ЧЕ-2020. Итоги квалификации. Масштабируемость системы

19 июня 2019

В финальной стадии еврофорума в следующем году выступит рекордное количество участников — 24. Претерпела изменения и отборочная кампания. Вопрос в том, стало ли лучше.

ЧЕ-2020. Финиш отбора: в последний вагон успели украинцы

ЕГФ представила корзины для жеребьевки финальной части чемпионата Европы-2020

Как только было объявлено об увеличении числа команд-участниц финальной стадии, у этой идеи нашлось немало как сторонников, так и противников. Первые радовались, что наконец-то на европейское первенство пробьются те, кому для этого не хватало самой малости.

Более консервативные участники дискуссии кивали на то, что и прежняя схема была вполне хороша. В отличие от чемпионата мира, куда порою приезжают совсем уж слабые команды с других континентов, в Европе почти все матчи топ-турнира проходили в бескомпромиссной борьбе. По крайней мере каждое набранное очко имело осязаемый турнирный вес.

Если абстрагироваться от устоявшихся предпочтений и взглянуть на изменения трезво, станет понятно, что правильный ответ находится где-то посередине. С одной стороны, команды уровня середняков действительно получили допуск в предварительный раунд, с другой — даже максимума их усилий вряд ли хватит, чтобы провести на турнире в Швеции, Норвегии и Австрии больше трех матчей.

Для сильных мира сего турнирная дистанция удлинится всего на один матч основного раунда. Дело в том, что на предварительной стадии из группы в него выйдут только по две команды. Если допустить, что это сделают представители сильнейших корзин, то мы получим лишь одно отличие от состава участников основного раунда турнира в Хорватии: венгры заменят сербов.

Отличие теперешнего чемпионата от предшествующих в том, что большее значение обрел результат квалификации. Если раньше существенной разницы между второй и третьей и даже в какой-то мере между третьей и четвертой корзинами при жеребьевке финального раунда не было, то сейчас представителям первых двух корзин в "предвариловке" будет явно проще.

Чтобы попасть в пул счастливчиков, необходимо было одержать победу в квалификационной группе. Единственным исключением стала сборная Беларуси, получившая заветное место во второй корзине благодаря относительно хорошему результату полуторагодичной давности на ЧЕ-2018 в Хорватии.

Дело в том, что при распределении команд по корзинам учитывались, во-первых, результаты квалификации: к двум из трех команд стран-хозяек (Швеции и Норвегии) и полномочному чемпиону (испанцам) присоединились восемь лучших сборных отбора. Вторым показателем стало место, занятое на предыдущем турнире.

Эти правила существуют довольно давно: принимались они перед чемпионатом 2010 года. Однако ситуация, когда весомое преимущество получила команда, не выигравшая свою группу, случилась впервые.

В экспертном сообществе на этот счет разгорелись споры. Основной тезис противников нынешнего положения дел состоит в том, что во внимание принимаются менее актуальные результаты, в то время как недавний прогресс отдельных команд остается незамеченным. Как бы то ни было, на уровне ЕГФ это не обсуждается и обсуждаться вряд ли будет.

Просто констатируем: чтобы продолжить борьбу за путевку на Олимпиаду, подопечным Эдуарда Кокшарова из сборной России придется со старта побеждать сильных соперников. Впрочем, при таких амбициозных целях рано или поздно делать это все равно пришлось бы.

Примечательно, что россияне не единственные из завсегдатаев топ-турниров, кто посеян в четвертую корзину. Нынешнее состояние сербского и в еще большей мере польского гандбола не выдерживает критики.

Сербы неожиданно финишировали вслед за швейцарцами. Поляки, хотя и обошли израильтян и косоваров, отдали тем три очка. Болельщикам "бяло-чэрвоных" вообще не позавидуешь. Игру команды вполне можно описать афоризмом их соотечественника Станислава Ежи Леца: "Когда я подумал, что достиг дна, снизу постучали".

Участие сборной Польши в финальной стадии — во многом заслуга не гандболистов и тренеров, а формата. Ведь, имея минимально мастеровитую команду, не отобраться на ЧЕ-2020 было сложно. В результате там выступят абсолютно все 16 участников предыдущего форума.

К ним присоединятся еще восемь сборных. В принципе именно ради них и затевалась реформа. Вот почему имеет смысл присмотреться к ним пристальнее.

Во-первых, организаторы решили проблему пропусков топ-турниров сборными с богатой гандбольной историей. Согласитесь, команды таких стран, как Россия и Польша, обязаны находиться в компании сильнейших на континенте.

Во-вторых, нашлись места тем, кто обычно оказывался прямо под чертой. К таким командам можно отнести сборные Боснии и Герцеговины, Португалии и Украины.

В-третьих, наконец-то мы увидим на главных турнирах национальных команд некоторых признанных звезд "скромного происхождения". Первопроходцами стали Анди Шмид и Дайнис Криштопанс, которые на своей семижильности втащили на топ-турнир сборные Швейцарии и Латвии.

Последним из новичков стала сборная Голландии. Именно на нее будут равняться все, кто мечтает когда-либо преодолеть барьер, кажущийся непроходимым. У "оранжевых" нет суперзвезд. Их лучшие игроки выступают в клубах-середняках бундеслиги, чемпионатах Польши и Дании. Но это как раз тот случай, когда предельная концентрация и огромное желание с лихвой компенсируют недостаток класса. Для голландцев это второй топ-турнир. До этого они выступали на чемпионате мира 1961 (!) года.

Наверное, добавка одного дополнительного матча для элиты стоит таких историй. Ведь, помимо этого, в соревновательном цикле не поменялось ничего. Все те же шесть матчей квалификации, все та же разница в классе между лидерами и аутсайдерами: на этот раз 19 из 48 матчей завершились с разницей в 10 и более мячей, двумя годами ранее их было 15 из 42.

Изначально можно было рассчитывать, что с увеличением количества путевок обострится и борьба за них. Но ничего подобного не произошло. Если два года назад за тур до финиша вакантными оставались семь мест, то на этот раз их было восемь. Тогда не были известны победители в двух группах, нынче — в трех.

Система оказалась на удивление масштабируемой, сохранив все плюсы и минусы. До сих пор гиганты не находят сопротивления и не до конца понимают, зачем забрасывать очередные 40 мячей очередному карлику.

Например, Кристиан Прокоп взял в Израиль всего 13 бойцов, но есть ощущение, что немцы справились бы там и всемером. Другая крайность — поражения сборных Франции, Дании и Словении от соперников куда более низкого уровня (португальцев, черногорцев, латвийцев соответственно).

С другой стороны, этот формат неплохо подходит для тех, кто находится в процессе строительства новой команды, обкатывает молодежь, перестраивает модель игры. Это хорошо иллюстрируют постсоветские сборные. Для Эдуарда Кокшарова и Юрия Шевцова шесть матчей были важны, чтобы посмотреть на реальную силу своих парней, пройти через невзгоды и к финишу сделать работу над ошибками.

Для возглавивших сборные Украины и Латвии Сергея Бебешко и Андрея Нарницкого важным был другой аспект — увеличение квот. Им удалось вернуть в состав всех сильнейших гандболистов, перед которыми замаячила реальная перспектива сыграть наконец в финальной части чемпионата Европы.

Впрочем, цели конкретных сборных — прерогатива их национальных федераций и тренерских штабов. ЕГФ же решала всего одну задачу: отобрать лучших на конкретном календарном рубеже. И с этой задачей она справилась — не подкопаешься.

Фото: пресс-служба ФГР, eurohandball.com, handball.net.ua, Геннадий Козловский, пресс-служба БФГ.

Главное
Лента новостей
© 2020 Быстрый центр. Все права защищены.
АСК «Виктория»