просто так — отдыхать.

Болгары очень нервничали: до 20-й минуты мы играли вничью. Но у них были замены, а у нас нет, и они от нас убежали в конце концов. Видел, как относится к нам ИГФ. Понимаю, что ребята сильно изменились. И итог расстроил меня только потому, что расстроились они. Но на результат я никогда не был нацелен, меня все устраивает.

Я вообще не про результат, а про процесс. Понимаете, если бы я был тренером сборной России, меня сильно волновало бы итоговое место. А поскольку я тренер сборной Ирландии, больше волнует, как ребята развиваются. Я побаиваюсь, что это последняя команда, которая поиграет, что за ней нет, считай, никого. В Ирландии отсутствует чемпионат, практически нет школы. Но пока им интересно, пока они ездят и сражаются, я буду с ними.

— Как вы делили обязанности с Алексеем Французовым?

— Ха, это не совсем классический советский вариант, когда один свадебный генерал, а другой делает всю работу. Наверное, я строю защиту и стратегию. А Алексей умеет замечать то, что я могу пропустить. Техническое несовершенство игрока, усталость... Кроме того, по нашим российским меркам, он звезда. Его в зале знали вообще почти все. Мы, наверное, скорее, тандем, чем первый-второй.

С Лешей связана забавная ситуация. В карманах шорт он обычно носил карточки тайм-аутов. Как-то возвращаемся после перерыва из раздевалки — его нет. Ну, думаю, к болельщикам подошел на минутку, мало ли. С судейского столика обращается словенец: давай, мол, карточки. Отвечаю: придет, отдадим, не парься. А Леши все нет. Словенец чуть не плачет уже.

Говорю менеджеру: иди искать тренера. Тот думал-думал и допер, что закрыл его в раздевалке. Тем временем мне показывают желтую за то, что нет карточек. Матч не возобновляем, трибуны ничего не понимают, инспектор из ИГФ интересуется, кому я опять нагрубил.

И здесь появляется Леша с карточками. С тех пор перед матчами каждый судья и представитель обязательно подходили и подкалывали: раздевалку проверяли? Говорю: ну, Леш, ты легенда российского гандбола, а теперь твое имя вписано золотыми буквами и в летопись чемпионата команд развивающихся стран.

Алексей Французов

— С удивлением узнал, что за вашу команду играет комментатор ehftv Крис О'Рейли. Как он смотрелся?

— Вы знаете, Крис тоже добавил. Мне вообще повезло. Я подружился с Ларсом Михальчиком. Это датский специалист по физподготовке. Мы нашли денег, он по дружбе не взял много — и предоставил программу на два месяца.

Еще в январе у меня были два туриста. Поработав по этой программе, они стали основными центральным защитником и правым углом. Крис тоже использовал эту программу. Раньше ему не хватало "ног", чтобы разыгрывать. А сейчас он выступает в центре, забрасывает — и вообще умница. Я им горжусь. А еще Крис очень умный. Из тех людей, которые слушают каждую букву.

— Что у него лучше получается: играть или комментировать?

— Ха-ха. Если учитывать, что он топ-комментатор, то, наверное, второе. Там он на мировом уровне. А у нас еще не совсем мировой.

Крис О'Рейли

— У кого еще из ваших парней необычные профессии?

— Они у меня все необычные ребята. За нас ведь приезжали болеть россияне. Среди них — Володя Гриних, угловик российской сборной девяностых. Идем на экскурсию, и он говорит нашему вратарю: Понтус, ты же можешь играть в первой немецкой лиге, почему ты в третьей шведской? Он отвечает: ты знаешь, я учусь, хочу быть учителем. — Учителем чего? — Ну, младших классов. Вот такой приоритет.

А правый угол планирует получить степень магистра по физике. Алекс Кулеш, парень с российскими корнями, работает в Дании, в компании, которая делает мельницы. А другой правый угол был королевским гвардейцем в Дании, недавно уволился. Вот как в Англии ходят такие в бобровых шапках. Остальные учатся.

— ИГФ полностью проспонсировала участие в турнире?

— Полностью. С нас ни копейки не взяли. Все продумано, на все хватило. Поэтому турниры обычно и проводятся в таких странах, как Косово, Болгария, Грузия. Там цены ниже. А вот на сборы ездили за свой счет. Плюс помогал наш замечательный спонсор — ирландская компания, которая делает социальные игры.

— В целом уровни гандбола были разными — от добротного до низкого?

— Вы знаете, сильно выделялись только грузины и — в другую сторону — мальтийцы. От нас довольно легко убежали болгары, грузины изначально не дали шанса. С американцами, нигерийцами мы вполне себе поборолись. Вряд ли бесплатно отдали бы игры и британцам, и колумбийцам, и азербайджанцам. Кубинцы, наверное, посильнее.

Уровни подравнялись. Нет сборных Андорры, Албании, которые сильно выбивались в худшую сторону. Со всеми можно и нужно играть, и это было очень интересно. По сравнению с прежними турнирами сделан шаг вперед. Команды играют уже серьезно. Посмотрите, где сейчас сборные Фарерских Островов и Косова? Команды, которые выходят из этой песочницы, совсем неплохие.

— Как вы относитесь к пункту регламента, что в турнире могут участвовать только три человека старше 24 лет?

— Это нам скорее сыграло на руку, чем помешало. Потому что у нас основные ребята молодые. Но минус в том, что опять играли 11 человек. Слава господи, все живы-здоровы. Когда уровень соперника ниже, это не влияет. Когда сопоставим, влияет, но не драматично. А вот у команд вроде Болгарии очки не заберешь. Играть 60 минут могут только супермашины. Мои пока не такие. Может, такой пункт ввели, чтобы команды искали молодых.

— Семь матчей за девять дней — это очень сложно?

— Да. В прошлые разы было просто невозможно. Ребята ломались, выбывали, к четвертой игре вставали на прямые ноги... Сейчас из-за того, что человек пять сделали ту программу по физподготовке, было полегче. Но, конечно, это очень жестко.

— Кто сильнее: грузины или фарерцы, который выиграли два предыдущих турнира?

— Кто кого поборет: кит или слон? Могу только предполагать. Но если говорить о популярности гандбола, силе школы, месте игры в жизни людей, то я поставил бы на фарерцев.

— MVP турнира был признан 18-летний грузинский левша Георгий Цховребадзе из "Монпелье". У парня есть все, чтобы стать топ-игроком?

— Да! Человек просто родился с гандбольным мячом в руках — это видно. Очень резкий, легкий, умеет бросать с шага и даже с полушага, сильная кисть — все у него хорошо. Единственное, из опыта знаю, что такие люди настолько талантливы, что порой могут не так много тренироваться. А из-за этого случаются травмы. Но я не знаю его лично. А так он потрясающе талантлив. Смотреть на него — одно удовольствие.

Георгий Цховребадзе

— Кто из игроков впечатлил вас так же?

— У Штатов хороший левый полусредний — темнокожий парень. Правда, так много, как нам — 13 мячей, он, кажется, уже не забрасывал. Спросил после матча, нет ли у него ирландских корней. Мол, по мне, вылитый ирландец, не из О'Нилов будешь? Посмеялись.

У нигерийцев был очень хороший правый полусредний. У них вообще замечательная команда. Все атлеты. На месте селекционеров смотрел бы в ту сторону. Им может не хватать дисциплины, но у них на всех позициях очень техничные, бросающие игроки. Еще порадовал один из болгарских вратарей. Ну и наши Джошуа и голкипер.

— Судя по протоколам, на ваших матчах собиралось до 100 зрителей, на играх хозяев — больше, но ненамного. У местных жителей турнир не вызвал интереса?

— Это же бывший Советский Союз. Даже в девяностые, когда не было видно вообще никого, кроме России и чуть-чуть Швеции, ты знакомился с девушкой и ей нужно было сначала объяснить, что такое гандбол. После Сеула и Барселоны, когда, казалось бы, страна должна была сходить с ума по этому виду спорта, никто не знал, что это такое.

Может, немножечко другая картина была в Астрахани, Минске. А так при всем высоком уровне люди-то не особо и знают, что такое гандбол вообще. И когда попадают на игры, сильно удивляются: ничего себе, как интересно! Почему-то у нас это не очень популярно.

В Косове в 2015-м людей было побольше. Потому что там вообще мало что происходит — по крайней мере в том месте, где играли мы. В Болгарии два года назад посещаемость была, может, чуть-чуть больше, чем сейчас.

Хотя видно, в Грузии делают шаги вперед. Там взяли хорошего тренера — серба Николу Максимовича. Когда встретились, поздоровались: он по-русски, я по-сербски, потом перешли на английский. А весь турнир говорили на иврите. На клубном уровне он параллельно работает в Израиле.

Сборная Грузии

Помогал ему, был все время при нем, бывший тренер женского "Бухареста" Драган Джукич. Сильно хвалил мою сборную Ирландии.

О болельщиках я позаботился заранее. Позвал интересных ребят. Про Володю Гриних я уже говорил. Еще прибыла целая делегация из Воронежа: Роман Кисленков, Евгений Голомедов — это люди, которые в составе "Энергии" играли вничью с "Фленсбургом". Мы им раздали майки сборной Ирландии. И у нас была самая мощная группа поддержки на турнире.

— Команда Пекинского спортивного университета примет участие в новом сезоне СЕХА-лиги. Если судить по выступлению сборной Китая, как там будет выглядеть клуб?

— Есть вариант, что это та команда и была. Хотя не знаю. Клуб тренирует хорват Владо Шола. Мы с ним вместе учились на курсах. Как-то, помню, играли с какой-то пекинской командой. Уровень, как и у теперешней сборной, невысок. Думаю, в СЕХА-лиге им будет очень трудно. Придется кого-то купить, скорее всего.

— А если действительно усилятся легионерами?

— Смотря какими. Если Хансеном... Если будет базис, пара звезд может серьезно все изменить. Но на этом, как и на предыдущем, турнире китайцы не впечатлили. Они все большие, высокие, красивые. Неплохо готовы физически и хорошо бегут. Но по пониманию игры, мысли, технике отстают от лучших европейских образцов.

— Штаты построят крепкую команду к Олимпиаде-2028, которая пройдет в Лос-Анджелесе?

— Были прецеденты. Можно вспомнить Атланту, где они уступили четыре мяча шведам. В принципе такой точечный подъем возможен, что показал Катар в 2015-м. Но сборная всегда отражает состояние школы, в меньшей степени — лиги. Если не принести гандбол на самый низкий уровень, в школы, секции, то долговечного успеха не будет. Но создадут ли они конкурентоспособную сборную к Олимпиаде — да, создадут.

— Пообщались с тренером американцев Робертом Хедином — звездой сборной Швеции девяностых?

— Да, и немало. Он примерно в той же ситуации, что и я. Все мальчишки тоже играют в континентальной Европе. Вместо того чтобы смотреть финал, мы даже очень долго спорили с ним и его помощником: можно ли взрослому человеку поставить бросок? Я рассуждал на примере своего правого края. Сказал Хедину: мол, как раз тебе он семь забросил. А еще в январе был туристом. Хорошо пообщались. Возможно, в октябре позовем их на турнир.

— Не так давно ИГФ запустила проект "Новые рынки", который охватывает США, Китай, Индию, Великобританию. Основываясь на впечатлениях от турнира — реально ли в ближайшее время заразить гандболом эти страны?

— Судя по тому, что сборная Индии нас обыграла, видимо, она уже заражена. Там другая Вселенная, другая планета. Приехала команда, которая играет в иной гандбол, но играет. Значит, наверное, что-то там есть, что-то живет.

Китай — может быть. Но, знаете, я все же пока скептичен. Вижу, что невозможно бороться с национальными ирландскими видами спорта. Что это в крови, ментальности, культуре. Чтобы изменить восприятие людей, нужны колоссальные вливания, не только денежные.

Есть два аспекта. Первый: чтобы это было на слуху и на виду. Второй: ребенок должен не только смотреть гандбол, но и заниматься им, важна доступность. Есть пример Костантини и сборной Франции, но там это было все-таки не с нуля. С другой стороны, соккер в Штатах, видите, прижился. Будем посмотреть, как говорится.

Общался на эту тему с одним из директоров ИГФ: нам как виду спорта нужны качественные менеджерские решения и образованные, толковые люди. Потому что из стартапов, как известно, выживают 15-17 процентов. И это в той области, где все законы давно понятны. А что говорить про гандбол, где всем заправляем мы, бывшие спортсмены, которые не суперинтеллектуалы, да и деньги у нас не такие огромные...

— На подобных турнирах можно разглядеть тактические новинки?

— На первом чемпионате выступали австралийцы, которые с первой по последнюю атаку играли всемером. Тогда это было ново. У команды был тренер датчанин. А так...

Понимаете, гандбол сейчас, по крайней мере в моем понимании, в застое. Теперешняя мода направлена на персональную игру в защите и нападении. Всю эту беготню кругами перед тем, как кто-то схватит мяч и полезет, трудно назвать нововведением. В советской лиге, думаю, просто посмеялись бы над этим. Естественно, все, что происходит наверху, спускается к нам. По мысли гандбол в большинстве своем довольно скучен.

— Но ведь такие команды, как сборные Кубы, Колумбии, Нигерии, Индии, играют не так, как привыкли в Европе?

— Да-да. Латиноамериканцы ближе к нам. А у индийцев какая-то совершенно другая концепция гандбола как вида спорта. Люди вообще не бросают сзади. Зато подходят к тебе идеально близко, находят щель, засовывают плечо под руку — семь метров и две минуты. И это работает. Средний показатель заброшенных мячей за игру — тридцать. Возможно, что-то такое стоит перенимать. Но не знаю, насколько это у нас приживется.

— Что еще вызвало сильные эмоции в Грузии?

— Больше всего — наша команда. Мы сыграли три таких валидольных матча, что зрители говорили: во время финала Лиги чемпионов так не волновались. Да и, если разобраться, чем мы не экзотика? С виду и на гандболистов не похожи, играем шведскую 6-0 и по-советски возим мяч, как сейчас не делает никто. Отыгрываем по пять мячей у американцев, нигерийцев, индийцев... Люди кругом были в постоянном удивлении, что тренеры говорят по-русски. Нас поддерживали больше всего болельщиков, если не считать сборную Грузии. Мы точно были там самой нескучной командой.

Фото: из личного архива Романа Абраменко, competition.ihf.info.

Главное
Лента новостей
© 2020 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»